Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
блок контейнер для дачи купить
moskva.stelkont.ru
№30 (246) 07 августа 2000 г. Политика

У ВАС БЫЛИ ПРИВОДЫ В МИЛИЦИЮ?

07.08.2000
Отдел политики

Еще в советские времена встречи с милицией были не самым радостным событием для простых граждан. "Общение" могло закончиться избиением, штрафом, "телегой" на работу, товарищеским судом. По этапу можно было пойти за спекуляцию, заработав при этом иногда гораздо больший срок, чем за убийство. Казалось, времена меняются. Однако, Беларусь, похоже, способна не просто реанимировать былые достижения карательной системы, но и поднять ее до новых репрессивных высот.

Сегодня в УПК статья найдется и для инакомыслящих, и для тех, кто случайно стал свидетелем милицейского произвола.



У вас были, говоря казенным языком, приводы в милицию? - поинтересовались мы у наших собеседников. Чего надо опасаться, ненароком оказавшись в участке? Что необходимо предпринять для того, чтобы противостоять незаконным действиям милиции? И, наконец, когда и при каких условиях стражи правопорядка действительно смогут обеспечить защиту гражданских прав?

Леонид ДЕЙКО, пресс-секретарь Белорусской социал-демократической партии:

- Да, у меня были приводы в милицию. Еще в 74-м году (я тогда на Байконуре работал) затащили в ментовку. За длинные волосы. По личному указанию командующего войсками стратегического назначения генерала армии Толубко. В додекретное время я попадал пару раз за несанкционированные мероприятия, пикеты у российского посольства, у прокуратуры Беларуси. Но, повторю, это был 96-й год. По сравнению с сегодняшними санкциями и приемами наших карательных органов, тогда все еще было нормально.

В политических партиях много молодых и немолодых людей, которые и преследовались, и арестовывались. И были подвержены различным издевательствам и избиениям. 25 марта на площади Якуба Коласа наших некоторых молодых людей даже травили собаками. Вот и сейчас у нас лидер борисовской организации получил 15 суток, сидит за политическую деятельность. И пока будет в стране такой режим, пока он будет опираться на карательную репрессивную систему, им же созданную из милиции, мыслимых и немыслимых спецслужб, абсолютно не самостоятельных судебных органов и органов прокуратуры, я не вижу выхода.

Я был депутатом Верховного совета 12-го созыва, поэтому хорошо знаю таких милицейских чинов, как Тесовец, Удовиков, Русак и других. И, мне кажется, все зависит от конкретных условий. Если в милицейской среде у человека будет выбор сделать что-либо моральное, либо выполнить команду "фас", он выполнит второе. Это мое абсолютно субъективное мнение. Я не могу прийти в себя после зверского убийства моего племянника. Хотелось бы считать, что и среди них есть тоже люди, но не могу. Вы читали "Каратели" Алеся Адамовича про психологию производства карателей? Приводят военнопленного, дают ему в руки наган, а на краю ямы стоит второй военнопленный. Стреляй в него, говорят первому. Не делаешь - тут же, на месте убивают тебя. Этот выбор, он очень не простой. Господь милует только тех, кому не надо делать такой выбор.



Сергей ПОПКОВ, заместитель председателя Консервативной христианской партии-БНФ:


- Бывало. В 97-м присудили штраф, а второй раз уже посадили на десять суток. И совсем недавно, пару дней назад, я ходил по району (собираю подписи в защиту Беларуси), кто-то из жителей, вероятно, позвонил, и ко мне пришел наряд из двух милиционеров. Попросили пройти в участок за то, что занимаюсь сбором подписей. Говорят, нарушаю закон о выборах: провожу агитацию против выборов. Хотя я собирал подписи. Я сначала сказал им, что у вас нет оснований. Они вызвали машину. Думаю, все равно гвалтом будут меня тянуть, поэтому прошел с ними, показал статью Конституции, где каждый гражданин обязан защищать свою страну. Ну и молодые ребята в итоге меня отпустили. Так вот выяснил, что мы уже не можем даже защищать свою страну. Сами ребята, конечно, не хотели бы заниматься такими вещами, - это чувствуется. Но им дают команду сверху, и они обязаны ее выполнять. Тут идет на нарушение верхнее начальство: там должны хорошо знать и конституцию, и законы, но в полной мере, видно, не знают, потому что сами действуют не по закону, а по указке.



Михаил ПЛИСКО, руководитель группы оппозиционных политических партий по избирательному праву и конституционным вопросам, ОГП:


- Один раз. Еще в начале установления тоталитаризма в Беларуси, кажется, в 96-м или 95-м году. Помню, мы проводили пакет у почтамта, и нас - меня и еще одного человека из нашей партии - доставили в участок. На меня, тогда депутата горсовета, никакого протокола не составляли, только повоспитывали.

Раньше я попадал в передряги, несмотря на то, что являюсь инвалидом опорно-двигательного аппарата и признаки моей инвалидности ярко выражены. Хотя жестко к милиции не походил, но, исходя из своего физического состояния, чувствовал, что для меня это может плохо кончиться. Поэтому на всякие митинги хожу, но стараюсь быть осторожным, не попадаться, поскольку знаю, чем такая встреча может закончиться: серьезным физическим увечьем.



Виктор ЧИКИН, первый секретарь Компартии Белоруссии, председатель Белтелерадиокомпании:


- Нет, у меня с милицией недоразумений не было. Тем более, в последние годы, когда работал в Мингорисполкоме. Я находил с ними общий язык, работая по целому ряду направлений.



Юрий ЗАГУМЕНОВ, президент Центра поддержки ассоциаций и фондов (SCAF):


- Нет, не было. Что до поведения человека в милиции, то некоторые уже могут потребовать вызвать адвоката: все зависит от правовой культуры, от того, насколько люди знают свои права. Вот для этого хорошо бы ввести специальный курс уже в школе. Там есть курс поведения в экстремальных ситуациях, а это ведь тоже экстремальная ситуация. Знать свои права в этом случае, алгоритмы своих действий, чтобы защитить себя, не помешает. Опыт показывает, что люди, которые владеют необходимыми знаниями, способны себя защитить даже в критической ситуации. Я, слава Богу, не испытывал этого на себе, но, по рассказам других, знаю, что те же работники правоохранительных органов, когда видят перед собой человека компетентного и уверенного в себе, ведут себя очень осторожно. Конечно, среди них могут быть разные люди: от работы с криминальной средой происходят изменения психики. Хотя, насколько мне известно, в самой милиции есть жесткая система наказаний за превышение полномочий. По крайней мере, раньше там был специальный отдел.



Владимир ЦЕСЛЕР, художник, дизайнер


- Конечно, приводы в милицию были. Еще в советские времена. За пьянку, точнее - за распитие спиртных напитков в общественных местах или, например, за дебош в ресторане. Но в рестораны ходить было дорого, так что чаще мы собирались с приятелями и пили в скверах. Естественно, иногда нас забирали в милицию, работники которой в свою очередь сообщали о факте задержания на работу. Но никаких проблем из-за таких "донесений" у меня не было - милиция ведь врет много. Как-то написали, мол, я пришел в ресторан и принес с собой, что строго запрещено, бутылку вина. Все знают, что я никогда в жизни вина не пил - только водку. В общем, никто "жалобе" не поверил.



Михаил ШРУБ, фермер, Житковичский район:


- Хорошо, если бы не пришлось оказаться в таком положении. Права руководителя - это проблема очень серьезная и важная сегодня, потому что у руководителя хозяйств практически нет никаких прав. Встреча с милицией - уже заключительный этап на этом пути. Хотя, если надо, могут поручить и милиции. Но учитывая свое фактически бесправное, хотя, может, это и громко сказано, положение, руководители предпочитают подчиниться действиям властей и не доводить дело до милиции.



Гарри ПОГОНЯЙЛО, адвокат:


- Что минуло, так вот это. Хотя я не исключаю таких случаев: порой так вымотаешься на работе, что запросто можешь заснуть в транспорте и приехать на конечную остановку (мне надо выходить на две раньше), а там, как говорится, всегда уже ждут ребята. И тут они, естественно, подходят: вдруг пьяный человек, давай в участок заберем, а там и разберемся... Кому-то покажется, что ты шаткой походкой идешь, к кому-то просто придерутся, а если еще, не дай Бог, грубое слово сказал, так и все тут. Дело в том, что наша сегодняшняя милиция, чувствуя абсолютную безнаказанность за нарушение гражданских прав людей, которых они призваны защищать, и просто измываются над теми, кто попадает к ним в руки по тем или иным обстоятельствам.

Я бы это объяснил низким образовательным уровнем, отсутствием жестких требований по выполнению работниками милиции своих профессиональных обязанностей по отношению к гражданам по защите их прав и обязанностей. Их задача - задавить, навести страху, чтобы человек, попавший к ним, чувствовал себя униженным, оскорбленным, затоптанным, задавленным и только жалко подчиняющимся их требованиям.

Это выгодно, прежде всего, самому ведомству, потому что сегодня оно не обладает политической задачей по соблюдению прав человека, а обслуживает интересы тех, кто как раз действует в противоположном направлении от принципов демократии, соблюдения прав человека. И раз это так, то они соответственно выполняют эту задачу, применяя совершенно иные методы воздействия на наших граждан: не сопровождать, допустим, ту же демонстрацию тихо, мирно, подправлять возникший конфликт, а, наоборот, провоцировать конфликт.

Если оказался в милиции, то лучше очень тихо, вежливо попытаться объяснить свою ситуацию. Даже если чуть-чуть пьяненький, сказать: ребята, извините, рядышком мой дом, я спокойно сам дойду. Не пытаться, кстати, качать права. Этого милиция не любит. Как только ты начинаешь качать свои права (это в принципе правильно в правовом государстве, но не в нашем), сначала заработаешь от "демократизатора", то есть от дубинки, потом они найдут возможность тебя привлечь. Сегодня куча дел в судах, когда гражданин заступается за того, кого они берут.

А дальше: ты еще жалуешься на родную милицию, ты еще требуешь снятия побоев? Получи уголовное дело. Уже были и есть такие дела и будут до тех пор, пока у нас будет эта власть, пока будет так ориентирована милиция и весь государственный механизм.



Андрей ШЕНТАРОВИЧ, редактор еженедельника"Ошмянский курьер":


- Меня неоднократно забирали и в Ошмянах, и в Сморгони. Распространители "Ошмянского курьера" постоянно испытывают давление властей вплоть до уголовного преследования. А когда я прихожу разбираться, почему их "взяли", то "берут" и меня.

Как правило, обвиняют в хулиганстве и за действия, порочащие лицо гражданина. Наверное, им непонятно то, что я делаю... Может, таким образом, они выполняют план по задержаниям... Для меня уже стало привычным носить в левой руке удостоверение, а в правой - диктофон. Хотя по началу я не знал, как себя вести и потому не пытался защищать свои права. Меня задерживали безо всяких объяснений, могли сутки продержать без протокола. Сегодня я уже знаю, как себя вести, и когда меня в очередной раз "хватают", я объясняю им не только свои права, но и то, как они обязаны себя вести по отношению ко мне. Недавно был свидетелем того, как на улице в милицейскую машину, избивая, заталкивали человека. Вмешался, попытался объяснить этому человеку, как нужно себя вести. В результате забрали и меня. После чего было возбуждено уголовное дело...



Эдуард ЛЮТКОВСКИЙ, председатель колхоза "Маяк"Ошмянского района:


- Нет, таких случаев не было. Но зато регулярно приходится нести административную ответственность - я имею ввиду наложение этих ненормальных штрафов. Буквально две-три недели назад я был оштрафован за то, что продал скот коммерческой структуре, хотя я уже выполнил госзаказ по продаже мяса. Но ко мне приехали из налоговой инспекции и сказали, что я не имел права продавать мясо коммерсантам. Я пытался объяснять, что госзаказ выполнен, что мясокомбинаты не платят за продукцию, а продал для того, чтобы свиньи не подохли, потому что их нечем кормить, продал, чтобы мне проплатили за комбикорма. Но меня никто не хочет слушать! И при моей зарплате в 70 тысяч на меня наложили штраф в 130 тысяч рублей. Мне два месяца нужно работать, чтобы выплатить такой штраф! И такие примеры можно приводить до бесконечности.
Добавить комментарий
Проверочный код