Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№34 (250) 04 сентября 2000 г. Экономика

ДОХОДЯЩИЙ СОЮЗ

04.09.2000
Ярослав РОМАНЧУК

№ 34 [250] от 04.09.00 - Поздно, но дошло. То, о чем писала "Белорусская газета" в номере от 24.04.2000г., наконец, публично признал Лукашенко. Таможенный союз между Россией и Беларусью де-факто мертв. Понадобилось четыре месяца, чтобы увидеть очевидные вещи.



В белорусско-российских отношениях, по словам Лукашенко, "еще не было такого отката. Мы подошли к очень опасной черте в наших отношениях, дальше так быть не может". Совершенно противоположным по содержанию был ответ премьер-министра России Михаила Касьянова, который сказал, что интеграционные процессы развиваются нормально, по графику: ввод единой валюты планируется через 8 лет. Гораздо быстрее состоится объединение систем ПВО обеих стран. В переводе с дипломатического языка на обычный это звучит примерно так: "Не хотите российского рубля и нашего единого эмиссионного центра - развивайтесь самостоятельно со своими фантиками. А вот воевать будем вместе". В унисон премьеру прозвучало заявление российского министра иностранных дел Игоря Иванова о выходе России из Бишкекского соглашения 1992г. о безвизовом перемещении граждан.

Свое отношение к беларуско-российскому Таможенному союзу правительство Касьянова выразило в одностороннем порядке, без особых консультаций и согласований с Беларусью, снизив таможенные пошлины на импорт телевизоров в Россию. Новая российская команда, наконец, начинает действовать, исходя из фактического состояния дел, реальных вызовов и угроз своей стране. Поскольку СНГ изначально был мертворожденным ребенком, это надо признать и с чистого листа выстраивать отношения с бывшими странами Советского Союза. Чтобы в перспективе говорить о некой значимой интеграции, следует сначала разойтись, навести порядок в потоках капитала, товаров и рабочей силы, а потом скоординированно, при соблюдении интересов сторон снимать барьеры. А так пустая болтовня решительно надоела всем. Хоть и запоздало, как это случилось с отказом от советского рубля, Россия начала наводить порядок в своих отношениях с "ближним зарубежьем", приняв парадигму внешних отношений Томаса Джефферсона: никаких блоков - приоритет двусторонних отношений.

Лукашенко явно запаздывает с быстрым и адекватным реагированием на изменения в российской политике и экономике. Встречи с Примаковым, Зюгановым в Минске, постоянное поминание "тех людей, которые когда-то дико препятствовали подписанию последнего договора" и которые сегодня "конкретно занимаются разрушением всего того, что было создано" - это тактика ельцинской эпохи. Аморфные, безымянные обвинения, повторенные хоть сто раз, не имеют такого же воздействия на белорусский электорат, как в 1996-98гг. Они косвенно обвиняют Путина в плохой кадровой политике. Волошин, Абрамович, Чубайс, Вяхирев, Черномырдин, Геращенко, Иванов (из Совбеза) - все они на тех или иных ролях играли еще в старой команде. Играть против них сегодня - политическое самоубийство. Играть с ними же - значит, принять российский вариант экономической политики, отказаться от значительной части суверенитета и продать (отдать за бесценок) большую часть перспективных белорусских предприятий. Фигура нынешнего госсека Союза РБ и РФ Павла Бородина, также серчающего на то, что проблемы белорусско-российской интеграции пытаются решить "чисто экономическими методами, не затрагивая политическую, так сказать, независимость Беларуси", не может считаться серьезным противовесом корпоративным и политическим гигантам. Бывшему кремлевскому завхозу опять хочется построить что-то большое за казенный счет и без предоставления отчетности (проекты строительства гигантского парламентского центра в Питере или реконструкции автомагистрали Минск-Москва - тому подтверждение. - Ред.). Поскольку российская казна для него во многом оказалась закрыта, логичным выглядит интеграционная риторика Бородина. Авось в новом государстве с новыми людьми и ему место найдется. Бородин, как и многочисленные российские генералы, такими категориями как "суверенитет", "долгосрочные интересы", "белорусское самосознание" не оперирует. Они, интернационалисты, уверены, что в каждом обществе есть место своему "Мабетексу".

Чтобы Беларусь смогла перехватить инициативу, ей надо выйти из СНГ, Таможенного союза "двойки" и "пятерки" и четко акцентировать свои экономические интересы. Пора отказаться от принципа братского распределения денег и товаров и переходить на принцип торговли (добровольного взаимовыгодного обмена). Как показало последнее десятилетие, в условиях постсоциалистического хаоса лозунг французской революции "свобода, равенство, братство" не работает. Трудно даются белорусской власти подобные решения. Надо наступить на горло собственной песне, которую она так страстно распевала 6 лет. Надо срочно придумать оправдание тому, что Россия и Беларусь не ближе, а дальше друг от друга, чем были в середине 90-х. А думать все-таки надо: скоро придется держать ответ перед электоратом, чем-то задабривать российские заинтересованные группы, которые то и дело делают утечки информации о наличии списка кандидатов в президенты Беларуси.

Создание межгосударственных структур, распределение стульев, за которыми нет реальных денег и полномочий, - это игра для взрослых дядей в отставке или близких к таковой. Образование Евразийского экономического сообщества, как института, объединяющего Межгоссовет, Секретариат, Экономический суд и Интеграционный комитет, вряд ли можно назвать полноценной заменой реального экономического союза. Таможенный союз пяти (Беларусь, Россия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан) находится гораздо дальше от классического таможенного союза, чем та же белорусско-российская "двойка". Если "двойка" распалась, то "пятерка" становится пригодной лишь для консультаций и организации командировок чиновников, занимающихся вопросами внешней торговли. Эти функции в состоянии выполнять и МИДы стран. Складывается интересная ситуация: мы имеем интеграционные структуры без интеграции и Таможенный союз без общих таможенных правил.

Редкие инициативы, реализованные в рамках российско-белорусской интеграции, вряд ли можно назвать успешными. "Славянские базары" не в состоянии заглушить разноголосицу по размеру таможенных пошлин, режиму ввоза товаров из третьих стран, товарных квот. "Союзный телевизор" - хороший пример того, как нельзя проводить совместную промышленную политику. В ответ на решение чиновников предприниматели и потребители ответили программой "Контрабандный телевизор". Частные предприятия с удовольствием принимают дотации из бюджетов стран, но по чиновничьему велению кинескоп не родится. На встрече Кобякова и Бородина 30 августа белорусская сторона потребовала снижения тарифов на более чем 200 наименований товаров, импортируемых из третьих стран. В ответ госсекретарь виртуального союза сообщил, что правительство РФ поручило своему Таможенному комитету отменить таможенный контроль на границе двух государств в отношении товаров российского и белорусского производства. При этом он забыл объяснить, откуда он (контроль) там вообще взялся, если наши страны уже 4 года вроде как живут в рамках "таможенного союза".

Слова высоких чиновников кардинально расходятся с делом. Правительство России и его ГТК играют в банальную игру "хороший" и "плохой" следователь. Вспомним, что "похороны" Таможенного союза начались именно с приказа ГТК. Можно подумать, что российские таможенники обладают иммунитетом от решений своей исполнительной власти и вращаются автономно в системе власти, а их глава Михаил Ванин имеет статус Папы римского, на которого не распространяются законы Италии (в нашем случае - России). А в это время на российско-белорусской границе начали требовать заполнения деклараций на временный ввоз своего автомобиля, если гражданин Беларуси решил выбрать это средство передвижения за границу. И в самом деле - новый виток в таможенных отношениях России и Беларуси. После него логично ожидать появления визового режима въезда.

Белорусское правительство беззубо созерцает, как "серый" российский импорт становится легальным сначала на территории России, а потом - Беларуси. По оптимистической оценке Ванина, до трети импортных грузов растаможивается "всерую". Попытки начать "химчистку" таможенной территории наталкиваются на активное публичное сопротивление крупнейших российских импортеров типа "Бастиона", "ЛаМакса", которые по неформально согласованным правилам исправно делились с таможней доходами, растаможивая мебель, электронику и другие товары в виде "комплектующих", "запасных частей" или "битой плитки". По формальным признакам российская таможня сейчас может конфисковать товаров на десятки миллионов долларов. Она ведь знает, кто сколько и чего ввез.

Белорусская таможня у себя в стране имеет совершенно иной статус. Приказ пополнять бюджет она принимает дословно. Российские страховые компании отказываются страховать транзит грузов через Беларусь, приравнивая ее к территории страны, где идут военные действия. В этом недавно сумела убедиться одна белорусская компания, которая решила перевезти через Беларусь в Россию косметику на $250 тыс. Товар конфисковали: допущенная клерком случайная ошибка дорого обошлась компании, поверившей заверениям правительства и Лукашенко о защите предпринимательства и иностранных инвесторов. Еще одна украинская компания решила продать 24 вагона украинского спирта в Роттердам, на свое горе направив состав транзитом через Беларусь. Вагоны стоят на запасных путях уже почти месяц. Штрафные санкции "щелкают" со скоростью более $1.000 в день. Цепная реакция штрафных санкций может довести до банкротства как перевозчика, так и украинского поставщика. А нашим какая разница: на белорусских спиртзаводах сырья не хватает.

Слова отечественных и зарубежных собственников товара в адрес "гостеприимной" белорусской власти - не для печати даже в самых желтых газетах. Уже и крупнейшие европейские перевозчики, обслуживающие товарные потоки транснациональных корпораций, поняли суть современной белорусской таможенной политики. Один из ведущих немецкий перевозчиков в нормальном режиме (Беларусь - не территория "военных действий") перевозил через Брест 100 вагонов грузов в день. Перегрузка одной тонны груза в товарные вагоны на широких рельсах стоит $9. Зарабатывали грузчики, бюджет, железная дорога, сфера услуг. Сегодня авторитетная компания перевозит в среднем... 6 вагонов. Скоро по таможенной территории Беларусью не то что воздушные шары - товарные поезда проезжать не смогут.

Случаи конфискации не только белорусских, но и транзитных грузов становятся нормой. Беларусы пытаются по-своему решать проблему наполнения бюджета, но не отступают от торжественной клятвы верности Таможенному союзу России и Беларуси. Наши восточные соседи поступили почти наоборот: политический "таможенный брак" де-факто разрушен, но до прямых конфискационных мер ГТК РФ не опустился, хотя случай с "Бастионом" говорит о заразности белорусской "болезни".

Узел белорусско-российских проблем постепенно превращается в гордиев. Пока ни одна из сторон открыто не решается его разрубить. Россию это устраивает: она свою таможенную территорию закрыла от настырных белорусских реэкспортеров. Пока. А официальный Минск по инерции продолжает наблюдать, как не по-дружески поступает сосед. Срочно нужен Александр, чтобы разрубить российско-беларуский гордиев узел. А может, и не Александр. Процесс обещает быть громким и интересным: отдельные получат прибыль, а другие... Не будем о грустном.
Добавить комментарий
Проверочный код