Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Координатор кампании «За справедливые выборы» Виктор Корнеенко считает, что «более грязной избирательной кампании, чем прошедшие местные выборы, в Беларуси еще не было». А вам как выборы?
нормально, недорого выпили и закусили на участке
отлично - это было поистине честные и справедливые выборы
я в шоке от использования административного принуждения при досрочном голосовании
не удивился фальсификациям и избирательным «каруселям»
удовлетворен, что оппозиционные кандидаты провалились
№4 (1130) 6 февраля 2018г. Экономика

Полакомились

11.02.2018

Мингорисполком выжимает инвесторов ради своего бизнеса

Красив, дружелюбен и приятен Минск. Столица вполне себе европейская. Это если судить по широким проспектам, чистым улицам и внешним фасадам. Инвесторы, которые первый раз посещают Беларусь, всегда позитивно отзываются о столице. По мере погружения в коммерческую, правовую и административную реальность белорусской столицы настроение инвесторов, их планы часто меняются. Все потому, что люди с деньгами, идеями и технологиями открывают себе прелести минской бюрократии. Еще под большим прессом работают белорусские инвесторы. Особенно уязвимы малые и средние компании, которые завязаны на аренду городских помещений и земли.

Сегодня в отношениях между городскими властями и бизнесом творится такое, что даже бизнесмены с более чем 20-летним стажем дают нелицеприятную оценку «Беспредел!». Отношения властей Минска с инвесторами, конкретный случай конфликта белорусского бизнеса с руководством Мингорисполкома и причины игнорирования столичными властями воли и решений президента обсуждают постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК и Юрий МОРОЗОВ, акционер ЗАО «Белфарм», почетный консул Мексики в Беларуси.

ТРЕБОВАНИЯ ПРЕЗИДЕНТА МИМО УШЕЙ

Ярослав Романчук: - Поводом для нашей встречи послужил ряд событий. Во-первых, декрет N7 «О развитии предпринимательства», а также обещания правительственных и неправительственных кругов создать благоприятный климат для привлечения инвестиций. Сам Александр Лукашенко на встрече с белорусским бизнесом заявил на всю страну, что является бизнес-омбудсменом. Мол, обращайтесь, дорогие предприниматели. Ему-то регулярно говорят о серьезных препятствиях на пути инвесторов. А в это время вице-премьеры и министры говорят, что в Беларуси созданы все условия для работы иностранных инвесторов. Кроме улыбки, что еще вызывает это у тебя?

Юрий Морозов: - Сразу вспоминаю советский анекдот. Выступает начальник района перед рабочими: «Товарищи! Скоро мы будем жить еще лучше!». Голос из зала: «А мы?».

Романчук: - Хочешь сказать, что существует гигантская брешь между тем, что написано в указах и декретах президента, что обещают иностранцам, и тем, что делают конкретные ведомства и исполкомы?

Морозов: - Соглашусь. Президент сказал хорошую вещь - никто не хочет работать на местах, все хотят переложить ответственность на его плечи. Складывается впечатление, что отдельные руководители Мингорисполкома пропустили мимо ушей требования президента, проигнорировали его последние декреты и указы по развитию предпринимательства.

Романчук: - Президент говорит: берите ответственность и полномочия, решайте проблемы на местах. А они занимаются пинг-понгом, причем достаточно успешно.

Морозов: - Просто сегодня они не готовы. Они декларируют намерения, проявляют азарт, а на деле ничего не происходит. Сковывают сильные коммерческие связи, которыми обрастает каждый исполком. Поэтому очень часто чиновники смотрят на инвесторов не столько как на источник денег, технологий, новых рабочих мест и бюджетной стабильности, а как на конкурентов.

Романчук: - Кто проявляет азарт, кто на госслужбе предпочитает заниматься бизнесом, а не реализовывать стратегию развития страны?

Морозов: - На местном уровне - облисполкомы, горисполкомы. Всем видом показывают, что готовы. Но когда начинаешь анализировать, детально разбираться в их предложениях, они сразу скисают и говорят: ну да, это не наша компетенция, это не в наших силах, этого мы не можем, этого мы боимся.

Романчук: - Причина не только в том, что они боятся. Многие из них занимаются бизнесом, поэтому есть совершенно очевидный конфликт интересов.

СТОП ИНВЕСТИЦИЯМ

Романчук: - Конкретно по тебе. Ты обращался в Совет по развитию предпринимательства по вопросу инвестиций. Было личное обращение к президенту. Расскажи суть твоей проблемы, которая является как раз отражением того, как реально, в данном случае минские власти, относятся к инвестору.

Морозов: - Речь идет о ЗАО «Лакомка», известный магазин в центре Минска. Когда-то я был депутатом ПП НС от Центрального района. Спустя годы изменилась экономическая ситуация, появились новые тенденции, меняются форматы той же розничной торговли, старые отмирают. Учитывая, что меня достаточно хорошо знали в районе, ко мне обратились руководители ЗАО с предложением посоветовать, помочь, посодействовать им, может быть, провести какую-то модернизацию или реконструкцию. То есть привлечь либо самого меня в качестве инвестора, либо помочь найти кого-то на эту роль. В результате мы нашли какие-то точки соприкосновения, родилось несколько предложений, которые, мы считали, можно абсолютно рационально использовать.

Тогда магазин «Лакомка» арендовал помещение у Мингорисполкома - как принято считать, у ЖРЭО. Хозяйственную деятельность вели члены трудового коллектива.

Формат торговли изменился. Содержать монобрендовые магазины сегодня тяжело, так как люди привыкли к новому формату - гипермаркетам. Один известный журналист как-то спросил у мэра, что будет с «Лакомкой», тот ответил: «У нас что, вам лично конфет не хватает в торговле?».

Руководитель общества обратилась в район с предложением провести реконструкцию и сделать современный ресторан быстрого питания. Мы вместе согласовали проект, в котором было отведено место для секции фирменной торговли белорусскими кондитерскими товарами. Мы привлекли компетентных специалистов. Они предложили сделать второй этаж - как в соседнем книжном магазине и в магазине «Кiрмаш». За счет этого площадь магазина увеличивалась почти на 1/3. Тогда можно было форматировать - один этаж оставить под кафе, второй - под продажу кондитерских изделий.

Романчук: - ЗАО «Лакомка» арендовала это помещение 27 лет. По закону, я полагаю, вы имели право первой ночи, то есть право аренды данного помещения.

Морозов: - Оно и было у нас. Договор заключался на 3 года, и ничего не возникало. Мы написали письмо, район согласовал. Далее, по принципу одного окна, район обратился в город, город поддержал нашу идею.

Романчук: - Город - в лице кого?

Морозов: - Насколько я понимаю, есть некий совет руководителей города, в который входят председатель Мингорисполкома, его замы, председатель Госкомимущества, Управление торговли. У нас было решение Мингорисполкома о перепрофилировании магазина «Лакомка» в объект быстрого питания. После этого мы начали готовить проект. На каком-то этапе до нас стали поступать какие-то противоречивые сведения - мол, наш магазин приглянулся управляющему сети магазинов «Радзивилловский». Это государственная сеть, принадлежащая Управлению торговли Мингорисполкома. Насколько мне потом объяснили, они отслеживают договоры аренды по всему городу. Ведь у них какая ситуация? Сами они ничего нового не строят, арендовать у других не желают - придется платить аренду. То есть они размещают все свои объекты торговли на собственных площадях, находящихся в коммунальной собственности. Плюс у них льготные коэффициенты.

Мы начали изучать этот вопрос - на самом ли деле это так? А когда к директору ЗАО «Лакомка» пришел один из руководителей «Радзивилловского» и сказал об этом открыто, мы начали звонить во все колокола. Обратились в район, в город, собрали трудовой коллектив. После того, как напечатали в СМИ ряд материалов о «Лакомке», вроде все приостановилось. Сам лично был у мэра и его зама. Меня заверили, что никаких проблем у меня не возникнет, наш инвестиционный проект будет реализован. Лично мэр мне сказал, что в договоре аренды нам пропишут, где будет кондитерка, где - гардероб.

Романчук: - О какой сумме инвестиций шла речь? Важно понять, что решение минских властей приостановило определенную сумму иностранных инвестиций. Причем, как я полагаю, человек связан с рядом бизнесов. Если бы ты удачно реализовал данный проект, то совершенно спокойно мог бы привлечь или порекомендовать инвестиции в Беларусь на десятки миллионов долларов.

Морозов: - Абсолютно. Только в «Лакомку» планировалось привлечь порядка BYN1,5 млн., или около $750 тыс. Надо учитывать, что в магазине испокон веков ничего не делалось - за 27 лет только косметический ремонт был. Все требовало замены - электросети не готовы были нести нагрузку, требовались дополнительные электрические мощности. Нужно было менять фасады, стеклопакеты - все требовало замены.

В бытность зампредседателя Мингорисполкома Андрей Доморацкий в интервью газете «Минский курьер» говорил: «Приятно человеку, идущему по городу в мороз, зайти в уютную кофейню, согреться, выпить кофе и продолжить променад. Пройдите по проспекту Независимости после 23 часов - пусто и тихо. Прогуляться  прогуляетесь, а задержаться негде. В той же Вене жизнь бьет ключом в такое время».

Сегодня Беларусь делает акцент на развитие въездного туризма. По своему опыту могу сказать, что приезжающие к нам туристы, особенно в первый раз, хотели бы жить в гостиницах, название которых ассоциируется у них с комфортом, перекусить в тех заведениях, чьему бренду они доверяют.

ДЕМАГОГИЯ ВЫСШЕГО РАЗРЯДА

Романчук: - Коммерсанты из Мингорисполкома положили глаз на то, что по праву было вашим. Разумеется, не собственность, а право аренды. Причем вы хотели туда вложить деньги и привлечь еще больше инвестиций. Как дальше повели себя органы города? Начали оправдывать свои действия?

Морозов: - Они не оправдывали. У меня есть целая папка переписки с ними. Не продлили - потому что так решили. Причины не указаны. Мы ничего не нарушали, ни одного пункта договора. Не было даже формальных юридических оснований не продлевать. У нас конкретно было прописано: ЗАО «Лакомка» имеет первоочередное право, и в течение года, даже если оно не захочет арендовать, оно может востребовать это первоочередное право. Я так понимаю, что когда юристы Мингорисполкома это изучили, они каким-то образом предложили городу быстренько избавиться от этого помещения и передать его на баланс кому-то. Как впоследствии Доморацкий сказал - нам без разницы, кому отдать, лишь бы сохранить тот старый советский магазин «Лакомка». Есть такой старый фильм «Мы, нижеподписавшиеся», в конце которого один из героев говорит: включена демагогия высшего разряда. Они готовы были говорить о чем угодно, прикрываться любыми фразами, лишь бы оправдать свои негативные действия.

Они послали письмо «Коммунарке» - не хотите ли вы взять в аренду это помещение? Они, конечно же, согласились. Хотя буквально перед этим «Коммунарка» из-за нерентабельности закрывает магазин «под шпилем» на Коммунистической, который просуществовал там более 10 лет.

А в конце, так совпало, что глава государства выбрал субъект хозяйствования «Коммунарка» для ознакомления с его деятельностью. Мне потом рассказали, что была разработана чуть ли не спецоперация: во время визита Лукашенко на «Коммунарку» послали сотрудника Управления торговли, чтобы он задал вопрос главе государства - что будет с «Лакомкой».

То есть они (коммерсанты, Мингорисполком) любыми путями пытались застраховать свою безответственность. А конкретно - бывший начальник ГУПРа [Главное управление потребительского рынка. - «БелГазета»] Борисевич, который сегодня находится под стражей. Борисевич был одним из инициаторов этого предложения.

Потом они во всех письмах пытаются сказать: ребята, что вы от нас-то хотите, если глава государства во время посещения «Коммунарки» решил передать ей помещение? Никто не хочет обращать внимания на то, что договор аренды с нами прекратили в январе, а глава государства посещал «Коммунарку» 18 марта, то есть разрыв практически в 3 месяца.

Романчук: - Вы писали в Совет по развитию предпринимательства, были встречи, объясняли ситуацию. Совет писал письма в Мингорисполком, были встречи с мэром. Отписки, отписки, отписки. Чем ты объясняешь такое высокомерное отношение органов госуправления к Совету, который наделен особыми полномочиями и правами самим президентом? В данном случае я имею в виду Мингорисполком. Чем они могут убеждать? Может быть, их «Радзивилловский» - хороший бизнес? Может быть, их торговля или общепит прекрасные примеры представляют? Что можно в качестве аргументов в пользу коммунальной, госторговли и общепита предъявить главе государства и правительству против иностранного или местного инвестора?

Морозов: - Я бы не ставил так вопрос. Мы же приняли предложение Мингорисполкома оставить фирменную секцию «Коммунарки». Не было такого, что мы хотим продавать автомобильные шины, а «Коммунарка» хочет продавать конфеты. Мы продавали бы все то же, что продается и сейчас. Более того, увеличив значительно площадь магазина за счет реконструкции, город получил бы дополнительную арендную плату. Были бы созданы дополнительные рабочие места.

Практически все инстанции, к которым я обратился, - Минэкономики, тогдашний Минторг, МИД, Ассоциация почетных консулов - все выслушали и направили свои письма в поддержку нашего проекта. Но Мингорисполком всем ответил: это не наше решение, его подготовили в Администрации президента. Хотите поддержать проект? Идите в Администрацию и там поддерживайте.

Романчук: - Администрация вроде бы ничего не имела против вашего проекта?

Морозов: - Нет. Я был на приеме у замглавы администрации президента Снопкова. Он при мне снял трубку и сказал: какие проблемы? Заключите инвестиционный договор с компанией - пусть делают, для города плюс. Мэр Шорец сказал - да, есть, пригласим. Неделя проходит - позвонил помощник, мы там обсудим. Вторая проходит, третья…

Хочу акцентировать. Когда было заседание, встреча с Советом по предпринимательству, в декабре 2017г., глава государства конкретно сказал: ребята, я - уполномоченный по правам бизнеса, я на себя беру всю ответственность по защите интересов инвесторов. Но я спрашиваю у председателя Совета по предпринимательству при президенте: как достучаться до института уполномоченного?

Романчук: - Это же похоже на то, как высокомерно можно бортануть любого инвестора, прикрываясь интересами города и государства. Что ответил тебе город на предложение найти компромисс по данному вопросу?

Морозов: - Мы готовы были к какому-то компромиссному решению, но дело в нашем конкретном случае. У нас есть бизнес-план, есть концепция развития компании и бренда. Мы не можем размещать его в помещениях, которые находятся вне пешеходной проходимости. Если нам вместо 500 кв.м предлагают 150, то о чем говорить? Все, что нам было предложено, висит в свободном доступе на сайте Мингорисполкома. Некоторые из этих помещений не используются уже десятки лет.

Романчук: - Это называется «отфутболить инвестора».

Морозов: - Да. Когда я второй раз был у Шорца, он мне так и сказал: «Чего вы все жалуетесь? Будете жаловаться, не дадим вам работать в Минске».

Романчук: - Он забирает имущество, препятствует реализации инвестиционных планов, разрушает инвестиционный имидж Беларуси. По сути, идет поперек воли президента и декрета N7. И никто с ним не может справиться?

Морозов: - Ситуация парадоксальная. Я не знаю, чем он руководствуется и что думает.

НАРЫВАЮТСЯ НА ГРУБОСТЬ

Романчук: - Является ли сеть магазинов «Радзивилловский» примером качественного управления, насколько хорошо с точки бизнеса реализуется этот проект?

Морозов: - В городе все друг друга знают и какие-то цифры о работе этой сети общедоступны. Хочу подчеркнуть одно. Когда экспертная группа проводила анализ, допустим, цен и ассортимента в торговых сетях - «Корона», «Соседи», «Рублевский», то оказалось, что «Радзивилловская» - самая дорогая.

Романчук: - Получается парадокс. Мингорисполком создал под себя отдельную торговую сеть, чтобы продавать минчанам качественные и дешевые продукты. Получилась некая структура с непонятным статусом, которая просто портит репутацию столицы и ее властей.

Морозов: - Наверное, не я первый скажу об этом: зачем коммерческая деятельность Мингорисполкому? Тем более убыточная.

Романчук: - Во-вторых, более дорогие товары. Пусть бы занимались инфраструктурой, дорогами, безопасностью - это важно. Чего они лезут в общепит, в маленькие магазины? Глава государства говорит, что надо ликвидировать конфликт интересов. Мингорисполком как был советским, так и остался - мы за все отвечаем, наша торговля, наша недвижимость, магазины, станки, заводы и т.д. Ничего не поменялось, хотя на улице уже 2018г. Минск должен быть центром прогрессивных решений на уровне муниципальной урбанистической политики. На практике его власти ведут себя, как местечковый провинциальный советский орган… Вандея, грубо говоря.

Морозов: - Любая коммерческая деятельность, если брать конкретно Мингорисполком, целенаправленно делается только для одного - чтобы кто-то этим пользовался в личных целях. Другого я не вижу. Потому что нельзя сегодня привести примеры, которые говорили бы об обратном.

Романчук: - То есть, если вы хотите улучшить качество минского управления, необходимо избавить Мингорисполком от коммерческой деятельности?

Морозов: - Абсолютно. Особенно в сегодняшней ситуации. Сегодня арендная плата зачастую в несколько раз превышает доходы от даже прибыльных коммунальных предприятий, которые имеет Мингорисполком, которая гарантированно поступает и позволяет эти деньги тратить на социальные сферы, на развитие инфраструктуры.

Романчук: - Почему в этой ситуации бездействует Комитет госконтроля? Есть же куча людей, которые следят за выполнением поручений президента. Мы не можем говорить, что президент не информирован. Но те отписки, которые шлет Мингорисполком, говорят о том, что он просто как-то показательно плюет на волю президента, нарывается на грубость или ждет особого сигнала.

Морозов: - Я бы хотел остановиться на другом. Каждый год у нас громкие коррупционные дела и скандалы. И кто-то отправляется отбывать наказание. О чем это говорит? Что вопрос не решен в принципе.

ВПОРУ БИТЬ В КОЛОКОЛА

Романчук: - У тебя много знакомых, в том числе иностранцев. Когда ты говоришь слово «Беларусь» и говоришь, что есть возможности, говоришь о каком-то бизнесе, какие опасения они высказывают тебе? Говорят: Юра, если бы вот такие и такие вопросы были решены, то мы бы подумали, нашли бы $10-100 млн. Потому что на самом деле количество иностранных инвесторов, которые ходят вокруг Беларуси и хотели бы сотрудничать с нами, создавать рабочие места, достаточно существенное. Сколько проводится у нас инвестфорумов. Деньги-то в мире есть, технологии есть. Но в Минске их катастрофически не хватает. Лукашенко ездит мимо заборов промпредприятий и говорит - бардак в Минске. Расскажи про взгляды инвесторов со стороны на нас.

Морозов: - К сожалению, нас, наверное, все-таки знают не так хорошо, как мы думаем. Благодаря появившейся возможности безвизового посещения Беларуси к нам приезжают люди. Они узнают, они видят нас, видят, как мы живем и работаем, видят наши условия. Это им импонирует, они готовы рассматривать предложения. Добавить бы нам еще стабильности с точки зрения законодательства, чтобы правила игры были последовательны, не менялись бесконечно. Юристы сегодня поднимают вопрос субсидиарной ответственности. При смягчении, насколько я могу об этом судить как непрофессионал, ответственности, то есть закон имеет обратную силу. А сегодня вопрос стоит о том, что юристы собирают подписи за то, чтобы этот закон имел обратную силу, хотя по Конституции просто обязан иметь. Для меня было неожиданно, когда я это услышал.

Романчук: - Есть случаи, когда, например, Минфин может заблокировать акции предприятия, в котором доля государства всего 2%. Ссылка на то, что государственное - это приоритетное, для инвесторов тревожный сигнал. Как решение городских властей по еще одному большому инвестиционному проекту - бывшему троллейбусному депо рядышком с площадью Победы. Иностранный инвестор хотел вложить туда около $0,5 млрд., вынес троллейбусный парк. Ему так и не дали разрешение на строительство. В результате сейчас в Стокгольмском арбитраже рассматривается иск инвестора к Мингорисполкому.

Насколько в безопасности чувствуют себя бизнесмены, которые арендуют помещения у города? В разных бизнесах - производственном, логистическом, торговом. Как обстоят дела с таким важным ресурсом, как земля? Если ты не имеешь прав собственности на недвижимость, землю, - твои риски гораздо выше.

Морозов: - Мы сегодня арендуем несколько десятков помещений только в Минске, не говоря уже про всю страну. Всегда, когда возникала какая-то ситуация - где-то платеж не прошел или реконструкцию не закончили в срок, можно было принести письмо, заплатить штраф или принести обоснование. Всегда можно было найти компромиссное решение. В нашей ситуации тебе говорят сначала хорошо, а через 3 дня присылают письмо - иди на улицу. Мингорисполком пишет нам письмо, что мы вас выгоняем, но всех людей обязуемся трудоустроить, выкупить ваше оборудование. Фактически же оборудование выбрасывают. Люди на прямой линии обращаются к мэру: почему нас не берут? Он говорит, что это не его проблемы, а проблемы «Коммунарки» - пускай она берет. Я был у директора «Коммунарки», он говорит - извините, я не могу брать пенсионеров. А у нас в коллективе 2/3 - это пенсионеры были.

Романчук: - Получается, был нарушен даже социальный контракт с людьми, которые работали в «Лакомке». Если бы люди имели какую-то бизнес-модель, доказали ее на практике. Юрий Анатольевич, смотрите: у нас есть вот такой хороший бизнес и такой, это наше, национальное, разработанное. Тогда я еще понимаю. Но они просто предлагают схемы, которые в городе нигде не приносили какого-то качественного результата, а скорее наоборот - только убытки. Помнишь, было «Хуткае харчаванне», эксперименты с «Радзивилловским» - все провальное. И при этом они забирают возможность делать бизнес у инвесторов, которые имеют статус и связи с иностранными инвесторами, способны привлечь десятки и сотни миллионов долларов. Причина смехотворна - «Не положено». На самом деле это прямой плевок в репутацию Совета по развитию предпринимательства, который является глазами, ушами главного омбудсмена страны по делам предпринимательства. Чем может закончиться эта история?

Морозов: - Все коммерческие посылы чиновников, как правило, заканчиваются для них одинаково. Там, где они хотят на госслужбе иметь дополнительный доход, ни к чему хорошему не приводит.

Романчук: - Это мягко сказано. На самом деле, случаев посадок высокопоставленных лиц очень много. Лукашенко же дал им выход: друзья, не берите чужого. В данной ситуации чужое - это вот, конкретный бизнес, который работал более четверти века. Новую концепцию утвердили, а потом столичные чиновники перемотали-изменили для того, чтобы сделать некий коммерческий проект  под себя.

После принятия декрета N7 терпеть такое поведение минских властей невозможно. Когда мы видим, что уже складывается некая система в отношениях Мингорисполкома с инвесторами, которые работают на рынке, и теми, которые могут прийти в Беларусь, то впору бить в колокола, ставить вопрос об адекватности руководства Мингорисполкома тем задачам и стратегии развития нашей страны, которые утверждаются, в том числе Александром Лукашенко.

Добавить комментарий
Проверочный код