Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№36 (252) 18 сентября 2000 г. Общество

ТИХАЯ ТРАПЕЗА. "Дажынкi" в Свято-Никольском монастыре

18.09.2000
Марина ГУЛЯЕВА

Холодный сентябрьский день в Свято-Никольском женском монастыре был таким, как всегда. В 4 часа утра подъем, до 7 часов - монашеское правило, потом служба, в 10 часов - трапеза. После трапезы кто-то из сестер отправился на огород, кто-то на кухню, кто-то - заканчивать переборку картофеля. Сестры собрали в этом году неплохой урожай - 200 мешков. Мелковата, правда, но хватит и на свой стол, и на тарелку супа для нищего.

Могилевский Свято-Никольский женский монастырь - самый древний в Беларуси. Он был открыт в 1635г. Сестры рассказывают, что когда в Могилеве располагалась Ставка, Николай II останавливался в монастыре. Рассказывают, что оставил здесь свое зеркало - тогда в монастыре его не было, как, впрочем, нет и сегодня.

После октябрьской революции этот монастырь, как и другие культовые здания, был закрыт. Жемчужина европейской культуры, Свято-Никольский храм был отдан под склад и вновь открылся только в 1991г. Пять лет понадобилось, чтобы привести монастырь в порядок и начать проводить в нем службы.



Живет здесь всего десять монахинь. Надо сказать, что все белорусские монастыри, как мужские, так и женские, немногочисленны. "Беларусь - не богомольная страна...", - говорит настоятельница матушка Евгения. К примеру, в Киевском Покровском монастыре живет 150 монахинь, а в Свято-Никольском число проживающих вот уже на протяжении пяти лет не меняется. Приходят, конечно, люди, которые хотят принять постриг, но в основном это "если не босячка, так аферистка". Попросилась как-то одна девчонка, приняли ее на временное житье. А потом раздался звонок из милиции: "Есть у вас такая-то?.." - "Есть," - отвечают. Оказалось, что девчонка эта аж из Рязани, что сидела она в тамошнем КПЗ, а потом сбежала оттуда. Почему она пришла в Могилевский монастырь - спрятаться от милиции или на самом деле посвятить свою жизнь Богу - неизвестно. Но матушка Евгения сказала ей: "Иди-ка ты, детка, с миром в свою Рязань с чистосердечным признанием..."

Почти все сестры монастыря - старушки, чей возраст уже давно перешел пенсионный рубеж. Маленькие, чуть сгорбленные от возраста, в черных рясах и наглухо повязанных платках, они неслышно семенят по двору монастыря, делая каждая свою работу. В монастыре нет большого хозяйства - огород да три десятка кур. Но хозяйство хоть и маленькое, но требует ухода. В огороде рядом с цветами растут капуста и картофель, огурцы и морковь. Сегодня на обеденную трапезу будет фасолевый суп - фасоль тоже своя. А еще - баклажаны с грибами. Целое ведро великолепных белых грибов принесли люди. Здесь всегда так: кто-то что-то приносит - корзину яблок, молоко, ягоды. А сестры - отдают. При монастырях всегда было много нищих и обездоленных. Много их приходит и в Свято-Никольский женский монастырь, и потому кастрюля с супом всегда греется на плите. Пришел мужчина из городской больницы, здесь он уже не первый раз и все время что-то просит: то кусок хлеба, то банку варенья.



Сами монахини на свой стол не жалуются, хотя еда самая простая и обыкновенная. Трапезничали утром картошкой с салатом, отварными яйцами и блинами. Скудного монастырского бюджета хватает разве что на самое необходимое. Несмотря на то, что все сестры с высшим образованием, никто не получает пенсии больше 35 тыс. Пенсии перечисляются на счет монастыря, и большая половина всей суммы уходит на оплату электроэнергии.

Сестры одно время подумывали завести коровку, хотя бы одну - как-никак было бы свое молоко и творожок. Кто-то из прихожан храма оставил даже долларовую купюру, где красным фломастером было написано - "на коровку". Но решили не покупать. "Мы все уже немолодые а за коровкой нужен уход, ее нужно кормить, пасти..., - говорит игуменья Евгения, - и потом в миру и так много коров, кто же молиться будет?.."



А потому сестры довольствуются тем, что Бог послал, что на огороде выросло и люди принесли. Бог милостив, урожай собрали хороший, а мир, как во все времена, не без добрых людей. Хотя жизнь, считают монахини, сегодня отравлена безбожием, "люди живут хуже скотов", а "заокеанские добродетели постепенно осуществляют план по развалу великой страны". В молодых неокрепших умах царит безнравственность и пошлость. Каждый день в храм приносят прошение на отпевание самоубийц.

В миру, считает матушка Евгения, счастья не найдешь... Спастись можно, но счастье должно быть "не в богатстве, а в знании Бога и страждущего своего: нужно помогать нищим, убогим и больным, но кто же теперь помогает?.."

...Мы прощаемся с сестрами и благодарим за трапезу. Матушка Евгения улыбается нам вслед и спешит по своим делам. Нам тоже пора из этой тихой жизни в другую, которая начинается тут же, за высоким забором. Возле магазина, что в двух шагах от монастыря, собралась кучка явно нетрезвых мужиков. По проспекту, оглушительно сигналя, неслась "скорая помощь". В Могилевской спецшколе готовили к выводу домой очередного малолетнего преступника. День клонился к вечеру, обещая очередные потрясения и катастрофы. И кто-то заплачет от внезапного горя, а кто-то будет счастлив, услышав благую весть, - человеческая жизнь... Хрупкая, короткая, одна-единственная, где каждый ищет свое спасение, веру и надежду.
Добавить комментарий
Проверочный код