Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№38 (254) 02 октября 2000 г. Политика

КОНЕЦ КОМАНДЫ?

02.10.2000
Владимир ВОЛАНИН

Похоже, Лукашенко столкнулся с самым жестоким кадровым кризисом. Во власти происходит нечто весьма серьезное. Напряжение чувствуется буквально на каждом шагу. И в очень нервном, хотя и не традиционно агрессивном выступлении Лукашенко на съезде советов, и в неожиданных кадровых перемещениях в республиканских силовых структурах, и, конечно же, в весьма правдоподобных слухах, сотрясающих сегодня политические кулуары.

Самое незначительное из знаковой триады - выступление Лукашенко перед депутатами разных уровней. Обычное, несколько эмоциональное выступление человека, которому по привычке кажется, что он схватил Бога за бороду. Ничего концептуального и ничего нового. Более того, уже сейчас можно сказать о том, что мероприятие явно не получилось. Прежде всего потому, что оно так и не получило должной пропагандистской раскрутки. И все-таки в выступлении А.Г. явно чувствовалась настороженность. Судя по всему, он все меньше доверяет не только собственной исполнительно-законодательной "вертикали", но и ближайшему окружению. Да и в мире, по его мнению, происходит что-то не то.

РАСПАД

За последние шесть лет многие топ-чиновники поняли, что при Лукашенко их близость к власти не приносит существенных преимуществ и выгод. Так, в последнее время серьезно сократились объемы финансовых потоков, протекающих по рынкам Беларуси и являющихся "землей обетованной" бюрократии - республика все меньше присутствует на мировых и региональных рынках. Россия пересмотрела традиционные транзитные интересы в Беларуси и тем самым постепенно отказывается от явно завышенной финансовой поддержки чиновничьего белорусского лобби. Ситуация же в самой республике вряд ли добавляет хорошего настроения чиновникам, которые понимают: рано или поздно социальный взрыв все-таки произойдет. Но главное состоит в том, что Лукашенко становится все более агрессивным даже по отношению к лояльным внутренним игрокам. А это чревато весьма тяжелыми последствиями.

Впрочем, чем стремительнее маргинализируется верхушка правящей администрации, тем более одиозные личности появляются на первых рейтинговых должностях официального Минска.

Так, назначение Владимира Наумова - теперь уже экс-начальника Службы безопасности президента - министром внутренних дел в какой-то степени можно считать неожиданным. Наумов последние несколько лет входил в круг приближенных к Лукашенко лиц. Он, разумеется, не фигурировал в большой политической интриге, и тем не менее едва ли не половина коммуникативных потоков, замыкавшихся на Лукашенко, проходила именно через аппарат Службы безопасности. Нельзя сказать, что Наумов выступал в роли своеобразного белорусского Коржакова. Все-таки отношения Ельцин-Коржаков больше походили на отношения друзей-родственников и не зря после случившейся размолвки со своим президентом Коржаков выпустил книгу с весьма интимными секретами из жизни "семьи".

Если Ельцин, несмотря на свою болезненно-старческую немощь, относился к категории баев, любивших пожить на "широкую ногу", то белорусский лидер - и это неоднократно подтверждали источники из ближайшего окружения А.Г. - все более обособляется и ведет уединенный образ жизни. Возможно, подобное обособление - прямое следствие специфического характера Лукашенко. А может, все дело в том, что в своем окружении А.Г. просто не может найти себе равных по харизме и интересам собеседников.

Впрочем, важен сам факт того, что Лукашенко с каждым днем все больше не доверяет своим нынешним и бывшим соратникам. Понятно, что при подобном развитии событий, с одной стороны, происходит закономерное усиление позиции "доверенных" силовиков, которые, по идее, должны гарантировать президенту неприкосновенность его уединения, а с другой - усиливаются панические настроения в прочих управленческих аппаратах. Очевидно, что сегодня никто, кроме ограниченного круга силовиков, не может рассчитывать на солидный ресурс личного общения с президентом. Следовательно, все ограниченней становится круг влиятельных некогда "гражданских" чиновников. Причина текущего "кризиса власти" проста: жизнеспособность любой автократии определяется исключительно волюнтаристскими возможностями лидера. Однако сам лидер, прежде чем высказать "пожелание" что-либо делать, опирается на информацию и советы тех людей, которые имеют, что называется, доступ "к телу". Ну, а если доступа не имеет никто, кроме силовиков?

Наумов стал широко известен совсем недавно: полтора года назад он сменил на посту начальника Службы безопасности президента номер 1 Бородича. Наумов, в отличие от своего предшественника, относится к категории жестких силовиков. Главной характеристикой подобного типа службистов является личная преданность и нежелание лично разбираться в политических тенденциях. Наумов - профессионал. Его основное умение - готовность в любой момент непосредственно участвовать в силовых операциях - весьма важно для Лукашенко. До Службы безопасности Наумов возглавлял спецподразделение МВД "Алмаз".

Между прочим, назначение Наумова полуторалетней давности, так же как и сегодня, казалось совершенно неожиданным. Как известно, в структуре КГБ существует ряд специальных отделов, которые не только обязаны заниматься "силовым" охранением государственных топ-чиновников, но и разработкой аналитических концепций, позволяющих отслеживать возникновение потенциальных угроз. Появление Наумова в Службе безопасности позволило тогда говорить о том, что позиции председателя КГБ Владимира Мацкевича на тот момент серьезно ослабели. Тогда как тогдашний министр внутренних дел Юрий Сиваков явно оказывался в выигрыше. Впрочем, все это можно было рассматривать просто как тактические интриги самих силовиков. Если бы не одно "но". А именно: за последний год в силовых структурах произошли знаковые изменения.

Наумов вернулся в систему МВД и теперь обязан гарантировать А.Г. определенную жесткость и решительность при решении проблем "уличной демократии". А Службу безопасности возглавил Леонид Ерин, экс-первый заместитель председателя КГБ. Несомненно, это назначение - попытка Лукашенко заручится гарантиями со стороны российского ФСБ о невмешательстве последнего во внутренние белорусские околовластные "разборки" на стороне оппонентов президента. Ведь Ерин - совсем недавно руководитель одного из управлений ФСБ по Московской области - является своего рода связующим элементом между двумя "братскими" спецслужбами. Но разве назначение Ерина не может свидетельствовать и об обратном? Скажем, о том, что российские спецслужбы в преддверии белорусских президентских выборов пытаются взять под контроль все информационные потоки, которые будут проходить к Лукашенко, и уж тем более те потоки, которые будет инициировать сам А.Г. И, наконец, вне всяких сомнений, неназначение на министерскую должность многомесячного и.о. Михаила Удовикова явно указывает на падение авторитета и влиятельности его покровителя - Виктора Шеймана.

ПОКА ТОЛЬКО СЛУХИ

Сегодня, когда Лукашенко пытается укрепить силовые структуры, кулуары просто взбудоражены слухом о том, что сразу три топ-чиновника подали прошения об отставке. Как о возможных отставниках поговоривают о главе администрации президента Михаиле Мясниковиче, министре иностранных дел Урале Латыпове и руководителе Совета безопасности Викторе Шеймане. Если эти слухи подтвердятся, то жесточайший кадровый кризис Лукашенко уже наступает.

Более того, уже как о факте можно будет говорить о том, что накануне президентской кампании Лукашенко лишился команды потенциальных менеджеров. Он может остаться в окружении преданных, но не особенно талантливых чиновников. С другой стороны, возможную отставку сразу трех культовых фигур из ближайшего окружения Лукашенко вполне можно увязать и со стремительным ухудшением российско-белорусских отношений. Судя по всему, Кремль все-таки отказался дать Лукашенко гарантии того, что он либо будет поддержан на выборах, либо Кремль останется в роли пассивного наблюдателя за тем, как А.Г. будет решать свои выборные проблемы.

Впрочем, возможно, все дело в том, что постепенно усиливается как внутреннее оппозиционное, так и внешнеполитическое давление на официальный Минск. А это вынуждает Лукашенко пойти на перераспределение управленческих ресурсов в пользу "ястребов". В свою очередь, это провоцирует рост протестных настроений внутри республики, а также способствует еще большему обособлению страны от внешних политических рынков.

Наиболее дальновидные чиновники наверняка понимают, что никакой путной концепции на президентских выборах-2001 выстроить не удастся, а потому нынче в окружении А.Г. появляется все больше одиозных персон, не способных "играть", но готовых "воевать".

Предполагаемый уход Мясниковича поставит под сомнение устойчивость нынешней управленческой "вертикали". Уход Латыпова чреват новым резким обострением внешнеполитического давления на Беларусь. И, наконец, уход Шеймана будет означать окончательный исход из команды Лукашенко старых "зубров".
Добавить комментарий
Проверочный код