Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№28 (244) 24 июля 2000 г. Экономика

ВЕРСИИ: ДЕФОЛТ И/ИЛИ ЭМИССИЯ?

24.07.2000
Отдел экономики

Долги по зарплате бюджетникам, сложнейшая ситуация в сельском хозяйстве, кризисная ситуация с долгами за импортируемые энергоносители, вымывание оборотных средств у промышленных предприятий, грядущие выборы - все это, вне всякого сомнения, должны подвигнуть правительство если не на подвиги, то на решительные меры по восстановлению в глазах доверчивого электората своего пошатнувшегося реноме реального правителя.

Что предпочтет власть: дефолт по внутренним обязательствам, эмиссию или то и другое одновременно? Пойдет ли правительство на сокращение финансирования социальных программ? Готово ли оно перейти от слов к делу и заняться осуществлением структурных реформ? Вообще, что может ждать нашу страну в будущем?

Валерий ДАШКЕВИЧ, кандидат экономических наук:

- Ни о каком дефолте в Беларуси речи в принципе быть не может, потому что бюджет заимствовал деньги в белорусских рублях у национальных инвесторов и рассчитаться с ними, скажем, получив для этого кредит в Национальном банке, - не проблема. Тем более что сумма наших ГКО не велика.

Что до эмиссии, то, думаю, она будет. Уже в июне рост денежной массы составил 15,5 процента. Полагаю, что в июле и августе эмиссия будет значительной - гораздо больше, чем планировал Национальный банк. Повлияет ли это на курс? Да, но позже - в сентябре-октябре. Пожалуй, уровень 1.300-1.400 рублей наиболее приемлем для рыночного курса в октябре. Инфляция подрастет уже в июле-августе.

Если говорить о структурных реформах, то, насколько мне известно, Мингосимущества готовит к осени пакет документов по группе предприятий для продажи как за валюту, так и за рубли. Но, судя по всему, этот процесс пойдет очень тяжело: дело ведь не только в цене предприятий, но и в том, в какой стране они расположены. Это особенно важно для западного инвестора. Какой смысл им покупать предприятия, когда непредсказуемо поведение власти в экономике? Тем более что, ко всему прочему, требуется сохранить рабочие места. Вы видели какое-нибудь стремление нашего государства развивать частный бизнес? Или дать возможность работать среднему и малому бизнесу, чтобы создать новые рабочие места? К сожалению, даже разумные заявления правительства у нас нет оснований принимать за конкретные действия.

Петр МЕЗЯН, начальник управления "Славнефтебанка":

- Лучше ждать эмиссии. Согласно одной очень грамотной теории, дефляционный шок всегда гораздо опаснее инфляционных тенденций: слабая экономика может просто его не выдержать, и последствия могут быть самые негативные вплоть до развала производственной структуры страны. Из двух зол, как говорится, выбирают меньшее. Поэтому, конечно, нарастают ожидания инфляционного характера, о чем свидетельствуют и многие действия в предприятиях ТЭКа.

Просто покрыть эмиссией бюджетный дефицит - это, мягко говоря, не самый удачный путь решения проблемы. Конечно, в количественном плане это легко сделать, но вопрос в эффективности этой меры. Безусловно, разумнее всего идти на серьезные реформы, но это уже зависит не только от банковского сектора. Видимо, нужно уже говорить о том, что определенный опыт накоплен и у нас, и в ближнем зарубежье: некоторые вещи абсолютно ясны практически для всех. Причем многие из них, если вспомнить 1993-94 годы, мы уже проходили. Даже если сравнивать нас с Россией - там при всех спорных моментах системность присутствует. А мы каким-то образом всегда пытаемся использовать кризисный менеджмент: лопнуло в одном месте - свариваем, в другом - давай там латать, а в результате...

Что до возможных социальных последствий проводимой политики, то, как обыватель, я сам для себя решил этот вопрос не теоретически, а практически. Меня больше устраивает иметь в стране более сбалансированный рынок, плавно управляемую валюту и возможность зарабатывать, а не социальные гарантии, когда, к тому же, неизвестен доступ к ним: я с этим сталкивался неоднократно. Проблема социального взрыва возникает, когда у большинства нации складывается впечатление, что несправедливо делят. При этом не задумываются над тем, какое количество благ делят. Взять, к примеру, огромную буханку хлеба - украинскую поленицу. Я, такой нехороший, себе заберу три четверти, а вам дам только одну четверть. Кажется, ой как несправедливо. А если нам с вами по половинке разделить крошечную кунцевскую булочку, то мы с вами, видимо, и ног не потянем. Поэтому проблема не в том, в какой пропорции, а что делить.

Если бы в стране был прирост богатства, то проблема дележки решалась бы гораздо легче для всего общества. И пока у нас нет стимулов к наращиванию богатства в целом, будет обостряться проблема дележки. Поэтому надо браться за что-то одно: две эти проблемы сразу никому не удавалась решить. Сначала надо нарастить поленицу, а потом честно ее разделить.

Павел ДАНЕЙКО, заместитель директора Института приватизации и менеджмента:

- Думаю, что нас не ожидает ни то, ни другое, поскольку наша экономика - не рыночная.

Оно просто может забрать необходимые деньги у предприятий и банков, что регулярно и делает. Поэтому белорусскую экономику, так же как советскую или северокорейскую, бессмысленно описывать в категориях дефолта: здесь он в принципе не может быть. Поэтому я думаю, что решение будут искать прежде всего в сфере административного регулирования - дополнительные изъятия, сворачивание, притормаживание каких-то программ, вбрасывание денег из каких-то параллельно существующих, но контролируемых государством финансовых потоков: перед выборами вряд ли кто-то из правительства или администрации пойдет на обострение ситуации.

Самое неприятное в экономике, более всего ее раздражающее и парализующее - это состояние кривых зеркал, когда непонятна существующая реальность, непонятно положение дел. Как можно говорить о росте и падении ВВП при фиксированных ценах? То же самое относится к курсу.

В коротком периоде административные меры - самые эффективные: взял из одного кармана - положил в другой. Если сопоставлять административные меры с лечением, то они напоминают вкалывание обезболивающего. Первое время кажется, что человек абсолютно здоров, но потом все это оборачивается более сильными болями, и требуется уже либо большая доза обезболивающего, либо серьезное лечение. При этом смерть может наступить неожиданно.

Такую маленькую экономику, как в Беларуси, всегда можно поддержать административными мерами, какими-то энергичными финансовыми заимствованиями. Но вопрос здесь не столько в экономических показателях, сколько в отношении людей, руководителей, чиновников, среднего класса к происходящему. Сегодня для всех очевидно: идет разрушение экономики, и та наркотическая игла, на которую ее посадили, должна где-то сработать.

Михаил ЗАЛЕССКИЙ, эксперт Научного института социально-экономических и политических исследований:

- Я как раз подготовил доклад правительству о функционировании экономики в первом полугодии 2000 года. Когда вы говорите про дефолт и эмиссию, то у нас один дефолтер и эмиссионер - президент страны, поэтому мы этот вопрос обсуждать не будем. Обратимся к конкретным показателям. У нас в первом полугодии ситуация была неустойчивая, но валовой продукт увеличился на 4 процента, объем промышленной продукции - на 5,6, выпуск потребительских товаров - на 6,3, в том числе продовольственных - на 2,1. В то же время мы видим, что производство сельскохозяйственной продукции уменьшилось на 7,3 процента, птицы - на 10, молока - на 13 и удои в среднем снизились на 12 процентов. То есть на фоне относительного роста в промышленности (относительного потому, что мы сравниваем это с очень плохими показателями начала 1999 года, а если сравним с концом прошлого года, то увидим падение) в сельском хозяйстве и без того происходит спад, значит, его надобно спасать.

Поясню: в прошлом году, отменив "Дожинки", у советского человека убрали моральный стимул. Стимул - это такая палка, которой подгоняли рабов на галерах, чтобы они быстрее гребли. А мужик, который этой палкой ширял, был стимулятором. Про "Дожинки" пока не слышно, а вот оплачивать кое-что надо: ситуация у нас в сельском хозяйстве действительно нехорошая, и, может статься, будем плохо кушать. В сельском хозяйстве проблема в основном связана с материально-технической базой отрасли: около 70% техники находится за пределами амортизационных сроков их эксплуатации. С этого мы и должны начать. Травянистых кормов первого укоса нет, значит, нужен второй укос и зерновые: привес крупного рогатого скота и поголовье падает, и мы рискуем оказаться в чудовищной ситуации с коровами, потому что если свинья может принести много поросят, то корова - мало телят. За счет чего мы будем это развивать? Раз нет денег и к тому же задолженность по заработной плате крестьянам составила уже, наверное, 110% к денежному фонду, значит, надо выпускать деньги. Значит, будет эмиссия.

Это нисколько не мешает политике удержания единого курса, который предварительно оговорен 1.200 рублями за доллар. А почему, скажем, не 2.000? На самом деле это вопрос воли руководителя. Если этот руководитель доблестно и смело будет этому следовать, так оно и пойдет. К тому же руководитель готовится к выборам, поэтому он заинтересован в социальной стабильности, которая, в свою очередь, обеспечивается своевременной выплатой зарплат, пенсий и продовольственным обеспечением на уровне необходимого прожиточного минимума. А дальше происходит интересный момент: если реструктуризацию не проводят, она происходит сама.

Самая большая ошибка, которую допустил наш любимый президент, - это то, что он не переизбрался на второй срок два года назад. Если бы он на это пошел, то мы с удовольствием выбрали бы его и на третий, потому что последующие два года будут урожайными и благоприятными для сельского хозяйства. Я строю этот прогноз, основываясь на сводках за последние 50 лет. На этот год я прогнозировал среднюю урожайность в 14,5 центнеров с гектара. Такая она и будет. Так что великих тайн здесь нет. Достигнув дна, ситуация будет меняться к лучшему. Этому будет способствовать и падение цен на нефть, которые достигли сегодня предельного уровня. Россия, потеряв валюту на экспорте нефти, начнет брать наши товары, реальная себестоимость которых также будет снижаться за счет падения цен на энергоносители.

Что до реструктуризации, то народ потихонечку приспосабливается: в сельском хозяйстве уже больше половины продукции производится в частном секторе. Проблема в том, что этот процесс происходит путем деиндустриализации: когда в мире идет переход к новому технологическому укладу, мы откатываемся к предыдущему. Это самое опасное явление. Конечно, можно с сохой и косой существовать еще долгие годы, но лучше этого не делать. В Эстонии фермеров в принудительном порядке подключают к Интернету. У нас, по опросам НИСЭПИ, пользуются компьютерами 4 процента населения, в том числе 1 процент - в деревне. Самое неприятное, что у нас все это будет отражаться на уровне продолжительности жизни, детской смертности, рождаемости. Потому что обеспеченность дешевыми отечественными лекарствами составляет 20 процентов, норма жилья - 20 метров на человека (в Дании - 200, например). К тому же жилье стареет, то есть мы просто откатываемся назад. У нас действительно есть места, где ездят автомобили 50-х годов и люди ходят в рваных белых штанах. Вот мы туда движемся.

Мы очень интересная страна. У нас есть все предпосылки для того, чтобы прекрасно себя чувствовать. Но главный вопрос: что вы продаете? А у нас ответ звучит, как в анекдоте. Ходит японец по Беларуси и поговаривает: "Дети у вас хорошие..." В конце концов, у него спрашивают: почему вы все время так говорите? "Потому что все остальное ваши люди руками делают".

У нас даже сохранились очень мощные научная база и система образования: все быстро деградирует, но у них есть еще инерция на 10-15 лет такой работы. Наши институты выпускают еще достаточно способных и неприхотливых ребят, которых берут на низкооплачиваемые должности в западные компании (Индия, кстати, у нас эту нишу на интеллектуальном рынке вскоре перехватит). Пускай они работают за границей и каждый месяц присылают маме по 500 долларов: так тоже можно поставлять свободно конвертируемую валюту в страну. Если мы будем использовать мозги на полную мощность, наши товары будут продаваться за белорусские рубли. Тогда на белорусские рубли появится спрос, и курс по отношению к другим валютам будет меняться в лучшую сторону. Времени для этого осталось очень мало. Когда мне говорят, что оптимист изучает английский язык, пессимист - китайский, а реалист - автомат Калашникова, я отвечаю: вы заблуждаетесь, я учу детей стрелять из лука и добывать огонь трением.

Кстати, последний случай ритуального добывания огня трением в Европе произошел в 1923 году в Ганцевичском районе. Это абсолютно достоверный исторический факт. Дело в том, что мы не должны путать такие вещи как культура и цивилизация. Мы просто можем стать людьми совершенно иной культуры. Во Франции, например, дебилов не называют дебилами (это запрещено законодательством), а людьми иного сознания... Мы к этому придем: в Беларуси уже 4% семей питается хлебом собственной выпечки, 10% - добывает себе основные средства собирательством, охотой и рыбной ловлей...
Добавить комментарий
Проверочный код