Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№38 (254) 02 октября 2000 г. Общество

ТРИШКИН КАФТАН, ИЛИ НОВАЯ СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ

02.10.2000
Татьяна РЕНГАРТ

Опять наши чиновники объявляют о грандиозной школьной реформе, теперь даже не только школьной, но и общеобразовательной. Прочитав в "БГ" статью "Профессионал за четыре года" И.Матяс ( N 36 - [[Ред]].) мы в очередной раз убедились, что никакой реформой и не пахнет. Чиновники насочиняли много новых слов, положений, определений и т. д., которые ничего не изменят. Сколько раз мы будем наступать на одни и те же грабли?

У нас уже было и всеобщее среднее образование, и обучение с шести лет. В итоге наше среднее образование в большинстве своем вовсе не среднее, а своих шестилеток психологи и педагоги, как правило, в школу не отдают. Опять мы слышим этот пустой звон о "новом учителе", который явится к нам с неба и начнет раздавать знания колоссального объема и высокой степени сложности, который должен не только "сам иметь эти знания, но и уметь ими оперировать в рамках фактически начальной вузовской программы". Как это понимать? Вузовских преподавателей в школу отправим? Да, и насчет повышения статуса школьного учителя тоже здорово сказано: "Государству стоит задуматься ". Ну, наконец-то! Чиновники забеспокоились об абитуриентах. Стрессы, понимаешь ли. Они создадут более совершенную систему, с помощью которой заранее будет ясно, кому стоит учиться, а кому не стоит, или стоит, но за деньги. Так все просто! Очень трогательная забота. Наверное, у кого-то скоро должен сынок поступать. Ведь понятно, что такая новая система, просто распахнет двери для коррупции. Она всегда появляется там, где дела решаются теми, кто не заинтересован в конечном результате. Как бы ни обижался А.Г. Лукашенко на преподавателей вузов, их действия определены вполне ясным фактором. Обучать толкового студента - это огромное счастье, и нет таких денег, из-за которых преподаватель лишит себя такой радости. Любой же другой комиссии, пусть даже от самого совершенного Института контроля знаний, с этим абитуриентом в дальнейшем не работать, поэтому сразу же появятся совсем другие рычаги, определяющие ее действия. Наша 11-летняя школа "дышит на ладан". Честное признание, ничего не скажешь. Теперь мы ее спасем, сделав 12-летней. Все другие изменения, предлагаемые реформой, очень неопределенные и предположительные.

Вообще, что такое сейчас наша средняя школа? Это тюрьма, или учебное заведение? Наши дети здесь отбывают срок, отсиживают уроки, как наказание. Программы составлены без учета психофизического развития детей. Или надо признать, что все наши дети сильно отстают от нормального развития? В классе только 5-6 человек усваивают материал, для остальных - усилия педагогов впустую. В итоге даже самый прекрасный учитель тратит себя на крик, на ругань, на выяснение отношений, как с детьми, так и с их родителями, которые в своем большинстве некультурные, необразованные, обозленные. Через несколько лет такой работы многих педагогов просто нельзя допускать к детям по состоянию здоровья. Но допускают. Неврастениками становятся и дети. Потом они лечатся: курят и пьют пиво прямо на пороге школы. Учителей это, конечно, очень беспокоит, но у них есть свои семьи, а связываться с психованными подростками просто небезопасно. Итак, ребенок в школе, как в тюрьме: он не может уйти с урока даже, если ни он, ни его родители не хотят, чтобы он это учил. Учитель тоже в тюрьме: он не может выгнать ученика, даже, если он не дает ему вести урок. Больной вопрос - дисциплина на уроке. Попробуй, удержи внимание класса, когда материал сложный, никаких наглядных пособий нет, и в классе больше тридцати человек различного уровня! И что делать, если в любой момент может ворваться на урок директор, унизить и растоптать, потому что он тоже такой же раздраженный и больной и уже давно забыл про педагогическую этику? Что делать бедному учителю? Многие нашли выход: можно заставить детей целый урок писать, что попало. Моя дочь отлично шьет на своей швейной машинке, но на уроках домоводства ей надиктовали устройство другой машинки, которой в школе тоже нет. И вот она сидит зубрит конспект безо всякого соображения. Самое страшное в нашей школе - это бессмысленность обучения. И нет никаких шансов защитить наших детей от этого.

Что касается вузов, то реформа просто поражает своей логикой. За пять лет учебы у нас получались полуфабрикаты, зато за четыре года пойдут готовенькие специалисты. Когда-то я сама закончила физический факультет БГУ. Да, это был серьезный конкурс, очень напряженная учеба. Мы изучали множество предметов, с которыми мало кто сталкивался в дальнейшем. Затем, уже работая, мы все время осваивали новые методики, технологии, оборудование, чего и в помине не было в вузе и не могло быть ( особенно это касается компьютерной техники). Моих однокурсников разбросало по очень разным сферам деятельности. Тем не менее, мы очень доверительно в плане работы относимся ко всем выпускникам факультета, как к людям, которые смогли пройти через все то, что прошли мы. Так что, может, этот факультет и не клепает готовых спецов, но как селекционер хороших кадров широкого профиля работает.

Что конкретно нам обещает реформа? Да ничего. Разве что в вузы без экзаменов придет больше ленивых, нетворческих, неумных пройдох, которых будут тянуть родители и родственники. Это, конечно, не значит, что интеллектуальный потенциал страны сильно упадет. Умные, толковые, сообразительные все равно придут на производство и проявят себя даже без дипломов, будут самостоятельно изучать книги, осваивать технику, технологию, что-то изобретать, исследовать, разрабатывать. Но выброшенных из нашей струи, их легко подхватит чужая струя. И будут эти изобретения, исследования и разработки уже не наши. А наших горе-дипломников придется куда-то устраивать на работу, но кому же они такие, убереженные от стрессов и трудностей, нужны? Значит, придется создавать новые чиновничьи места. Вот такая перспектива!

Почему у нас не хотят доверять простой схеме? Нам нужна хорошая продукция - мы ее выбираем. Вузам нужны хорошие студенты - они их выбирают. Предприятию нужны хорошие специалисты - пусть предприятие и выбирает. Что тут мудрить? Какие еще институты контроля знаний? Среднюю школу, конечно, надо спасать. Здесь надо очень многое менять. Прежде всего, кроме контрольно-карательных мероприятий в школе еще должна быть и учеба. Мне кажется, значительно улучшит обстановку уменьшение количества детей в классах и уменьшение нагрузки. Для того, чтобы школа не была общей тюрьмой, нужно освободить хотя бы учителей и дать им право отстранять от учебы тех, кто мешает работать. Возможно, в школах должны быть какие-то вспомогательные классы, в которых работали бы с детьми, не умеющими себя вести или не желающими учиться. Дети с раннего возраста должны усвоить, что учеба - это ценная вещь. Порой мы встречаем интеллигентов, которые бьют себя кулаком в грудь, мол, за что мы пять лет мозги сушили. Так вот, пусть учатся те, кому учеба в радость и кто в любых обстоятельствах будет благодарить судьбу за то, что им досталось такое удовольствие. Считаю, что все должен решать конкурс, определяемый только популярностью факультета и количеством мест. Чем справедливее условия конкурса, тем больше выиграем мы все.

РЕНГАРТ Татьяна Ивановна, педагог районного центра детского творчества
Добавить комментарий
Проверочный код