Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№36 (252) 18 сентября 2000 г. Тема недели

ЕДИНЫЙ КУРС НАДОЛГО?

18.09.2000
Наталья ГРИБ

13 сентября Национальный банк Беларуси объединил основную и дополнительную сессию на Белорусской валютно-фондовой бирже и установил курс доллара на уровне 1.020 рублей. На протяжении последних двух недель доллар на основной сессии прибавлял по 10 пунктов в день, и это не оставляло никаких сомнений в том, что Петр Прокопович свое слово сдержит. Напомним, он пообещал досрочно (до 1 октября) вести единый курс рубля.

Однако единая сессия БВФБ - это еще не единый курс. 15 сентября в пунктах обмена можно было сдать доллары по 1.020-1.025 рублей. Валютчики, продолжают менять "наличку" по более высокому курсу. Нерезиденты и многочисленные коммерческие фирмы, не допущенные к торгам на бирже, покупают валюту по еще более высокому курсу. Разница между котировками значительно сократилась, но не исчезла полностью.

Произошло слияние официального курса, по которому работали госпредприятия и бюджетные организации, с межбанковским - по которому проходили расчеты негосударственных структур. Несмотря на половинчатость реформ валютной политики, все предприятия Беларуси получили одно немаловажное преимущество: государство вернуло им право на прозрачную бухгалтерию и реальные показатели прибыли и убытков. Но как долго продержится единый курс?И вообще, он в нашей стране надолго?

Георгий БАДЕЙ, вице-президент Белорусского союза предпринимателей и арендаторов им. М.Кунявского, экс-министр экономики Беларуси:

- Единый курс долго не продержится, потому что на "черном" рынке рубль и сегодня котируется чуть ниже. Национальный банк может поддерживать курс, но разница все равно сохранится. Так уже бывало. Неоднократно.

Все зависит от того, насколько хватит терпения у Нацбанка, руководства страны и населения. Валютные резервы не играют определяющей роли, потому что они и сегодня минимальные. А вот когда реальные доходы населения пересчитаем по рыночному курсу и каждый осознает, что получает не 100 долларов, а 30, возможно, в умах граждан начнутся необратимые изменения.

До Нового года, я думаю, терпения хватит всем, а дальше я не берусь судить. Слияние курсов - очень положительный, прогрессивный политический шаг. Однако не надо путать истинные реформы с показательными полумерами: валютный рынок не либерализован, Нацбанк продолжает контролировать курс рубля. Сегодня либерализация необходима нам, как воздух. Увы, я уверен, что этого не произойдет.

Евгений ДОВГЕЛЬ, председатель совета Международного клуба директоров при БНПА:

- Трудно сказать: политика правительства и Нацбанка в этом направлении пока не ясна. Но в любом случае единый курс - огромное благо для некриминальной экономики. Разница между котировками вынуждала предприятия-экспортеры останавливать производство, в то время как иные ловкачи проворачивали масштабные спекулятивные операции. Белорусская научно-промышленная ассоциация всегда выступала за то, чтобы экономика была не искаженной. Рубль - мера стоимости в экономике. А мера должна быть эталоном, как эталон метра. Что будет, если каждый будет использовать свой эталон метра? Вот так и с рублем.

Единый курс нужно поддерживать ответственно. Продолжение прежней политики в денежно-кредитной сфере неизбежно приведет к тому, что рыночный курс вновь уйдет вверх. Необходимо отказаться от практики покрытия дефицита бюджета за счет эмиссии. Для этого предприятия должны получить свободу ценообразования и принципиально другое налоговое законодательство, чтобы быть конкурентоспособными на внешних рынках. Кроме того, стабилизация национальной валюты может произойти в том случае, если этот государственный вексель будет товарным, то есть обеспечен залогом. Принципиальный момент: залог должен быть в виде не иностранной валюты, а национальных активов - в первую очередь, акций перспективных белорусских предприятий. Это всего лишь 0,3-0,4 процента стоимости национального богатства республики.

Федор БАРАНОВСКИЙ, заместитель генерального директора по экономике и управлению ПО "Беларуськалий" (Солигорск):

- Это надо спросить у господина Прокоповича, у Петра Петровича. Он может подсказать, а я не могу. Это за пределами моей компетенции. Вот объяснить, что необходимо сделать, чтобы единый курс продержался долго - пожалуйста. Надо стабилизировать валютный рынок и подавить инфляцию. А для этого все должно обрести свою реальную стоимость: труд, земля и минеральные удобрения. И никакой социально значимой поддержки.

- У меня недавно был заместитель руководителя Белорусской железной дороги. Он жаловался, что пассажирские перевозки низкорентабельны, и хвастался: на грузоперевозках они имеют 80 процентов прибыли. В целом железная дорога живет неплохо. А промышленность вынуждена платить двойной тариф. Подобное безобразие творится и в энергетике: уже несколько лет процветает перекрестное субсидирование. Вот и получается: подрубают сук, на котором держится вся экономика.

Сегодня мы продаем 30 процентов валютной выручки по Закону о бюджете и еще 10 - по решению правительства. Пока мы не почувствовали изменений от введения единого курса, но уверен, что это благотворно отразится на всех предприятиях страны.

"Беларуськалий" вынужден был продавать свыше половины всей валютной выручки по официальному курсу. Когда разница в курсах была тройной, подумайте, какая могла быть экономика? Нас загнали в такую яму, что мы не знаем, как из нее вылезти. 3 августа отпускные цены на калийные удобрения подняли, но это ничего не значит для предприятия. Мы продаем сельскому хозяйству миллион тонн удобрений с рентабельностью минус 85 процентов. Каждая шестая тонна - по бросовым ценам. 22 августа президиум Совмина рассматривал вопрос развития нашего предприятия, и мы просили поднять цену на удобрения хотя бы до уровня себестоимости. Нам ответили: это роскошь для вас, ребята. Мы, конечно, отвезли необходимые документы в Минск, но знаем, что ничего не будет повышено. Поэтому введение единого курса рубля - аргумент положительный, хотя и не решающий.

Станислав БОГДАНКЕВИЧ, экс-председатель правления Национального банка:

- Можно поздравить власть с частичным решением проблем валютного рынка. Сначала она разрушила единый курс, приняла массу крайне непрофессиональных решений (изъятие рубля из внешнеторгового оборота, ошибочная процентная и депозитная политика) и только затем, спустя несколько мучительных для экономики лет, начала действовать в более или менее здравом русле. Ведь даже медведя в конце концов можно научить ходить по канату. Видимо, все стало настолько очевидно, что даже возможность зарабатывать на разнице курсов не сумела перевесить.

Удержать стабильный курс на рыночной основе невозможно без изменений в социально-экономической политике. Рецепты известные: прекращение перекрестного субсидирования и кредитования убыточного производства, прежде всего сельского хозяйства, а также жилищного строительства, отказ от денежной эмиссии, сохранение положительной ставки процента, свободное ценообразование, действующая процедура санации и банкротства. Поддерживать курс рубля можно и с небольшими валютными резервами. Но не в нашей ситуации. Доллар будет дорожать, поэтому Нацбанк и правительство должны спокойно относиться к росту курса, а не пытаться зажимать его в административных тисках. Иначе все усилия пойдут прахом в одночасье.

Валентина БОРИСЕВИЧ, главный экономист ПО "Азот" (Гродно):

- Для нас самое главное, чтобы курс был стабильным. Так легче работать. Наши затраты на производство напрямую связаны с ростом курса доллара, потому что мы импортируем основное сырье - газ. С начала года официальный курс вырос в три раза. Работать крайне сложно. В прошлые годы расчеты на внутреннем рынке были получше, а в этом - на 1 сентября долг предприятий сельского хозяйства составил 2 миллиарда 367 миллионов рублей. В результате мы периодически были должны за электроэнергию, газ и сидели на картотеке. Финансовое положение объединения стабилизируется только в том случае, если поднимут цены на азотные удобрения на внутреннем рынке до уровня рентабельности. Слияние курсов - не основная проблема "Азота".

Для нас самое главное, чтобы курс был стабильным

Юрий ШМАНЕНКО, директор по экономике БНПА:

- Отвечаю экспромтом, поэтому извините, если буду не совсем последователен. Я не знаю, сколько составляют валютные резервы Нацбанка, поэтому не могу прогнозировать точно. Однако Нацбанк вышел с предложением лишить все предприятия льгот по продаже валюты, значит, планирует начать накопление валюты. От того, как быстро это произойдет и как долго Нацбанк сможет регулировать интервенциями курс рубля, и будет зависеть, на сколько введен единый курс. Однако осенью курс обычно резко подскакивает. Две осени подряд происходил обвал рубля. Думаю, что и в этом году он не задержится надолго на уровне 1.020. Поэтому многое зависит от того, насколько упадет рубль.

Павел ДАНЕЙКО, директор Центра развития национальной конкурентоспособности:

- Я думаю, что единый курс - уже навсегда. Миллиардные потери из-за разных курсов (в рамках макроэкономики) заставили понять бессмысленность подобных "реформ". Уроки извлечены, и эксперименты закончились.

Инвестиции и бизнес требуют не плохих или хороших законов, а устойчивых законов и прозрачной бизнес-среды. Поэтому данный шаг будет стимулировать более эффективные сделки, что повлечет рост инвестиций в экономику страны.

Николай СЛАУТА, директор ОАО "Лакокраска" (Лида):

- Мы давно должны были уйти от искусственного деления курсов. Хоть с опозданием, но курсовую разницу ликвидировали. Когда она была трехкратной, оборотные средства предприятий вымывались. Наконец-то это отрицательное явление ушло в небытие. Я думаю, что это навсегда.

Мы импортируем около 90 процентов сырья, а на экспорт отправляем 65 процентов нашей продукции. Наше предприятие достаточно энергоемкое, и сегодня мы платим значительно больше за энергоресурсы, чем полгода назад. Но это временное неудобство. Зато бухгалтерский учет стал реальным, прекратились искажения, фиктивная прибыль и ненастоящая рентабельность. Мера эта, бесспорно, нужная и правильная.

Наталья ГАЙДУЧЕНКО, директор по маркетингу и экономике ЗАО "Милавица" (Минск):

- Я вам никаких прогнозов давать не могу. Я к этому совершенно не готова. О сближении курсов скажу. Мы экспортоориентированное предприятие, поэтому наша валютная выручка оприходовалась по завышенному курсу. При равных денежных потоках в последние годы мы заплатили несоизмеримо большую сумму налогов в 2000 году. Но в целом мы приветствуем это решение и считаем его положительным для экономики предприятия, для отражения реальной ситуации в республике.

Введение единого курса приведет к снижению экспортных цен на нашу продукцию на 15-18 процентов. На любом рынке снижение цены даже на 1-2 процента очень существенно. Поэтому мы вправе рассчитывать на повышение конкурентоспособности нашей продукции на российском и европейских рынках. Это хорошо, что у нас такое произошло.

Наталья ЯСКЕВИЧ, начальник экономического отдела Минского завода шампанских вин:

- Я затрудняюсь назвать сроки, но мы рассчитываем на позитивный эффект в ближайшие месяцы. Для нас это жизненно важно. По итогам 8 месяцев оборотные средства предприятия сильно вымыты. Большая доля бартера в обороте и высокие налоги сделали свое дело. Живых денег нет. Мы вынуждены отдавать торговле продукцию в кредит - с последующей оплатой. В связи с тем, что деньги в стране аккумулируются на посевную и уборочную, весной и летом очень тяжело проходят платежи. Очень многие предприятия сидят на картотеке и не могут вовремя рассчитаться. Когда наши деньги не возвращаются, я вынуждена брать кредиты.

Сегодня мы надеемся на получение хорошей выручки. Перед Новым годом шампанское традиционно пользуется спросом, так что проблем с платежами не предвидится. Нам доведена квота поставок на внутренний рынок - 450 декалитров в год. Мы выполним эту квоту и сможем еще поставлять на экспорт.

Когда мы цену на свою продукцию делили на неестественно маленький курс, то сумма в долларах или марках получалась очень большая, и ни один из покупателей не соглашался брать. Все говорили, что цена неестественно раздута. Сегодня я делю на реальный курс и получаю реальные цены, которые существуют на зарубежных рынках. Мне нет необходимости показывать убытки только потому, что курс Нацбанка занижен. Наконец-то производителям упростили ведение бухгалтерии.

Подготовили Наталия ГРИБ и Виктор ИВИЦКИЙ
Добавить комментарий
Проверочный код