Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Координатор кампании «За справедливые выборы» Виктор Корнеенко считает, что «более грязной избирательной кампании, чем прошедшие местные выборы, в Беларуси еще не было». А вам как выборы?
нормально, недорого выпили и закусили на участке
отлично - это было поистине честные и справедливые выборы
я в шоке от использования административного принуждения при досрочном голосовании
не удивился фальсификациям и избирательным «каруселям»
удовлетворен, что оппозиционные кандидаты провалились
№4 (1130) 6 февраля 2018г. Общество

Экс-управляющая Фонда соцзащиты: «Главе государства сказали, что я беру взятки»

08.02.2018, Виктор Федорович

1 февраля президент РБ поблагодарил председателя КГБ Валерия Вакульчика за хорошую работу: «Никто больше КГБ сегодня в этом плане не сделал. Особенно по вопросам значимых преступлений в сфере коррупции».

Экс-управляющая Фонда соцзащиты:   «Главе государства сказали, что я беру взятки»
В подписи под фотографией, распространённой КГБ в декабре 2016г., утверждалось, что «управляющая ФСЗН Людмила Бачило пишет явку с повинной»

Возможно, это случайность, но именно 1 февраля в суде Ленинского района Минска начался процесс по громкому делу о коррупции, которая, несмотря на почти четвертьвековую борьбу с нею, проникла в святая святых белорусского государства - Нацбанк и в главный источник существования миллионов граждан - Фонд соцзащиты населения (ФСЗН) Минтруда и соцзащиты.

Это судебное разбирательство было анонсировано КГБ в декабре 2016г. Официально сообщалось, что чекисты вскрыли и пресекли «масштабные коррупционные схемы, организованные работниками СЗАО «БелАВМ» во главе с гендиректором Дмитрием Рониным, в которые были вовлечены представители госорганов». Далее шел перечень чиновников - с указанием фамилий и должностей, которые брали взятки из рук как Дмитрия Ронина, так и его подчиненных. Текст сообщения украшала фотография с подписью: «Управляющая Фондом социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь Л. Бачило пишет явку с повинной». Спустя год в суде женщина подробно рассказала, при каких обстоятельствах в ее кабинет принесли $20 тыс.

КТО, СКОЛЬКО И ЗА ЧТО

Судебное разбирательство проводится под председательством судьи Марины Запасник. Гособвинение поддерживает Вадим Кисель. Материалы дела насчитывают 19 томов, ожидается допрос полусотни свидетелей. На скамье обвиняемых в металлической клетке 6 человек, еще двое в суд приходят сами.

В получении взяток (ст.430 УК) и злоупотреблении служебными полномочиями (ст.424) помимо Людмилы Бачило обвиняются (все уже бывшие): начальник управления информатизации ФСЗН Виталий Старовойтов, председатель правления ОАО «Небанковская кредитно-финансовая организация «Единое расчетно-информационное пространство» (ЕРИП) Олег Веремейчик, начальник главного управления валютно-финансового мониторинга Нацбанка Анатолий Мороз и его зам Екатерина Павловская.

Группа взяткодателей (ст.431) помимо Ронина состоит из замгендиректора «БелАВМ» Николая Романовича и директора департамента продаж СЗАО Леонида Горбачевского (оба находятся либо под подпиской о невыезде, или под домашним арестом). Роль их была больше посредническая: начальник давал, они относили.

Как следует из оглашенного прокурором обвинительного заключения, Людмила Бачило и Виталий Старовойтов в 2015-16гг. путем злоупотребления служебными полномочиями дважды помогли компании Ронина победить в электронных аукционах на поставку сетевого и другого оборудования для нужд ФСЗН. По версии следствия, они заранее информировали Ронина о начале торгов, сообщали технические характеристики закупаемого оборудования, благодаря чему «БелАВМ» могло предложить более низкую цену, чем другие участники аукциона. В одном случае, когда «БелАВМ» проиграла, Бачило вмешалась, в результате чего аукцион признали несостоявшимся. В повторном конкурсе компания Ронина одержала победу. За услуги, как отмечается в обвинении, Бачило безвозмездно за счет Ронина на протяжении 2013-16гг. ремонтировала свой личный Mercedes-Benz ML 280 2009 г.в. (общая сумма составила Br31,9 млн.). А 15 декабря 2016г. управляющая ФСЗН в своем служебном кабинете получила от Ронина взятку в виде $20 тыс. наличными и памятной монеты номиналом 20 рублей, стоимостью BYN48.

Старовойтов обвиняется в получении взятки в размере $4 тыс. при посредничестве Горбачевского.

В ноябре 2016г. у компании «Бел­АВМ» возникли проблемы - было просрочено разрешение на внешнеторговую операцию. По версии обвинения, Анатолий Мороз и Екатерина Павловская эту проблему решили задним числом, хотя должны были сообщить в КГК для привлечения компании к административной ответственности. За помощь Мороз, по выводу обвинения, получил $2,2 тыс. и смартфон Apple iPhone 6 Plus стоимостью Br21млн., который он передал Павловской. Взятки, отмечается в обвинении, передавались в здании Нацбанка.

Бывший председатель правления ОАО «ЕРИП» Олег Веремейчик (ранее начальник главного управления ЕРИП Нацбанка) обвиняется в получении двух взяток. В июле 2016г. он получил от Ронина $9 тыс. а в ноябре того же года - 6,4 тыс. евро. Деньги передавались в квартире Ронина по пр. Независимости за помощь в победе на конкурсе на поставки оборудования.

На предложение судьи высказать свое отношение по предъявленному обвинению фигуранты не были единодушны. Женщины решили бороться за свою свободу - Людмила Бачило и Екатерина Павловская свою вину не признали полностью. Анатолий Мороз свою вину в получении взятки не признал, а по 424-й статье признал частично. Виталий Старовойтов, Олег Веремейчик, как и сотрудники СЗАО «БелАВМ» Николай Романович и  Леонид Горбачевский, - признали полностью. Дмитрий Ронин сперва закивал головой в знак согласия, а потом после небольшой паузы сказал: «Да, признаю полностью».

«ЗА МНОЙ ПОЛТОРА ГОДА СЛЕДИЛИ»

В своих душераздирающих показаниях в суде Людмила Бачило настаивала, что взятка в $20 тыс., которую ей передал бывший гендиректор компании «БелАВМ» Дмитрий Ронин, - «это инсценировка», «потому что председателем КГБ было доложено главе государства, что я якобы беру взятки. Надо было подтвердить, что это так». Фото tut.by

Первой в суде допрашивали Людмилу Бачило. Надо признать, что, несмотря на почти 14-месячное содержание в СИЗО, 64-летняя женщина держалась весьма уверенно. Она решила сама рассказать, как дело было, а потом ответить на вопросы прокурора и других участников процесса. Первая часть ее выступления была посвящена обвинению в злоупотреблении служебными полномочиями. Бачило отрицала свою причастность к какому-либо вмешательству в организацию проведения аукционов, ибо фонд этим не занимался - торги проводил концерн «Белресурсы».

Что до материальных эпизодов обвинения, то по ремонту ее личного Mercedes-Benz якобы за счет Ронина обвиняемая сказала: «Я в этом не нуждалась, у меня зарплата была порядка Br25 млн.». Но призналась, что обращалась к Ронину, чтобы он разрешил своему водителю помочь ей в ремонте и техобслуживании на СТО. У самой, по ее словам, на это не было времени - могли в любой момент вызвать на совещание, а своего личного водителя озадачить проблемой не имела права. При этом, заметила Бачило, она всегда давала водителю Ронина деньги. В последний раз в 2016г. она дала водителю Br10 млн., их оказалось мало, ремонт обошелся более чем в Br19 млн., но он вернул и машину, и деньги.

 «Я у него спросила, в чем дело, почему, а он ответил: «Разбирайтесь с Рониным», - поясняла обвиняемая.- Я позвонила Ронину, сказала: «Палыч, так нельзя, пусть придет за деньгами». Женщина уверяет, что Ронин не сразу, но приехал, и она ему отдала деньги.

А вот что рассказала обвиняемая про то, как в ее сумочке оказались $20 тыс.:

«Ронин мне позвонил 13 декабря, сказал, что надо встретиться, я была у мамы. А что случилось? Он говорит, сказать что-то по личному вопросу, по телефону не захотел. Я ему сказал, что буду на работе в четверг, заходи. Он пришел ко мне в кабинет 15 декабря без всяких звонков. Мы поздоровались, я ему сказала: «Вот и Снегурочка пришла, без Деда Мороза», он говорит: «С подарками». Я ему: «Спасибо за конфеты!». Говорю, положи в сумку, чтобы все видели, что ты принес. На этом… Мы поговорили на отвлеченные темы: про правительство, про политику, как идет работа - такой разговор… Но я заметила, что он какой-то несколько возбужденный - мало ли что, человек заболел, какие-то препараты принимал… В руках он держит телефон, а руки трясутся. Мы поговорили, он собирается уходить из кабинета, я говорю: «Подождите, я вас провожу». Не потому что мне хотелось пройтись с ним по коридору, а потому что я боялась, а вдруг плохо станет человеку, упадет в коридоре, будут думать, что Людмила Тимофеевна Ронина довела, что упал в коридоре.

Я встала и проводила его до лифта, потом зашла в женскую комнату, прихожу на седьмой этаж - перед моим кабинетом масса людей. «Вы к кому?» - «К вам». «Проходите, пожалуйста». Зашли. Мне говорят: «Мы будем в вашем кабинете делать обыск». Пожалуйста, а где санкция прокурора на обыск? Мне ее показывают, и при мне ее подписывает представитель органа дознания - санкцию прокурора. Прямо у меня на столе. Вот она, я не могу сопротивляться следственным органам. И начался обыск. Кабинет у меня небольшой, всего лишь 18 кв.м. Кроме стола, двух шкафов, другой мебели нет. И еще небольшой сейф. Все. Осмотрели все и майор спросил: «У вас есть личные деньги?». Я достала из сумки кошелек, хотела открыть, он сказал, дайте я. Открыл, пересчитал деньги, которые там были, закрыл и опять положил кошелек в сумку. Потом опять все посмотрели - нету денег, нет пакета. Я в это время пришла в шоковое состояние. Когда в кабинет заходит… их там было, наверное, человек восемь. Они менялись, звонки телефонов… Нету денег, Ронина у меня в кабинете нету.

Потом наступила тишина, заходит человек и на весь кабинет при всех кричит громко: «Отдай 20 тысяч долларов, которые тебе принес Ронин!». Все смотрят, где Ронин, где 20 тысяч долларов? Нету! Потом пошли опять все смотреть, дошли до этой сумки, достали этот пакет, достали деньги. «Это ваши?» - «Нет, этот пакет принес Ронин!». Я не обманула, но что там деньги, я предположить не могла. Потому что… Зная этого человека, зная, что он меня где-то недолюбливал, потому что я всегда ругалась, могла позволить себе несколько некорректно высказаться. Потому что они иногда вели себя некорректно по отношению к фонду в обслуживании оборудования. Не дали слова сказать! Я рассказываю, откуда этот пакет взялся, такой подарочный пакет из плотной бумаги, когда я доставала, он оказался пустой, и я положила свою монету 20 рублей «Беларусбанка». Это моя монета, это не Ронина монета, он мне ее не приносил. Когда начался обыск, эту монету включили в обвинительное заключение, никто не позволил мне ничего сказать. Единственное, человек, который кричал «Где деньги?» меня посадил за стол и сказал: «Пишите, за что вам Ронин дал деньги, пишите на имя Вакульчика». Я помню, там написала какую-то консультацию…

Вы поймите, это настолько был шок, когда в кабинете 18 метров стоят десять человек, мне не позволили сказать ни копейки. Меня держали с десяти часов до трех в кабинете, не дали даже выйти в туалет. И привезя сюда [в КГБ], за час пятнадцать минут были составлены все обвинительные документы. Все, в мой адрес.

Я, посмотрев на это все, могу утверждать, что это инсценировка. Очень хорошо подготовленная, и даже Ронин… Я не уверена, что Ронин сам пришел ко мне в кабинет! Не могу поверить. А инсценировка… Почему… Людмила Тимофеевна - госслужащая, кадровый реестр главы государства, 45 лет государственной службы… Правда, хорошая картинка показать по телевидению кто я такая? Это все заранее подготовлено! Почему? За мной полтора года была слежка, за мной полтора года, из документов видно, меня слушали, не всегда, не всегда им было интересно, хотя там можно было что послушать. Почему?

Потому что председателем [КГБ] было доложено главе государства, что я якобы беру взятки. Надо было подтвердить, что это так. Нельзя же сказать, что ты такая… Сказано, а не сделано.

Высокий суд, прошу вас разобраться в этом деле. Поверьте, не было у меня никаких умыслов, у меня была одна задача, которую мне ставили правительство и глава государства, о том, чтобы финансировали пенсию, выплата был обеспечена своевременно в полном объеме, чтобы не было задолженностей. Проверки Комитетом госконтроля, проведенные по заданию КГБ, не обнаружили никакого материального ущерба».

Отвечая на вопросы прокурора Киселя, обвиняемая Бачило дополнила свой рассказ некоторыми подробностями. Ронин в ее кабинет принес пакет, в котором был небольшой сверток в яркой бумажной упаковке. Она его переложила в свою сумку, что в нем - посмотреть не успела: «Даже подумать не могла, что там деньги!». Еще обвиняемая пояснила, что после выполнения компанией Ронина обязательств по договорам возникали проблемы с оплатой - в казне были проблемы с деньгами. Ронин ей по этому поводу звонил, она звонила в казначейство с просьбой ускорить перевод денег. Гособвинитель, сославшись на материалы прослушки, обратил внимание, что когда деньги пришли на счет «БелАВМ», Ронин позвонил, поблагодарил и сказал: «С меня цветочки». Бачило ему в ответ: «Лучше ягодки». Очевидно, что под ягодками чекисты подразумевали нечто совсем другое. В суде женщина такой разговор подтвердила и пояснила: «Это такой афоризм про цветочки и ягодки».

«БелГазета» продолжит следить за процессом.

Добавить комментарий
Проверочный код