Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№32 (248) 21 августа 2000 г. Тема недели

РОДИНА-МАТЬ НЕ ДАЕТ Зарплату

21.08.2000
Антон ПОТОЦКИЙ

На прошлой неделе все внимание белорусской номенклатурной, аграрной и финансовой элит было приковано к верховной власти. Даже то, что погода в нынешнем году позволила вырастить по отечественным меркам приличный урожай не стало залогом спокойствия при его уборке. Колхозно-совхозный люд трудится на благо отчизны задаром. Почти полугодовая задолженность по зарплате во многих хозяйствах страны - дело почти привычное. Президент безобразия не выдержал и созвал совещание.



Мероприятие проходило по обычному шаблону. То есть главная его цель - не в поиске причин проблемы и путей ее решения малой кровью, а в публичной демонстрации народолюбивых настроений белорусского лидера. Шумные наезды то на разноуровневое сельхозруководство, то на правительство в целом, то на банкиров, вкупе чуть ли не со слезливой заботой о детях крестьян, врачей, учителей и рабочих, которым со дня на день пора в школу, - тому подтверждение. Вернись А.Г. в своем вступительном слове хотя бы месяцев на 8-9 назад и его речи воспринимались бы совсем иначе. Но он остался верен себе: урожай - убрать любой ценой, деньги - на бочку и баста.

Хотя, чуть ли не младенцу давно ясно, что проблемы с финансированием АПК в нынешнем году были предопределены еще в конце прошлого. Именно тогда, когда А.Г. собственноручной подписью одобрил предложенную Прокоповичем новую жесткую денежно-кредитную политику. После этого белорусский лидер с различных высоких трибун не единожды, сурово супя брови, песочил хозяйственников. Мол, не надейтесь на пустые деньги. Их печатать никто не будет. Так, что, дорогие, надейтесь только на свои силы.

И надеялись бы. И может быть даже и вытянули бы наши аграрники свою отрасль на привычный уровень без потерь. Все-таки какая-никакая система финансирования придумана была. Пусть не на все сто совершенная, ущемляющая интересы промышленности, банковского сектора, но позволяющая кое-как свести концы с концами. Однако неурожаи последних лет внесли свои коррективы в саму систему аграрного производства. Суть их проста. Если эффективность работы не позволяет приблизить до необходимого уровня отечественный агрокомплекс, значит, намеченные высоты нужно брать валом. Примерно так, как в годы Отечественной войны на укрепрайоны противника бросали колоссальные силы и занимали их ценою жизни неимоверного количества людей (кстати, к военной аналогии прибег и А.Г., но об этом чуть позже). В общем, к посевной кампании аграрники получили высочайший наказ: вдвое увеличить посевные площади. Спорить бессмысленно. В подавляющем большинстве хозяйств так и сделали.

Быть может, во время уборки справились бы и с этой напастью, но только в том случае, если бы капризная белорусская природа подарила бы пару засух, несколько наводнений, хороший ураган или какой-нибудь другой катаклизм. В силу этого половину урожая, как водится, потеряли бы, а остальное собрали бы кое-как, да и отрапортовали наверх: в силу естественных причин рассчитывать на большее никакой возможности не было. Высшее начальство поморщилось, но звереть бы не стало. Очередной неурожай снова возвели бы в ранг национальной драмы с последующим забвением. Но не тут-то было. Родная природа вновь сыграла с белорусами злую шутку, словно подтверждая, что живут и работают они в зоне рискованного земледелия. Впервые за последние несколько лет нас угораздило вырастить действительно хороший урожай.

Казалось бы, в чем проблема? А в том, что нынешний рекордный (в некоторых хозяйствах Брестчины и Гродненщины молотят по 60-70 центнеров с гектара) урожай становится просто неподъемным. Полный износ зерноуборочной техники в хозяйствах республики оценивается примерно в 47%. С таким парком и привычные площади обработать - подвиг. Что же говорить о вдвое больших, да еще и урожайных. При всем при том, что "пустые" деньги страна на сельхознужды не дает, а авансовые платежи под будущий урожай уже давно истрачены. А техника - не люди. Это колхозник может батрачить под посулы дать ему чуть позже зерна, кормовых бураков и так далее. А трактор, комбайн посулам не верят - железякам горючее и запчасти нужны прямо сейчас. И сколько бы не гневался первый белорусский президент без них они с места не сдвинутся. Поскольку лишены сознания и, как следствие, чувства опасности и инстинкта самосохранения.

Чего не скажешь о чиновниках, "вертикальных" и хозяйственных руководителях. Волею судеб они встали перед выбором: куда тратить скудные ресурсы. То ли работникам зарплату дать, то ли технику поддерживать в жизнеспособном состоянии. Логика подсказывает, что предпочтение нужно отдавать последнему варианту по двум причинам:



а) нашему крестьянину давно вбили в голову, что работать можно и не за деньги, а за палочки-трудодни; б) если дать колхознику зарплату - напьется.



Хотя бы потому, что уже несколько месяцев не имел возможности сходить в деревенский магазин. Ну надоел самогон. Хочется, если и не нормальной водки, то хотя бы привычных "чернил". О них ностальгирует вся белорусская деревня. А зарплата за несколько месяцев - это минимум неделя коллективного запоя. На радостях. В горячую пору битвы за урожай такая ситуация непременно ведет к поражению. Значит надо как-то мобилизовываться. То бишь военизироваться. А.Г. так и сказал об этом на прошедшем совещании. Прямо и без обиняков.

"С мест мне докладывают, к сожалению только не те, кто обязан докладывать" (внештатные стукачи? - А.П.), - сокрушался Лукашенко, - что по мере выплаты заработной платы начинается в хозяйствах и трудовых коллективах повальное пьянство." И далее: "А мы, Александр Андреевич (Попков), договаривались, что сельское хозяйство на это время (уборки) будет переведено фактически на военное положение. Почему такие факты случаются? Почему меры не принимают жесточайшим образом по отношению к таким горе-механизаторам и руководителям?"

Какие меры имел в виду А.Г.? Наказывать колхозника рублем бессмысленно. Он и так его уже который месяц не видит. О том и совещание. Но коль президент заговорил о вещах военных, то впору обращаться к уставу. Если память об армейской юности мне не изменяет, то сим уважаемым документом закрепляется целая иерархия наказаний. Значит, сначала колхознику нужно объявить замечание, потом выговор. Если не помогло - наряд вне очереди. Например, на КЗС (кормозерносушилка) в ночную смену. Только без материального стимула все это колхознику до лампочки. Как и максимально строгие наказания. Как то предупреждение о его неполном служебном (колхозном?) соответствии или (о ужас!) увольнение из рядов (колхозников?). Хотя, вероятно, белорусский президент имел в виду не просто военный стиль хозяйствования. "Дисциплина! - призывал он. - Вот, что я хотел бы отметить в заключение своего выступления". Может, он образно приравнивал битву за урожай к боевым действиям? Тогда и спрос с нарушителей по законам военного времени. К стенке и точка.

В отношении управления рядовым крестьянином во время уборки руководству страны остается подарить лишь одну идею.



АПК нужно переводить как минимум на положение строителей Беломорканала. Довольствие минимальное, шаг в сторону - побег, прыжок на месте - провокация.



Ствол автомата - лучший тому свидетель. Впрочем, достаточно черной иронии. Крестьяне - не единственные жертвы битвы за урожай. Высоким чинам тоже хлопот хватает.

Лукашенко высказал крайнее недовольство низкими темпами выполнения госзаказа на поставку зерна. Головная боль для местных вертикальщиков еще та. Как только стало известно, что погодные условия позволяют собрать хороший урожай, госзаказовская планка поднялась с 1 до 1,5 млн. тонн. В общем, аврал окреп ровно в полтора раза. Хотя лидеры, безусловно, есть. Буквально через день после злополучного совещания губернатор Минской области Домашкевич рапортовал наверх о том, что хлеборобы подчиненной ему области успели намолотить целый миллион тонн зерна. А убрано всего-то 68% посевных площадей. В принципе, можно аплодировать, если не считать, что по зарплатным долгам колхозникам Минская область занимает 1 место. Удельный вес столичной губернии в этом общереспубликанском печальном показателе - 23,9%. Но, похоже, Домашкевич, сетующий на огромные долги Минфина перед хозяйствами за собранное зерно, знает как заставить крестьянина трудиться бесплатно. Наверное, помогает опыт работы главным президентским контролером.

Впрочем, заметно, что А.Г. осознает-таки глубинные причины недостатка средств на финансирование АПК. Но до боли знакомое "нет денег" рождает мысль лишь об одном, опять же до боли знакомом решении. Экспроприация экспроприаторов, похоже, вновь входит в моду: "Вот мы сегодня послушаем Петра Петровича Прокоповича и подчиненные ему структуры. Сколько они отвалили государству или... Не надо государству... Крестьянам денег за ту продукцию, которую они планомерно, целенаправленно, четко поставляют к столу банкиру, чиновнику, президенту". Как известно, банкиры "отвалили" уже достаточно. Во всяком случае, то, что едят сами оплатили. Да и то, что кушают чиновники с президентом, по большому счету, тоже. Хотя формально вроде как и не обязаны. Но этого мало. И поэтому уже на этой неделе Лукашенко пообещал подписать очень интересный нормативный акт.

Суть его А.Г. обрисовал следующим образом: "Если к 1 сентября не будет выполнена эта задача (ликвидация задолженности по зарплате - А.П.), то, как минимум, чиновники, банкиры и прочая элита не имеют права получать заработную плату... Вся заработная плата министров, министерств, правительства, членов правительства, чиновников, администрации президента, во главе с президентом, и банкиров, все денежки мы отдадим в начале сентября тем, кто нас кормит, обучает, культуре этике учит и так далее".

* * *

Странная эта все-таки страна - Беларусь. Неурожай - плохо, урожай - еще хуже. Слабый рубль - беда, крепкий - напасть еще большая. Не дай Бог нам дожить до, скажем, процветания типа американского. Там многомиллионный профицит бюджета. Доллар почти не обесценивается. Подумать страшно, до чего бы докатилась наша суверенная с подобными горем.
Добавить комментарий
Проверочный код