Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
Средство для удаления граффити, застарелой краски и следов монтажной пены
moyuschie-sredstva.pro
№34 (250) 04 сентября 2000 г. Политика

КОММУНИСТИЧЕСКИЙ АНТИ-ЛУКАШЕНКО.

04.09.2000
Михаил ПОДОЛЯК

Небольшое значение парламентских выборов понимают едва ли не все политические группировки Беларуси. Самые дальновидные рассматривают парламентские выборы лишь как малозначительный этап в борьбе за президентство-2001. Потенциальные игроки начинают разыгрывать собственные партии. "БГ" продолжает анализировать командные потенциалы наиболее ярких белорусских топ-политиков.

По большому счету неважно, какую тактику на осень 2000г. - абсолютное неучастие или участие с целью единичного или коллективного присутствия в ПП НС - избирают те или иные группировки. Вопрос в том, насколько серьезно они готовы сыграть летом 2001г. Правда, кое-кто из альтернативных ньюсмейкеров уже сегодня пытается закрепить в общественном сознании мысль о несостоятельности любых альтернатив Лукашенко на выборах-2001 и что якобы только президентские выборы 2006г. будут иметь значение, а нынешние являются проформой.

РОССИЙСКАЯ ФАКТОЛОГИЯ

На самом деле это далеко не так. Лукашенко - небезальтернативный кандидат. У него сегодня гораздо больше минусов, причем минусов кулуарных, нежели весомых и ударных промоутерских плюсов. Впрочем, перспективы кандидата Лукашенко мы рассмотрим несколько позже.

Практически все местные наблюдатели сходятся в одном: при оценке шансов той или иной президентской предвыборной команды обязательно нужно учитывать фактор российской заинтересованности. Но как только речь заходит о потенциальном "российском присутствии", в большой белорусской политике начинаются просто невероятные спекуляции. Возможно, это происходит из-за дефицита информации. А может, и потому, что иные местные наблюдатели привыкли оперировать сугубо эмоциями, но не анализировать глубинные информационные пласты.

Негласно считается, что в политической природе существует некий список белорусских кандидатов на президентство, приемлемых для России. Утверждается также, что ряд российских политтехнологов очень внимательно наблюдает за развитием политической ситуации в Беларуси. Чаще других называется фамилия руководителя российского Фонда эффективной политики, а по совместительству главного имиджмейкера нынешнего Кремля Глеба Павловского. На самом деле Павловский сегодня практически не интересуется белорусскими реалиями. Во-первых, потому, что Кремль - а именно с этим "политическим институтом" работает Фонд эффективной политики - пока не определился с персональными приоритетами в белорусской политике. Во-вторых, белорусский политический рынок не слишком развит, чтобы обращаться к ресурсу тонких российских технологий, и не слишком насыщен финансово, чтобы адекватно оплачивать подобные услуги. За исключением известного российского "пиармэна" Григория Казанкова - в свое время уже участвовавшего в выборах первого белорусского президента - никто из российских топ-технологов Минск не навещал. А фамилию Павловского в Беларуси столь часто склоняют только по причине чрезвычайной раскрученности последнего на парламентских и президентских выборах в России, а также в связи с незнанием прочих подобных личностей.

Мы уже отмечали, что Россия не является однородной политической средой. Слишком много в ней центров влияния, чтобы говорить о некой консолидированной позиции по белорусскому вопросу. Наибольший интерес имеют, с одной стороны, российские ФПГ, имеющие в Беларуси коммерческий интерес, а с другой - Кремль как носитель определенной геополитической доктрины, закрепленной на официальном уровне. И первую, и вторую группу российских "влиятельных центров" интересует прежде всего стабильность белорусской политической системы, предсказуемость поведения ее лидеров и, конечно же, определенного рода государственная лояльность Беларуси по отношению к российским геополитическим инициативам. Пока Лукашенко более или менее соответствует данным требованиям. Но разве это означает, что он автоматически может считаться наиболее проходным кандидатом, что в политической природе не может быть более интересных и более выгодных белорусских кандидатов?

Российские политические центры (а вместе с ними и популярные "пиар-конторы") используют сегодня сугубо выжидательную тактику. Россияне резонно полагают, что надо ждать до той поры, пока в самой Беларуси свои интересы смогут обозначить наиболее перспективные президентские команды. И не просто обозначить, но и определиться с внутренними (электоральными, финансовыми, технологическими) ресурсами. Только после этого российские центры начнут анализировать шансы и перспективы тех или иных команд.

На наш взгляд, наиболее реальные сценарии создания президентских команд имеют сейчас два политических игрока - Анатолий Лашкевич и Сергей Калякин. Правда, оба они пока играют в одной команде. Более того, отвечая на вопрос о том, будет ли ПКБ поддерживать кандидатуру Анатолия Лашкевича, пожелай последний составить конкуренцию Лукашенко, Калякин дипломатично ответил, что "окончательное решение по этому вопросу примет съезд" и что "в рядах партии имеется не менее десятка перспективных кандидатов". Очевидно, что лидер белорусских коммунистов лукавил. В рядах ПКБ нет перспективных кандидатов. И даже самого Сергея Калякина вряд ли можно отнести к таковым. Однако ж амбиции...

ПОЛЕ ЛУКАШЕНКО

В избирательной кампании 1994г. Сергей Калякин не участвовал. Тогда интересы постсоветских коммунистов представлял другой лидер ПКБ - Василий Новиков. Увы, для поклонников ортодоксального коммунизма Новиков тогда не собрал сколько-нибудь серьезной электоральной поддержки, и, скажем, в отличие от той же России, где лидер местных "системных коммунистов" Геннадий Зюганов в президентской гонке неизменно финиширует вторым, выпал из кампании еще на подступах к серьезной игре. Однако за прошедшие шесть лет коммунисты практические не утратили позиций. Сегодня партия Калякина - одна из самых структурированных и многочисленных.

Дело здесь, правда, не столько в менеджерских талантах коммунистических вождей, сколько в стремительном снижении уровня жизни среднестатистического белоруса, что, в свою очередь, вызвало значительный рост люмпенских натроений в широких электоральных средах. В связи с тем, что свобода, демократия, рыночная экономика у подавляющего большинства жителей Беларуси - особенно на периферии - ассоциируется с разрухой, миф о состоятельной и стабильной жизни в советское время постепенно вернулся на доминантные позиции в массовом сознании. Ностальгия, сопряженная с неумелым руководством Лукашенко, позволила коммунистическим идеям занять лидирующие позиции в обществе. Ведь, как известно, коммунизм - это философия нищих, требующих социальной справедливости за счет нескончаемого передела и переоценки.

Калякину удалось предложить общественному мнению концепцию сильной коммунистической партии, способной отстаивать социальные интересы самых незащищенных слоев населения. Существование подобной партии, работающей на раскрученных популистских лозунгах и собирающей под свои знамена всех коммунистических активистов десятилетней давности, является несомненным ресурсом Калякина. Проще говоря, только за счет публичного оглашения собственных лозунгов он может рассчитывать на 10-15% электоральной поддержки. Но даже стабильная электоральная поддержка партии Калякина вряд ли может служить основанием считать ее лидера перспективным кандидатом для прокоммунистического электората.

Во-первых, Лукашенко также опирается на консервативную и ностальгирующую часть электората, но делает это гораздо более настойчиво и убедительно.

Во-вторых, Калякин в какой-то мере ассоциируется с оппозиционными - или, по крайней мере, альтернативными - настроениями в обществе. Но оппозиция в Беларуси - это оппозиция Лукашенко, а значит, оппозиция электорату Лукашенко, электорату коммунистического толка. Сможет ли Калякин убедить этих людей, что он лучше Лукашенко?

В-третьих, коммунистическое движение Беларуси сегодня не отличается организационным или идейным единством. В нем слишком много альтернативных инициативных центров, зачастую занимающих абсолютно противоположные позиции по тактическим вопросам. В частности, по вопросу отношения к Лукашенко. Скажем, весьма чувствительным для коммунистического электората является конъюнктурное противостояние ПКБ Сергея Калякина и КПБ Виктора Чикина. Последний гораздо ближе Лукашенко.

Едва ли не единственным полноценным ресурсом, которым по-прежнему располагает Калякин, является весомая электоральная поддержка идей его партии. Однако вряд ли следует автоматически переводить степень доверия к ПКБ в степень доверия лидеру партии и тем более выводить из "процента доверяющих партии" подобный процент избирателей, готовых проголосовать за Калякина на президентских выборах. Прокоммунистический электорат поддерживает исключительно коллективистские - партийные - центры, но не отдельных вождей. Вполне может статься, что Калякин, выдвинув свою кандидатуру, наберет в первом туре не более 10% голосов и во втором раунде сыграет в пользу Лукашенко.

МИНУСОВКА

На президентских перспективах Калякина, безусловно, скажется отсутствие сбалансированной и технологичной команды. Конечно, лидер ПКБ не останется полностью без поддержки инициативных людей. По заведенной традиции он полагается на менее влиятельных и просто рядовых соратников-партийцев, всегда готовых к неоплачиваемому труду во имя партийной дисциплины. Но подобный трудовой порыв сотен и сотен людей вряд ли хоть как-нибудь связан с политтехнологическим профессионализмом. Возможно, Калякин и его инициативные группы сумеют организовать полномасштабный обход городских квартир и сельских усадеб. Однако мало просто приходить в квартиры потенциальных избирателей. Надо еще суметь внятно аргументировать позицию и перспективы своего кандидата, а не просто апеллировать к неким прокоммунистическим догмам.

Более того, Калякин не располагает серьезным масс-медийным ресурсом. Правительственные СМИ поддержат любого кандидата от правящего клана, тогда как независимые газеты сыграют на стороне кандидата от консолидированной демократической оппозиции. Возможна и более тонкая "разменная" игра, и в этом случае оппозиционные СМИ начнут играть на стороне пусть и правительственного, но альтернативного Лукашенко кандидата. Калякин может оказаться неплохим "информационным поводом", но вряд ли случайными репортажами можно организовать полноценный промоушн.

Впрочем, если внутренние "за" и "против" Калякина имеют чисто тактическое значение, то очевидная нераскрученность в российских политических элитах фамилии лидера ПКБ имеет куда больший стратегический смысл. Судя по всему, Сергей Калякин вместе со своим движением не пользуется особым спросом у российских ФПГ, имеющих в Беларуси финансовые, транзитно-сырьевые и политические интересы. За шесть последних лет лидеру белорусских коммунистов не удалось обзавестись в России существенной политической поддержкой у родственных политических движений. Наиболее мощная российская коммунистическая партия - КПРФ - почти в открытую поддерживает белорусских коммунистов из партии Виктора Чикина. Маргинальные же российские коммунисты - от СКП КПСС до многочисленных "трудовых союзов" - и вовсе безапелляционно поддерживают Лукашенко. Правда, сам Калякин продолжает настаивать, что у его партии сложились очень даже неплохие связи с российскими "системными коммунистами". Но, как говорится, Калякин - очень даже заинтересованное лицо...

Еще большие затруднения ждут его на западном внешнеполитическом направлении. Очевидно, что сегодня в Европе к отдельным инициативам лидера ПКБ относятся с пониманием, считая последнего весьма деятельным участником гипотетической антилукашенковской коалиции, а также представителем ВС 13-го созыва. Однако вряд ли Европа пойдет на ресурсное обеспечение президентских амбиций "оппозиционера" Сергея Калякина. Опять же все дело в идеологии, которую исповедует его партия.



SUMMARY

Суммируя вышесказанное, отметим, что у Сергея Калякина практически нет денег, достаточных для активной работы с белорусской номенклатурой, нет команды, способной выстроить современную избирательную кампанию, а также организовать полноценные коммуникации с российскими политическими элитами, и нет технологов, способных обеспечить адекватное управление внутренними информационными потоками в условиях властного прессинга.

Калякин не относится к харизматическим политикам. Публичная, имиджевая привлекательность лидера ПКБ серьезно уступает имиджевой привлекательности Лукашенко для однотипного белорусского электората. На внешних политических рынках - в том числе российских - Калякин сегодня также не пользуется особым политическим спросом. Лидер ПКБ является сторонником ортодоксального коммунизма советского образца и не умеет играть в современные избирательные процедуры.

Таким образом, Калякина вряд ли следует рассматривать в качестве перспективного игрока в большой президентской выборной игре. Если ПКБ соберет десяток депутатских мандатов, Калякин будет представлять собой полноценного политика для переговоров. Однако как претендент в соперники Лукашенко особой ценности лидер коммунистов не представляет...

Единственная польза от потенциального кандидата Калякина - игра против Лукашенко на его электоральном поле. Но, как мы уже отмечали, последний гораздо более убедителен и радикален, когда речь заходит о таких понятиях, как страны капитала, НАТО и славянский патриотизм. Кроме того, Лукашенко будет располагать неизмеримо большим масс-медийным ресурсом, чем любой из его "внутренних соперников". Кроме тех, которые смогут рассчитывать на полноценную поддержку российских ФПГ и российских же электронных масс-медиа...
Добавить комментарий
Проверочный код