Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№28 (244) 24 июля 2000 г. Общество

ВИНОВНЫЕ НАЙДЕНЫ

24.07.2000
Ася ТРЕТЮК

Лед тронулся. Родители трагически погибших на Немиге детей получили наконец доступ к материалам следствия, сроки которого, как известно, на протяжении года и двух месяцев постоянно продлевались.

Собственно, дело не закончено и по сей день: прокуратура республики продлила расследование до 30 сентября. Что заставило выйти из "зоны умолчания" высший надзорный орган - покажет время. Пока же, если судить по материалам предварительного расследования, можно сделать вывод: свалив все беды на стихию, Лукашенко поторопился.

Первыми для ознакомления с материалами дела были приглашены родители Маши Иньковой и их представитель - руководитель правозащитного центра "Правовая помощь населению" Олег Волчек.



Справка "БГ".
Олегу Волчеку 32 года. Закончил юридический факультет БГУ. В 1994-98гг. работал старшим следователем прокуратуры Фрунзенского района Минска. Общественное объединение "Правовая помощь населению" возглавил в 1998г.



- С первого дня трагедии,
- рассказывает Волчек, - я и родители погибших ни на йоту не сомневались в том, что виновные в смерти 53 человек есть. Поэтому ревностно добивались результатов расследования, оставаясь долгое время в полном неведении. Больше всего претензий высказывалось в адрес МВД и ГУВД Мингорисполкома. Ознакомившись с материалами дела, стало ясно, что мы были недалеки от истины. Но о милиции чуть позже. Вначале несколько слов об организаторах этого злополучного молодежного праздника.

До сего момента в их числе упоминались "Класс-клуб "Джасс-Крафт", АО "Оливария", радиокомпания "Мир". Следствие обнаружило еще несколько коммерческих структур, имеющих к описываемым событиям самое непосредственное отношение.

Сигаретная компания "Магна" вышла на немецкое рекламное агентство "Леонардо" с просьбой помочь в подготовке рекламного шоу в Беларуси. "Леонардо" связалось с МП "Евростиль" в Минске, оно, в свою очередь, - с "Класс-клубом "Джасс-крафт". Вскоре в организацию праздника были вовлечены радиостанция "Мир", группа "Манго-Манго", АО "Оливария", ГУВД Мингорисполкома, включая ОМОН. Призы участникам праздника и пиво, как сообщило агентство "Леонардо", должна была оплатить некая, скорее всего, "левая" фирма "Антадег". "Левая", поскольку юридический адрес этой фирмы в Минске находился на улице Оранского в частном доме, где кроме диспетчера застать никого не удалось. Директора этой фирмы никто не видел, а только слышали по телефону.

Посмотрев документы, я сразу понял, что есть смысл проверить легальность происхождения денег, потраченных на данное мероприятие, и сказал об этом следователю. Он ответил, что перед следствием стоит иная задача: установить связь между трагедией и ее причинами. Для себя же я сделал вывод, что молодежные праздники проводят далеко не ради самой молодежи... Безусловно, без государственной "крыши" такие грандиозные мероприятия, да еще в центре города коммерсанты вряд ли могли организовать своими силами. Как я увидел в протоколах допросов, руководитель "Класс-клуба" Окулич свободно мог зайти в кабинет заместителя председателя Мингорисполкома Гурина, начальника ГУВД Тарлецкого, главы администрации Центрального района Попкова и других представителей власти. На документах, которые ему подписывали, вы не найдете ни входящих номеров, ни резолюций. И это вызывает большие подозрения - значит, власть заинтересована в проведении подобного рода массовых мероприятий.



- Какие силы милиции были задействованы в тот роковой день?


- Согласно материалам дела, установлено, что на празднике 30 мая было задействовано 195 сотрудников милиции. Сюда входили ОМОН, патрульно-постовые службы, транспортная милиция, рядовые воинской части. Милиция и ОМОН были сконцентрированы в основном вокруг сцены, где выступала группа "Манго-Манго", у пивных палаток и реки. Подземный переход станции метро "Немига" оказался фактически вне поля зрения стражей порядка. Там не догадались поставить наряд милиции, чтобы в случае необходимости перекрыть людской поток. Зато за зданием спорткомплекса "Трудовые резервы" стоял автобус с 20 омоновцами.



- Которые, как писала "БГ", спрятались там от дождя и ждали команды "сверху". Это соответствует действительности?


- Так оно и было. Когда людской поток хлынул к подземному переходу, омоновцы оказались от места происшетствия на недопустимо далеком расстоянии. В своих показаниях следствию командир отделения омоновцев Барсуков рассказал, что его резерв всегда "заслоняет" метро. В этот день они должны были, как обычно, за 10-15 минут до окончания праздника выйти из автобуса и перекрыть вход в подземку. Иной команды им не поступало.

Следствием установлено, что ответственным за этот праздник был заместитель начальника ГУВД полковник Русак (тот самый, который руководил "парадом" в здании Минского городского суда в день вынесения приговора Михаилу Чигирю - А.Т.), начальник отдела городской милиции Кондратьев, за действия омоновцев ответственным был назначен Подобед. Эти начальники отвечали за расстановку сил. По имеющемуся в распоряжении следствия плану видно, что, когда людской поток хлынул к подземному переходу, основные силы милиции до последнего момента были сосредоточены у сцены и пивных палаток.

Концерт группы "Манго-Манго" начался ровно в 20 часов. Через 10 минут начался дождь, позднее посыпался град. Толпа, а это примерно 2,5 тысячи людей, побежала к метро. Почему к метро? Во-первых, со стороны реки был милицейский заслон, рядом -стройплощадка, через которую тоже невозможно было пройти. Русак по рации дал Кондратьеву команду перекрыть проспект Машерова от Дворца спорта до "Трудовых резервов", чтобы люди не смогли выйти на проезжую часть. Поскольку все кругом было перекрыто, не оставалось ничего другого, как выбежать на проезжую часть, но милиция начала теснить людей назад. Толпа хлынула в подземку. Дежурившие в здании метрополитена два милиционера стали по рации просить помощи, и только тогда Русак дал команду Кондратьеву задействовать ОМОН. Пока Кондратьев связывался с Подобедом, а Подобед - с командиром роты ОМОНа Гайдуком, время было упущено: полтысячи человек метнулись в метро. Милиции там не оказалось, сдержать толпу было некому, началась давка. Прибежавшие к месту происшествия Гайдук с ротой омоновцев начали рассекать лавинообразный поток, но что могли сделать шесть человек?

Тогда Гайдук запросил помощи у командира группы резерва ОМОНа Барсукова. Только тогда общими усилиями удалось сдержать натиск толпы и оттеснить ее назад. Слышался стон тех, кто оказался придавленный телами, начали выносить пострадавших из людского завала.

Кроме того, установлено, что милицейские рации были настроены на разных частотах: у ОМОНа -одна частота, у ГУВД - другая, у ГАИ -третья. Рядовые милиционеры вообще не имели возможности напрямую связаться со своими начальниками.

По этому делу была проведена психологическая экспертиза. Вниманию экспертов были предложены видеокассеты самого праздника до начала стихии, чтобы они могли ответить на вопрос следствия: каковы действия толпы в экстремальной ситуации? В заключении на семи листах эксперты пришли к выводу: организаторы праздника и милиция должны были отдавать себе отчет в том, что на концерт придет молодежь от 15 до 18 лет. Предпосылок тому было много: усиленная реклама, обещающая бесплатную рок-музыку, пиво. Но когда начался сильный дождь с градом, молодежь была разогрета не только от музыки. Естественно, кто-то бежал в подземку медленнее, кто-то быстрее, подвыпившие ребята напирали сзади, сбивая с ног бежавших впереди. Последние падали друг на друга, образовав за каких-то две минуты груду из тел - сработал эффект толпы. Эксперты считают, что в данной ситуации нельзя было допустить такой большей скученности людей в одном месте.

Кроме 53 погибших, в этой трагедии пострадало около 300 человек.



- Так все-таки пьяные на этом празднике были? Меня, например, убеждали в прокуратуре, что речь можно вести лишь о кефирных дозах алкоголя в крови погибших.


- У погибших - да. Что касается остальных, то я далек от этой мысли. Это же следует и из показаний пострадавших и свидетелей. Но судите сами. С АО "Оливарией" была договоренность на поставку к празднику 5.100 литров пива, которое бесплатно раздавалось в шести пивных киосках. В одни руки "наливали" по пол-литра. Если исходить из общей численности участников праздника 2,5 тысячи человек, то каждому досталось в среднем по два литра бесплатного пива. Между прочим, в тот день работниками милиции было задержано 29 человек. Причем задерживали только тех, кто едва держался на ногах.



- Как вы оцениваете работу республиканской прокуратуры сегодня - ведь долгое время на материалы следствия было наложено табу?


- Если я раньше критиковал действия прокуратуры, то сегодня можно сказать, что пока она идет в правильном направлении. Работа, где задействованы действительно самые опытные следователи, проделана очень большая и сложная. Когда родители погибшей Маши Иньковой ознакомились с материалами дела, то признались, что им стало намного легче, потому что они узнали наконец правду - виновные в трагедии есть. Назовет ли их суд - другой вопрос.

Интересный момент. По справкам из Минюста и юридического отдела Мингорисполкома, на тот момент якобы не существовало никакого закона, регламентирующего порядок проведения массовых праздников подобных тому, который прошел 30 мая. Тем не менее прокуратура раскопала один документ - устав патрульно-постовой службы милиции, утвержденный приказом министра МВД. В этом приказе четко прописано, как органы правопорядка должны поступать в чрезвычайных ситуациях. Оказывается, они должны заранее обследовать место проведения праздника с целью изучения самых опасных зон, продумать, где необходимо выставить заградотряды, согласовать свои действия со всеми городскими службами, затребовать данные гидрометеоцентра. И если бы милиция руководствовалась этим нормативным документом, строго выполнила все его требования, трагедии бы не случилось.

Милицейские начальники Русак и Кондратьев отвергли, что они получили информацию метеоцентра о надвигающейся грозе. На самом деле в материалах следствия имеется справка о том, что метеоцентр оповещал не только ГУВД, но и другие ведомства, не говоря уже о том, что прогноз погоды звучит во всех информационных теле- и радиопередачах.



- Все-таки почему прокуратура так долго молчала?


- Когда я ознакомился с материалами дела, понял, что прокуратуре все происходящее в тот день стало известно еще в июне прошлого года. Потому что, повторяю, следователи сработали очень качественно. Если судить по тому, с какой профессиональной дотошностью проведены допросы милицейских начальников, будет кому предъявить обвинение. На мой взгляд, несмотря ни что, прокуратура все-таки должна оставаться независимым органом, а не подстраиваться под кого бы то ни было и ждать команды "сверху".

Согласно уголовно-процессуальному законодательству, прокуратура могла представить заинтересованной стороне материалы для ознакомления только по окончании следствия. Однако поступила по-другому. Возможно, это связано с грядущими парламентскими выборами, чтобы каким-то образом смягчить настроение родителей, потерявших детей, чтобы они не начали выходить на пикеты, не проводили пресс-конференции. Возможно, прокурорским работникам надоело быть притчей во языцех. Возможно, прокуратура сегодня нуждается в поддержке общества, чтобы довести это сложное дело до конца: все-таки перед судом могут предстать далеко не стрелочники, а милицейские чины среднего и высшего звена ГУВД Мингорисполкома. И без того в народе устоялось мнение, что прокуратура покрывает милицию. Я не исключаю того, что сейчас на следствие оказывается давление. Еще полгода назад следователь Комаровский (он умер три недели назад) сказал мне: "Мы проделали большую работу, но, скорее всего, без пользы - идет очень большое противодействие". Почему сегодняшние действия прокуратуры не стыкуются с тем, что сказал Лукашенко год назад, - тоже интересный вопрос. Знаю лишь, что в стане прокурорских чиновников началось брожение, их не устраивает не только зарплата. Они видят, что и по сей день существует телефонное право, растет коррупция, с которой на самом деле никто и не борется. Люди поставлены перед выбором: либо служить закону, либо руководствоваться политической целесообразностью. Вместе с тем следователи понимают: если дело "Немиги" не дойдет до суда, за это будет отвечать не тот, кто отдает устные указы, а чья подпись стоит на обвинительном заключении.



- Прокуратура отдает себе отчет в том, что как только будут названы виновники трагедии, в суды косяком пойдут иски?


- Следователи не скрывали от родителей, потерявших своих детей, что они вправе подавать иски в суды о компенсации морального вреда. И если еще недавно это сделали только три семьи, то сегодня компенсации намерены добиваться все семьи, потерявшие своих детей. Речь будет идти о сумме, эквивалентной не менее одной тысяче долларов. А почему бы и нет? Шейман вон какую цену заломил за свои поруганные достоинство и честь.

Дело "Немиги" обещает стать громким, и родители погибших намерены идти до конца. Они хотят не столько наказать виновных, сколько показать правду о гибели детей, заставить власть жить по законам, отвечающим требованиям цивилизованного мира. Чтобы трагедия никогда не повторилась
Добавить комментарий
Проверочный код