Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№40 (256) 16 октября 2000 г. Политика

"НЕОСТОРОЖНОЕ" СЛОВО ВИКА

16.10.2000
Михаил ПОДОЛЯК

По версии немецкой дипломатии, только режим Лукашенко гарантирует стабильность ряда "транзитных коммуникаций"



Немецкий посол Ханс-Георг Вик в очередной раз оказался в эпицентре международного скандала. На этот раз руководитель миссии КНГ ОБСЕ в Беларуси вынужден был публично дезавуировать сделанное им несколько ранее заявление, касающееся геополитических интересов Германии в Беларуси.



По негласной дипломатической традиции - "отрицай все в любом случае" - Вик, нисколько не смущаясь наличием в Беларуси и Польше нескольких десятков свидетелей его очередных откровений, заявил, что, дескать, его неправильно поняли. Как обычно, виноваты переводчики?

Но почему Ханс-Георг Вик в который уже раз столь маловразумительно оправдывается? Все дело в содержании скромной речи, произнесенной европейским экспертом по белорусской проблематике в Белостоке, где 24-27 сентября прошла польско-белорусско-немецкая конференция, посвященная актуальным вопросам "формирования открытых гражданских обществ в рамках концепции единой Европы". Попутно заметим, что среди ее организаторов значатся такие влиятельные общественные объединения, как Польский Экуменический Совет, евангелическая церковь Гэсии, Бюро по делам Миссии и Экумении, Центр православной культуры в Белостоке. Вполне резонно предположить, что на подобной конференции речь, скорее всего, шла, о соблюдении прав человека на вероисповедание, а также о принципах терпимости официальной государственной идеологии к различным религиозным конфессиям. Вполне возможно, сегодня Вик является экспертом по белорусской проблематике, если именно его приглашают в качестве "свидетеля" на совершенно различные по тематике мероприятия - от геополитики до вероисповедания.



ЯЗЫКИ СВИДЕТЕЛЕЙ

Есть несколько версий о том, что же именно сказал в Белостоке посол Вик, анализируя всю многосложную гамму отношений как внутри Беларуси, так и на внешних рынках. Но общий посыл "экспертной оценки" Вика все-таки представляется однотипным.

Руководитель КНГ ОБСЕ, выступая перед "экуменистами" трех государств, для начала скептически отозвался о способностях и возможностях нынешней белорусской оппозиции, посетовав заодно, что именно "благодаря" неуступчивости ряда оппозиционных лидеров сорвался "перспективный" диалог с официальным Минском. После чего Вик (вероятно, в эмоциональном порыве) выдал терзавшую его уже несколько лет "геополитическую" мысль. Не беремся дословно цитировать (все-таки перевод дипломатических текстов - штука и в самом деле тонкая), но тем не менее: "Целью для Европы в отношении Беларуси на протяжении последних нескольких лет было желание того, чтобы Беларусь шла в сторону России, чтобы вместе с демократической Россией она стала демократической страной". Правда, в более жесткой постфактумной интерпретации, о которой говорил на состоявшемся чуть позже заседании Координационной рады демократический сил (Минск, 30 сентября) еще один участник белостокской конференции Валентин Голубев, речь Вика звучала куда более впечатляюще: "На протяжении двух лет приоритетной задачей КНГ ОБСЕ было содействовать включению Беларуси в состав России. С одной стороны, это соответствует экономическим интересам Германии. А с другой - белорусы ведь не понимают, что для них это наиболее короткий и безопасный путь к демократии. Так как в этом случае и в Беларуси будут действовать куда более демократические законы Российской Федерации". Интересно, что никаких публичных заявлений от членов КРДС - а в работе Рады принимали участие по меньшей мере 12 человек - не последовало. Возможно, по причине того, что очередное публичное признание Вика не произвело должного впечатления на белорусскую оппозицию.

А может, все дело в том, что КНГ ОБСЕ и лично Ханс-Георг Вик являются сегодня едва ли не единственным полноценным экспертно-ресурсным центром для белорусской оппозиции. Старый политический волк знает толк в игре за инициативу. Сегодня в обход КНГ ОБСЕ и лично Вика не затевается ни одна более или менее серьезная интрига. В свою очередь, "особый" статус КНГ ОБСЕ позволяет Вику контролировать едва ли не все значимые оппозиционные инициативы и вносить существенные коррективы в сценарии, которые предлагает общественному мнению оппозиция. Более того, с определенной долей уверенности можно сказать, что Вик ограничил проникновение на белорусский политический рынок прочих мировых игроков, заинтересованных в более радикальном реформировании управленческих позиций официального Минска.

Неудивительно, что в том же Белостоке руководитель миссии ОБСЕ осудил те белорусские оппозиционные группировки, которые так и не изъявили желания участвовать в парламентских выборах, добавив при этом, что оппозиции явно не хватает прагматизма. Вполне допускаем, что оппозиция могла получить куда более сильный антилукашенковский информационный поток, участвуй она во всех этапах текущей избирательной кампании. Но разве не доктор Вик определил главными, по его мнению, действующими лицами белорусской оппозиции весьма специфический набор политиков и ньюсмейкеров?

Впечатление от дезавуирующего заявления Вика оказалось несколько смазанным уже после того, как председатель белорусского ЦИКа Лидия Ермошина, ссылаясь на личную просьбу все того же Вика, радостно заявила о регистрации на парламентских выборах... 16 международных наблюдателей от известной "европейской тройки" во главе с Северином, Виерсмой и Берендтом. Чуть позже опять началась канитель: общественные защитники Вика попытались доказать, что посол, отправляя известное письмо в ЦИК, имел в виду кое-что другое. Но разве дипломат не должен ясно и четко излагать свои, пусть и завуалированные, мысли?



НЕМЕЦКИЕ "ПИАНИСТЫ"

Так в какие же игры пытается играть посол Вик? Почему он вообще посчитал возможным произнести вышеозначенную "геополитическую" сентенцию в Польше, понимая, что вопросы российско-белорусских и российско-польских отношений столь щепетильны?

На наш взгляд, можно говорить о нескольких версиях последней оговорки Вика. Без сомнений, руководитель КНГ ОБСЕ - европейской и в какой-то степени прогерманской структуры - не хочет в Беларуси повторения украинского "транзитного сценария". Европейский сырьевой рынок серьезно зависит от трансконтинентальной транспортировки не только российских энергоносителей, но и от азиатских (туркменских, азербайджанских) нефтяных и газовых потоков, идущих по все тем же российско-европейским трубопроводам. Очевидно, что сегодня европейский сырьевой рынок по-прежнему остается весьма емким и перспективным. В этой связи Германия - как наиболее серьезный оператор российских и российско-азиатских транзитных сырьевых потоков в Европе - заинтересована в сохранении собственного транзитного коридора. Сохранение предполагает контроль и независимость от прочих мировых сырьевых крупных операторов. И если на украинском рынке нынче доминируют американские инвесторы, то Беларусь полностью принадлежит российско-немецким транзитным группировкам. Сохранение нынешнего транзитного (а вместе с тем геополитического и локально властного) статус-кво и составляет основную заботу миссии Вика в Беларуси.

Более того, нам кажется, что именно неограниченное во времени существование полуавтократического режима Лукашенко, а также активная самоизоляционистская политика последнего только способствует решению задач посла Вика. Во-первых, Лукашенко вынужден играть в российско-немецкую транзитную игру на условиях последних - в противном случае его ресурсы иссякнут очень быстро. Да и вряд ли белорусский лидер смог бы в одиночку противостоять политическому давлению сразу нескольких мировых супердержав, в том числе Германии и России. Во-вторых, внешнеполитическая и внешнеэкономическая изоляция Лукашенко позволяет немецкой дипломатии в случае необходимости прибегать либо к политике мелкого шантажа, либо к политике мелких уступок.



ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ "РЫНКИ"

Вся проблема нынешней белорусской оппозиции состоит только в том, что она не в состоянии полноценно гарантировать сохранение белорусско-российских отношений на нынешнем уровне. Белорусская оппозиция чересчур передоверилась немецкой дипломатии, полагая, что экономический интерес в конце XX века и в центре Европы сугубо вторичен, когда речь идет о возможности восстановления в постсоветской Беларуси демократии. Кроме того, и в этом Вик безусловно прав, нынешняя белорусская оппозиция не в состоянии гарантировать, что стабильность немецко-российского нефте-газового транзита не будет подвергаться ни малейшей опасности.

Вторая версия, касающаяся "польской" оговорки Вика, несколько более философична и связана прежде всего с процедурой формирования в объединенной Европе новых центров влияния.

Две мощные европейские организации - НАТО и ОБСЕ - сегодня негласно конкурируют между собой за право считаться наиболее состоятельным "третейским судьей" при разрешении геополитических конфликтов. НАТО, конечно, располагает гораздо более солидным бюджетом и более мобильной командой профессионалов. К тому же Североатлантический альянс имеет возможность в крайних обстоятельствах прибегнуть к силовым методам. В НАТО столь же негласно доминируют североамериканские интересы. Тогда как в ОБСЕ преобладают интересы "старых европейских зубров" и, в частности, Германии. По ресурсным возможностям ОБСЕ явно проигрывает НАТО. Именно поэтому ОБСЕ должна зарабатывать себе репутацию, действуя куда более тонкими, кулуарными методами.

Доминанта НАТО - а через этот блок "работают" интересы США и Англии - Югославия стремительно избавляется от последствий 13-летнего правления Слободана Милошевича. Очевидно, что на Балканах доминирующим внешнеполитическим оператором Германия явно не станет. Но она пока не теряет надежды возглавить объединенную Европу и уже в качестве равноценного Соединенным Штатам мирового влиятельного центра выйти на глобальные политические и экономические рынки. Германии нужно укреплять собственный авторитет. А сделать это можно только в кризисных точках.

Беларусь же по стечению обстоятельств оказалась в сфере активного влияния именно ОБСЕ. И буквально тут же стало понятно, что в ее белорусскую миссию попали люди, пытающиеся решить собственные локальные задачи. Для Вика, как мы уже установили, куда важнее заморозить ситуацию в Беларуси, чтобы ничто не угрожало стабильности российско-немецких транзитных интересов. И если ради этого необходимо было спровоцировать некоторую неразбериху на внутрибелорусском политическом рынке, Вик делал это, не задумываясь. Стоит, наверное, напомнить, что в свое время Евгений Примаков очень тесно общался с тогдашним кандидатом в канцлеры Германии Герхардом Шредером. Среди прочего обсуждался и вопрос усиления влияния Германии в российско-белорусском направлении. В итоге этих кулуарных переговоров в Минске появилась КНГ ОБСЕ, где доминирующую роль играют как раз немецкие эмиссары. И все-таки зачем Вику нужно было делать столь непрезентабельное признание во время белостокской конференции?

Напомним, что весной 1999г. Вик фактически уже становился на сторону официального Минска. Во время проведения альтернативных президентских выборов он преднамеренно вводил в заблуждение тогдашнего председателя ОБСЕ Кнута Воллебека, сообщая ему заведомо ложную информацию о последствиях репрессивных действий режима: "Гончара посадили за неуважение к суду, но никак не по политическим мотивам". Было время, когда Вик практически не сообщал Западу о преследовании активистов избирательного процесса, а также о массовых нарушениях прав человека. Он предлагал мотивировать все это "справедливыми юридическими прецедентами со стороны властей, оберегающих себя от экстремистских выходок радикальной части общества". По сути, полномочный наблюдатель снабжал Европу информацией, искажающей истинное положение дел и выставляющей Лукашенко в качестве лица, третируемого неуправляемой и агрессивной оппозицией.



ДИПЛОМАТИЯ ЭКСТРА-КЛАССА

Удивительно, что столь странная позиция немецкого миротворца ни тогда, ни сейчас абсолютно не комментируется нашей оппозицией. Впрочем, после того, как Вик так и не в сумел в прошлом году подписать с партиями соглашения о прямом диалоге восьми крупнейших партий и представителей президента, Лукашенко буквально прорвало. Прорвало и официальных пропагандистов, слово в слово цитировавших Вика. Сам же Лукашенко, картинно приложив тогда руку к сердцу, призывал политические партии к диалогу со своими представителями и просил прислушаться к мудрым предложениям немецкого эмиссара.

Однако - и это еще один белорусский парадокс - за год позиции Вика на белорусском политическом рынке существенно окрепли. Сегодня он и не скрывает неудовлетворения тем, какую позицию по ряду вопросов занимают оппоненты режима. Время маскировки закончилось?

Чувствуя полную зависимость топ-оппозиционеров от КНГ ОБСЕ, Вик избрал наиболее действенную, по его мнению, линию поведения. Ему удалось вытеснить всех прочих иностранных игроков - в частности, американцев - с местного рынка, а процедуру распределения ресурсов "на демократизацию Беларуси" проводить только через наиболее доверенные политические и общественные группы. Однако, всегда ли лояльные Вику общественные структуры способны серьезно влиять на внутреннее общественное мнение? Судя по всему, нет.

Нам еще предстоит подробно остановиться на том, какую именно роль сыграл посол Вик в процедуре выделения рядом евроструктур средств на обучение наблюдателей для Татьяны Протько (БХК) и Мечеслава Гриба. Сегодня отметим только "философию": в оппозиционных кулуарах открыто говорят, что Гриб и Протько уже договорились с Виком о процедуре финансирования "контролирующих и наблюдательных" структур на президентских выборах. Но ведь оба этих общественных деятеля презентовали себя также и в качестве ведущих контролеров на парламентских выборах. И где же обещанный массовый информационный поток, касающийся мониторинга текущих выборов?

Можно, конечно, и не говорить вслух о том, кто на самом деле будет контролировать создаваемые Протько и Грибом структуры. Опять же, как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Важно понять, что создание подобных "белорусских" ресурсных центров (название центров не имеет значения) необходимо либо для выдвижения специфической альтернативы Лукашенко на президентских выборах-2001 (но кто поверит, что Гриб или Протько в состоянии разыграть такой сценарий?), либо для того, чтобы "убрать" кандидата, несимпатичного Вику.

Проблема нынешней Беларуси состоит в том, что она является внешнеполитической доминантой России и Германии. Следовательно, первичными являются интересы этих европейских сверхдержав, но никак не демократические устремления самой Беларуси. Понятно и то, что экономические интересы в любом случае необходимо увязывать с определенной стабильностью. Но Беларусь сегодня явно нуждается в определенной политической реформации.

Увы, транзитная стабильность и реформирование управленческих механизмов - процессы взаимоисключающие. Другое дело, что Беларусь не может продолжительное время существовать в автономном автократическом режиме. Ряд западноевропейских (негерманских) и американских влиятельных средств массовой информации уже высказались относительно того, что в Европе осталось всего одно государство, специфически трактующее демократию.

Не хочется говорить плохо о человеке, который, по версии ряда белорусских ньюсмейкеров, едва ли не в одиночку противостоит Лукашенко и организует реальный игровой сценарий. Однако на самом деле слова и действия Вика крайне далеки от интересов Беларуси. Другой вопрос, насколько серьезно нынешнее влияние немецкого посла на внутриполитическую ситуацию в нашей республике. А оно действительно принимает весьма угрожающие размеры.

И все-таки очевидно, что в Белостоке Вик сказал лишнее. Несмотря на последующие опровержения. Это не случайность и не дипломатический промах. Вик откровенно нервничает. Для него уже ясно, что нынешняя кремлевская администрация совершенно иначе оценивает политику Лукашенко.
Добавить комментарий
Проверочный код