Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№32 (248) 21 августа 2000 г. Экономика

ШКУРНЫЙ ВОПРОС Пока без ответа

21.08.2000
Марина ГУЛЯЕВА

По официальным данным, на 1 июля численность крупнорогатого скота уменьшилась на 7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Животноводческие комплексы заполнены всего на 89%. Как следствие, в стране производится меньше молока, мяса и продукции из шкур скота. По мнению специалистов кожевенных комбинатов, потребность в сырье не удовлетворяется на 70-80%.

Если раньше Бобруйский кожевенный комбинат, самый крупный производитель кожсырья, перерабатывал в год около 700-800 тыс. шкур, то сегодня госзаказ на поставку сырья составляет всего 260 тыс.

На Могилевском "Кожевнике" госзаказ выполняется всего на 40%. Мощности Гродненского производственного кожевенного объединения загружены всего на 30-40%. Завод этого объединения по производству кожи для низа обуви и шорно-сидельной кожи - на грани остановки. "У нас катастрофическая нехватка сырья", - призналась Юлия ГЛАДИЛИНА, начальник отдела маркетинга Гродненского кожевенного объединения.

А были времена, когда машины со шкурами днями простаивали в очередях возле комбинатов. Сегодня уже кожевенные заводы вынуждены стоять в очередях в надежде, что им хоть что-то перепадет. Нынче за шкуру коровы нужно бороться почти так же, как наши предки боролись за шкуру мамонта. Хотя им, наверное, даже проще было: поголовью мамонтов в далеком каменном веке отнюдь не грозила голодная смерть, как несчастным парнокопытным в 20-м.

Главная причина такого острого дефицита шкур связана прежде всего с уменьшением поголовья скота на протяжении последних лет. Кроме того, по мнению некоторых специалистов, процветает нелегальный экспорт. 1 килограмм шкуры в России стоит $1.30-$1.40, тогда как у нас, с учетом НДС, - 70 центов. Выгода очевидна, так что на шкурах можно очень и очень прилично заработать, что и делается.

В то же время мясокомбинатам, безусловно, выгоднее самим продавать шкуры на внешнем рынке: можно заработать валюту, приобрести необходимое сырье. Ни того, ни другого кожевенные комбинаты мясопереработчикам предложить не могут: только белорусские рубли.

А потому кожевенные комбинаты вынуждены закупать шкуры у коммерческих структур. Гродненское кожевенное объединение, например, приобретает у мясокомбинатов только треть необходимого сырья. "Если бы не было коммерсантов, - говорят работники комбинатов, - Наверное, не было бы ни кожи, ни обуви."

В итоге, картина вырисовывается простая, как армейский сапог, кожу для которого делают комбинаты, и печальная, как глаза умершей от голодной смерти коровы Зинки. Из-за сокращения поголовья уменьшается количество шкур, которое должно поступать на комбинаты. Комбинаты в свою очередь не могут обеспечить потребности обувных фабрик в кожсырье. Обувные фабрики - выпустить необходимое количество обуви. И самое печальное, что разорвать этот круг так же молниеносно, как входит нож в сердце несчастной Зинки или вбивается гвоздь в каблук сапога, невозможно. Невозможно уже только потому, что для восстановления поголовья, нужно как минимум 2-3 года.
Добавить комментарий
Проверочный код