Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№30 (246) 07 августа 2000 г. Тема недели

СЪЕЗД "ПОБЕДИТЕЛЕЙ"

07.08.2000
Михаил ПОДОЛЯК

Наша президентская республика окончательно приобретает специфический по нынешним времен вид. Таких республик сегодня в мире практически не осталось. Только Северная Корея и, в какой-то степени, Ирак. Там тоже продолжаются сплошные славословия на фоне экономической несостоятельности высшего управленческого звена. Вся разница - только в сроках установления властной монополии и степени ужесточения социальных и политических прав и свобод.



Как известно, политических популизм представляет собой совокупность неких идей, основанных на упрощенных представлениях о социуме и предлагающих такие же упрощенные, поверхностные, сиюминутные, "ультрареволюционные" выходы из кризисных ситуаций. Популизм возможен тогда, когда носителем подобных идей становится харизматический лидер, а само общество не созрело для самостоятельной оценочной функции. Проще говоря, белорусы пока что не в состоянии отделять зерна от плевел.

Ныне Беларусь представляется сугубо идеологическим, замкнутым государством, в основе которого лежит директивная власть и ярко выраженный социальный популизм. Собственно, идеологические мероприятия - коим сегодня несть числа - с соответствующей накачкой нерадивых и обещанием поощрений для особо преданных, составляют суть государственного управления. Впрочем, обещаемые блага представляют собой не столько материальные носители или деньги, но только доброе слово. То есть нечто неосязаемое и бесполезное, тогда как наказание - абсолютно конкретно. Так, на минувшей неделе от работы был отстранен еще один представитель президентской "вертикали" - председатель Шумилинского райисполкома Петр Кузьмин. Отныне он - типичный номенклатурный изгой.

Любая инициатива, которая выходит нынче из-под пера более или менее высокопоставленного чиновника работает на вполне конкретную цель, а именно на создание все более замкнутой и агрессивной верховной власти. Еще в 1927г. учеными Чикагского университета были четко и внятно сформулированы критерии классической директивной власти. В данном случае, по мнению этих ученых, власть следует рассматривать как господство, которое обеспечивает обязательное выполнение приказа, директивы. Понятно, что практическое исполнение любой директивной власти следует только из способности индивида - в нашем случае Лукашенко - осуществить свою волю путем применения самых различных средств принуждения: влияния, силового авторитета, прямого насилия. Однако директивная власть нуждается в определенного рода электорате, который в состоянии беспрекословно, неосмысленно подчинятся примитивному насилию. Еще Томас Джефферсон замечал, что "правительство создается народом, а его власть базируется на согласии народа повиноваться ему". Это в нормальной ситуации в обществу существует негласный договор, определяющий добровольное желание народа подчинятся своему верховному правителю. Авторитарная же модель требует не столько добровольного подчинения, сколько подчинения обязательного. Очевидно, что для обеспечения насильственного подчинения необходимо чтобы власть периодически демонстрировало силу, а государство, как институт подавления, воспринимался широкими социальными слоями как абсолютная ценность. Именно это и происходит сегодня в Республике Беларусь. Впрочем, даже "государство подавления" нуждается в периодической организации публичных актов изъявления народной любви и преданности.

На минувшей неделе был обнародован указ резидента РБ N424 " О созыве Съезда Советов депутатов Республики Беларусь". Указ, по непонятной нам причине, так и не удостоился внятного комментария со стороны альтернативных политических группировок. A priori указ воспринимается оппозицией сугубо в качестве попытки официального Минска организовать мероприятие, подобное Всебелорусскому съезду. Напомним, что оппозиционный съезд состоялся в Минске 29 июля, а инициаторами его проведения выступила белорусская интеллигенция, настроенная против Лукашенко.

На самом деле ни сам Лукашенко, ни его ближайшее окружение совершенно не собирались противопоставлять свой собственный "всебелорусский съезд" подобному мероприятию оппозиционного толка. Ведь это означало бы, что официальный Минск пытается распространять свою влияние на то же элитное общественное мнение, на которое работает оппозиция. Однако, электорат Лукашенко и его оппоненты - это социальные категории совершенно различного толка. Скорее всего, пролукашенковская социальная группа не проявляет особой активности, когда инициаторами выступают оппозиционные ньюсмейкеры и в тоже время она безропотно участвует в любых проектах, затеваемых властью. Надо полагать, что электорат Лукашенко - в самом деле очень сложная социальная категория, которая предпочитает оперировать не столько рациональными, сколько эмоциональными императивами. Для них Лукашенко важен, прежде всего, как символ. Символ управления. А, как известно, символические коммуникации с очень большим трудом откликаются на воздействия рациональных информационных комментариев.

Надо полагать, что выборы делегатов на сентябрьский съезд депутатов - несмотря на прописанную в указе процедуру их выдвижения - пройдут в строгом соответствии с советской практикой отбора делегатов на подобные мероприятия. Очевидно, чтобы стать делегатом съезда надо быть человеком крайне лояльным нынешнему режиму и пользоваться авторитетом в своей районной или областной номенклатуре. В частности, в пункте пятом указа так и говорится: "Республиканскому организационному комитету... обеспечить избрание на Съезд Советов наиболее подготовленных и авторитетных депутатов, заслуживших высокое доверие населения своим добросовестным трудом и активной жизненной позицией".

Однако нельзя назвать этот съезд чисто номенклатурным мероприятием. Номенклатура, тем более располагающая реальным ресурсом влияния на местах, обычно практикует закрытые совещания или собрания. Ведь на этих собраниях, как правило, решаются вопросы перераспределения полномочий и влияния в пользу новых или новых старых топ-персон. То, что ценно для собственно номенклатуры, ни в коем случае не должно попадать в массовое общественное мнение - это непременный закон построения классических бюрократических систем.

Столь подробный анализ теоретических основ нынешней белорусской государственной модели необходим нам по одной простой причине. Альтернативные политически группировки должны наконец осознать тот факт, что режим сегодня пребывает не в панике (как принято считать), но он проводит целенаправленную и вполне сбалансированную идеологическую кампанию, направленную на удержание неоппозиционного электората. Официальный Минск не располагает достаточным ресурсом для тонкой работы на рынках влияния. Скажем, администрация президента не в состоянии покупать топовых "лидеров мнений" в противоположных лагерях и через них формировать общественное мнение в оппозиционных элитах. Лукашенко располагает самым мизерным бюджетом для пролонгированной работы только со своим традиционным электоратом.

На наш взгляд, пропагандистское значение нынешнего Съезда депутатов чрезвычайно просто. Это классическая имитация господствующего в республике Беларусь "подлинного народовластия". Кстати, в комментарии к указу, сочиненном зам.начальника главного управления (?) администрации президента Василием Шинкаревым так прямо и говорится: "Проведение Съезда явится убедительным свидетельством приверженности руководства Республики Беларусь традициям народовластия, демократическим принципам управления, позитивно повлияет на общественную активность населения". Именно публичность, но не повестка реальных обсуждений. Само название и сам факт проведения, но не темы обсуждения - имеют актуальное значение для организаторов съезда. Абсолютно понятно, что съезд соберет приличную информационную кассу в прогосударственных средствах массовой информации. Но это будут сугубо комментарии о съезде как о явлении, но никак не анализ выступлений или предложений, прозвучавших на съезде. Публичность и есть единственная ценность сентябрьского Съезда депутатов.

Именно в публичности состояла ценность идентичных мероприятий, проводившихся в СССР. Среднестатистический гражданин республики, предпочитающий не анализировать причинно-следственные связи лично его неустроенной жизни, по идее авторов проекта, должен умилиться самой возможности на равных общаться с властью.

В преамбуле указа сам президент (или главное правовое управление президентской администрации) пространно сообщает, что съезд проводится: "В целях повышения роли, совершенствования деятельности местных Советов депутатов Республики Беларусь в решении экономических и социальных проблем государства, дальнейшей демократизации общества, повышения общественной инициативы населения, вовлечения его в реализацию стоящих перед страной стратегических и текущих задач".

В уже упомянутом обстоятельным комментарии, Шинкарев попытался более глубоко раскрыть цели и задачи намеченного на сентябрь помпезного депутатского шоу. "В плане решения экономических проблем будет заострено внимание на вопросах обеспечения ранее поставленной Главой государства триединой стратегической задачи: наращивать экспорт, строить жилье и развивать агропромышленный комплекс", "необходимо будет конкретизировать вопросы структурной трансформации экономики, реформирования отношений собственности, создания действенной конкуренции товаропроизводителей, обеспечение стабильности в области денежного обращения и цен, обеспечение экономической безопасности", а также "внимания потребуют вопросы реформирования всей системы местного управления и самоуправления". Просто-таки революционные планы.

Однако подобные массовые мероприятия слишком скоротечны и слишком праздничны, чтобы на них можно было решать тактические и, тем более, стратегические задачи. Кроме того, для системных преобразований - в экономике или в политике - нужна жесткая концепция и политическая воля, но уж никак не публичные двухдневных обсуждения. Шесть лет единоличной власти - вполне достаточный срок не только для составления адекватной реформационной программы, но и для ее реализации.

Подобные же съезды выступают скорее в роли отчетно-информационных и "благодарственных" трибун. Это объективно по ряду концептуальных причин. Во-первых, слишком много людей соберется в одном месте и на слишком ограниченный временной промежуток, а ведь у каждого есть собственное видение дальнейшего. И надо обсудить частные позиции, чтобы прийти к некоему консенсусу. Впрочем, на публичных мероприятиях автором "консенсуса" выступает сам инициатор съезда. Это ведь его съезд. Во-вторых, на сентябрьском депутатском слете соберутся действительно непрофессиналы. Подтверждением этого может служить откровенная недоразвитость правовой базы в регионах, а также произвол исполнительной власти. Местные депутаты, в отличие от депутатов ПП НС, и вовсе бесправны. Они не занимаются концептуальными направлениями развития регионов, а лишь сугубо частными проблемами своих округов - ремонт дорог, детские ясли для многодетных матерей по льготной цене, прокладка газовых и телефонных коммуникаций в частные дома, etc. В-третьих, в связи с особой информационной ценностью мероприятия выступления предварительно отобранных для этой цели делегатов будут носить сугубо общий характер. Выдержанный и обязательно благодарственный тон, раз за разом поясняющий присутствующим в зале и у телеэкранов, что только Лукашенко удержал страну от гражданской войны и оккупации капиталистами, а народное хозяйство через какое-то время встанет на ноги. При помощи государства, конечно же. Электорат хочет это слышать, он это и услышит.

Американские политологи Парсонс и Кларк предлагают оценивать любою власть в качестве свойства системы: "Можно определить власть как реальную способность единицы системы (в Беларуси наиболее мощной "единицей влияния" является сам президент - М.П.) аккумулировать свои интересы (достичь целей, пресечь нежелательное вмешательство, внушить уважение, контролировать собственность и т.д.) в контексте системной интеграции и в этом смысле осуществлять влияние на различные процессы в системе". Съезд должен выступить в качестве непосредственного доказательства прежней влиятельности правящей группировки. Проще говоря, Лукашенко (неосознанно - тогда это старина Фрейд или через систему своих помощников - тогда это эффективная команда идеологов) пытается инициировать громкие публичные проекты, доказывающие, что народ ему повинуется. Правда, не в том смысле, о котором рассуждал Томас Джефферсон.

Попутно заметим, что в автократических (или полуавтократических) государственных системах проведение масштабных публичных мероприятий под полным контролем их информационного обеспечения и составляет смысл "местной" демократии. Ведь в подобных Съездах - в том числе и сентябрьском - не принимают участия настоящие харизматики, влиятельные в определенных социальных группировках. Следовательно, на подобных мероприятиях отсутствует какой бы то ни был конфликт идей, что важно для развития в обществе полноценных альтернативных точек зрения.

Естественно, что информационное управление администрации президента не ставит своей целью рекламировать результаты съезда на внешних информационных рынках. Это абсурдно и понятно даже для просоветских политтехнологов.

Более того, идеологических эффект от проведения нынешнего съезда будет направлен не на оппозиционное общественное мнение. Слишком грубая технология. С другой стороны, информационная ценность все того же оппозиционного Всебелорусского съезда для неоппозиционного общественного мнения также представляется нам весьма ничтожной. Всебелорусской съезд работал только с той средой, которая уже определилась относительно Лукашенко и его политики. По сути, оба эти съезда - мероприятия одного толка, но совершенно различной смысловой направленности. Если съезд депутатов своей базисной целью определяет еще одно доказательство того факта, что система президента Лукашенко по-прежнему работает (для номенклатуры подтверждением является более тонкая идея - в государстве работает жесткая система иерархии и подавления), то Всебелорусский съезд продемонстрировал ярко выраженную агрессию по отношению к интеграционным устремлениям Лукашенко и обозначил мощную группу сторонников белорусского государственного суверенитета.
Добавить комментарий
Проверочный код