Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№30 (246) 07 августа 2000 г. Общество

ПОСУДАРИМ О ДИЗАЙНЕ

07.08.2000
Ирина МАТЯС

Минское издательство "Амалфея" выпустило в свет "Комментарий к Закону Республики Беларусь "Об авторском праве и смежных правах". Автор книги - председатель Комитета по авторским и смежным правам при Минюсте РБ Станислав Судариков. Комментарии, расшифровка закона должны иметь место, дабы юридически не сильно сведущие чиновники и граждане могли обратиться к ним за разъяснением тех или иных положений. Но вот, когда комментарий задуман для оправдания огрехов законодательства (за это надо "поблагодарить" и законодателей), - его уместность обоснованно ставится под сомнение.

Вторя новой редакции закона, вступившего в силу в 1998г., Судариков вдруг решил отлучить дизайн от искусства, ограничив его существование исключительно областью промышленности (отметим, что "старый" закон 1996г. без каких-либо комментариев включал произведения дизайна в список произведений изобразительного искусства как объектов авторского права). По версии Сударикова, процедура изъятия проведена потому, что "во-первых, дизайн никогда не являлся произведением изобразительного искусства, поскольку носил черты откровенно промышленного назначения. Во-вторых, дизайн не мог быть отнесен и к произведениям декоративно-прикладного искусства, поскольку не является копией произведения изобразительного искусства на предметах бытового назначения".

Комментарии чиновника вообще содержат в себе много открытий. Так, оказывается, декоративно-прикладное искусство прекратило свое самостоятельное существование, став придатком изобразительного искусства в виде его копий. Скопировали вы, к примеру, на поверхность деревянного столика "Мадонну" Рафаэля - приобщились к декоративно-прикладному искусству. Но если вы создали мебельное чудо в виде уникального туалетного столика, или ваш рекламный плакат потряс умы дизайнеров всего мира - это лишь банальное произведение промышленного дизайна, автор которого не проявил при этом никаких художественных склонностей.

Радует, что современная энциклопедическая версия дизайна более чем отлична от официального белорусского варианта. Так, Всемирная энциклопедия (The World Book Encyclopedia) 1994-го издания свидетельствует в пользу того факта, что "дизайн играет важную роль во всех направлениях искусства и в создании многих промышленных продуктов". Энциклопедия рассматривает применение дизайна в таких областях как архитектура, самолетостроение, автомобилестроение, разработка повседневной одежды и высокой моды, создание театральных костюмов, киноиндустрию, мебельную промышленность, декор интерьера, скульптура. Отдельно выделяются промышленный, театральный и фотодизайн.

Это - норма цивилизованных стран, где высококлассный дизайн давно стал прерогативой самых знаменитых художников и кутюрье. Именно произведения дизайна многим из них приносили и продолжают приносить основной доход, что неудивительно: считанные единицы в состоянии сегодня купить оригинальные произведения искусства (к слову сказать, и потомки знаменитых художников сегодня зарабатывают деньги не продажей, а именно репродуцированием оригинальных картин), миллионы женщин мира используют парфюмерных марок Дали и Пикассо, флаконы которых также легко узнаваемы, как и запахи. А авторство дизайна флаконов по цивилизованным законам охраняется законами об авторском праве.

Именно художественная ценность и творческая идея являются основными критериями оценки дизайнерских разработок в области моды и рекламы. Во многих столицах мира наряду с музеями живописи существуют музеи искусства моды и искусства рекламы. И говорить от том, что дизайн не относится к искусству и не представляет собой никакой художественной ценности, имея исключительно промышленное предназначение, означает фактически "выбросить" из искусства все его современные направления, начиная с инсталляций (к которым дизайн имеет самое непосредственное отношение) и, заканчивая картинами в стиле примитивизма и авангарда. Судариков в комментариях к закону ссылается на Бернскую конвенцию об охране литературных и художественных произведений, датируемую 80-ми годами прошлого века, когда явление промышленного дизайна только зарождалось и не могло иметь точного определения. Понятно, что с тех пор позиции дизайна не просто укрепились - дизайн окончательно вписался в систему современного искусства. Безусловно, нельзя не согласиться с Судариковым, что в некоторых западных странах дизайн не охраняется нормами авторского права. Но, во-первых, это касается стран, где работает самостоятельный закон об охране промышленной собственности. Во-вторых, гонорары за дизайнерский труд в этих странах столь высоки, что можно не беспокоиться о "потиражных". К тому же во всех цивилизованных странах предусмотрена дополнительная договоренность между предприятием-заказчиком и дизайнером-исполнителем о регулярных отчислениях за воспроизведение (тиражирование) оригинальной дизайнерской разработки. Но, главное, все эти страны рассматривают дизайн как одно из направлений современного искусства.

Правда, и в новой редакции закона, после перечисления объектов авторского права, как-то "произведения живописи, графики, скульптуры" следует абстрактная категория "иных произведений искусства", куда легко можно отнести и произведения дизайна. Но практика буквального толкования закона белорусскими чиновниками исключает всяческие "иные", "т.п." и "т.д.". Вследствие чего отсутствие прямой ссылки фактически означает исключение дизайна из разряда объектов авторского права. Зато Станислав Судариков, расшифровывая в комментарии понятие "иных", говорит о компьютерных произведениях искусства и мультимедийных произведениях.

Трудно понять, чем провинился дизайн и какие изменения произошли с 1996г. Возможно, сказалось то, что уж больно непослушным, самостоятельным и юридически подкованным оказался Белорусский союз дизайнеров, в состав которого входят более 400 профессиональных художников, работающих в областях промышленного, графического, концептуального дизайна. Имена и работы многих из них давно известны

Плакатный дизайн Владимира Цеслера

за пределами Беларуси. Это Владимир Цеслер и Сергей Войченко, чьи рекламные плакаты не раз побеждали на международных фестивалях рекламы и биеналле плаката; известный модельер Инна Булгакова, неоднократно отмеченная медалями всемирных выставок дизайна одежды; профессор Павел Семченко, основатель школы белорусского шрифта и каллиграфии; Олег Сурский, член Международной ассоциации критиков искусства при ЮНЕСКО. Список этот можно продолжать долго, отметив и тот факт, что многие члены Союза дизайнеров состоят и в Союзе художников. Все они занимаются творчеством, разрабатывая направление концептуального искусства. А еще эти люди делают нашу жизнь разноцветной, создавая внешний облик белорусскихпромышленных товаров. Без них нам не выбиться "в люди", не продвинуть продукцию на зарубежные рынки, на которых огромный процент стоимости товара составляет его внешний вид и марка, узнаваемость которых - дело рук дизайнеров. Их невостребованный и по достоинству неоцененный талант, как ни грубо это звучит, не будет "пылиться на полках". Например, Владимир Цеслер и Сергей Войченко сегодня все чаще работают на российских заказчиков, а художник-дизайнер сцены Зиновий Марголин все реже занимается сценографией в белорусских театрах.

Стоит отметить, что, помимо всяческих несуразиц в законодательных актах, охрана интеллектуальной собственности является исключительно монополией государства еще в нескольких странах - Китае, Грузии и Туркменистане. Тогда как в России, Украине и Молдове, чьи законы "О защите авторского права" прямо называют дизайнерские разработки в числе объектов авторского права, защитой прав авторов произведений искусства могут заниматься и юридические лица негосударственной формы собственности. Второй вариант - скорее норма, нежели исключение, тем более, что в любом случае выигрывает государство, зарабатывая на охране интеллектуальной собственности деньги.

Беларусь же пока больше разбазаривает национальное богатство - интеллект. И продолжаться это будет до тех пор, пока произведения дизайна не будут прямо указаны в качестве объектов авторского права, за использование которых установлены минимальные ставки авторского вознаграждения. Пока мнение некомпетентных в области искусства чиновников при составлении законодательных актов будет играть решающую роль. Стоит ли удивляться, что в Беларуси не ценят и не оберегают творческий потенциал? А ведь политика в области охраны интеллектуальной и художественной собственности во многом определяет степень культурности самого государства.
Добавить комментарий
Проверочный код