Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№32 (248) 21 августа 2000 г. Общество

ТРАГЕДИЯ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ

21.08.2000
Алексей ДЕМЬЯНОВ

Что еще утонуло с "Курском"

Одной из неотъемлемых характеристик новостей всегда являлась их негативность. Так уж получается, что человек больше интересуется тем, что где разрушилось и кто погиб, чем какими-то созидательными и позитивными событиями. Сейчас благодаря телевидению миллионы людей могут стать очевидцами трагедии. За медленной гибелью 118 человек - экипажа атомной подводной лодки (АПЛ) "Курск" - наблюдает весь мир.



Сразу оговоримся, мы не будем рассматривать технические аспекты катастрофы, нас интересует то,как об этом заговорили в выпусках новостей. А говорили много и долго, не высказался по этому поводу только ленивый.

Удивительно трудная задача стоит перед ведущими выпусков новостей: с одной стороны, они должны приятно улыбаться и располагать к себе зрителя,а с другой - говорить спокойным, дикторским голосом порой жутко страшные вещи. Так было и на этот раз. На протяжении всей недели рассказывали об аварии в Баренцевом море. Но из всего потока сообщений узнать что-либо конкретное было практически невозможно. Повторение одного и того же. Сначала долго выясняли, сколько человек находилось на лодке (цифра варьировалась от 106 до 130 человек), при этом тот факт, что каждая человеческая жизнь бесценна, забыли.

С приростом информации, равным нулю, выходили в эфир один за одним выпуски новостей. Важным событием у телевизионщиков стала картинка, снятая с самолета для CNN: вода, туман, корабли. Затем косяками пошли спецвыпуски РТР с борта "Петра Великого". Из них мы узнали, что по морю "ходят", а не плавают; у моряков мало сигарет, и сложности спасательной операции сводятся к тому, что "присоединиться" к "Курску" можно, а "присосаться" нельзя. Оказалось, спасательным аппаратам дважды удалось состыковаться с лодкой. И еще много ненужной информации. Словом: все, кроме самого главного: что с людьми? Еще больше рассказывали об истории АПЛ, ее натовской классификации и т.п. О том, в каком состоянии находится экипаж, есть ли еще живые на борту, - предпочитали говорить в сослагательном наклонении. Мол, не подают признаков жизни - экономят кислород...

Отдельно хотелось бы отметить новую звезду телеэфира - пресс-секретаря штаба ВМФ России Игоря Дыгало. Это тот капитан второго ранга, который ежедневно на протяжении недели появлялся в каждом выпуске новостей. Причем доходило до того, что в течение одного часа он попадал сразу в два эфира (сначала на ОРТ, потом на НТВ) и рассказывал одно и то же,долго и, как всегда, ни о чем: не знаю, мол, не уверен, ничего подтвердить не могу... Надо отметить, что к концу недели он стал держаться перед телекамерой гораздо увереннее, чем в начале.

Но нехватку в новостях столь желанной для телевизионщиков картинки очень быстро компенсировали. Ежедневно стали появляться компьютерные анимации-версии случившегося, чтобы наглядно показать зрителям, как все было. Проблема только в том, что это очень сильно напоминает компьютерную игру, в которой не особо задумываются над конечностью жизни,где всегда можно все начать сначала, в отличие от реальной жизни...

Отсутствие информации породило также и постоянное цитирование, ссылки друг на друга: газет на газеты, телевидения на газеты и т.п. При том, что ничего нового не сообщали. Задействовали и Интернет, найдя тематические сайты и пытаясь там получить ответ.

Невозможно представить, насколько тяжело пришлось родственникам моряков-подводников. Иногда разгоряченные прямым эфиром корреспонденты называли их родственниками погибших моряков, еще до официального заявления в минувшую субботу.

Еще популярнее было показывать результаты опроса родственников. Но все, что они знают, - это только то, что услышали в новостях или прочитали в газете. Желание "насыпать соль на рану" доставляет удовольствие, так как картинка получается очень эмоциональная.

О том, что новости циничны, говорили на прошлой неделе в эфире и сами журналисты. Например, "ТВ-6 Москва" призналось, что цинизм - следствие специфики работы телевизионной службы новостей.

Сама операция спасения представляется не иначе как высокозатратное шоу, не хватает только рекламы спонсора. Участие в нем принимали не только российские спасатели, но и их британская субмарина LR-5 и норвежские глубинные водолазы. Как ни кощунственно это звучит, но у экипажа "Курска" кислород улетучивался прямо на глазах у телезрителей. Долго темнили,на какое время его может хватить, а потом сообщили, что "все..."

Однако самую неожиданную реакцию вызвала эта катастрофа у Путина. Он тоже был на берегу моря, только Черного, отдыхая в отпуске и очень неохотно прервав его.

Раз уж мы говорим о реакции медиа, то западные СМИ окрестили "Курск" Чернобылем для Путина. Своеобразным тестом на лидерство. Опытным путем установили, что западныеруководители ведут себя иначе... Такой реакции почетного подводника Путина не ожидали.

Решающей оказалась эта неделя и для телеканалов НТВ и РТР в их борьбе за право обладать лучшей службой новостей. РТР использовало монопольное право для ведения регулярных спецвыпусков в прямом эфире с места трагедии, вырабатывая у зрителя рефлекс смотреть самые горячие новости на РТР. Однако официально оптимистический тон сильно контрастировал с прямыми вопросами, задаваемыми журналистами НТВ.

Телевизионщики боролись за рейтинг и зрителя, адмиралы - за погоны, а экипаж АПЛ "Курск" оказался нужен только своим родным и близким, которые уже ничем им помочь не могли...

Если так пойдет и дальше, то есть вероятность, что появится непревзойденная остросюжетная передача, транслирующая смертную казнь в прямом эфире. В принципе, это показывали и сейчас, но как-то стесняясь. А ведь и спонсоров можно найти...
Добавить комментарий
Проверочный код