Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Координатор кампании «За справедливые выборы» Виктор Корнеенко считает, что «более грязной избирательной кампании, чем прошедшие местные выборы, в Беларуси еще не было». А вам как выборы?
нормально, недорого выпили и закусили на участке
отлично - это было поистине честные и справедливые выборы
я в шоке от использования административного принуждения при досрочном голосовании
не удивился фальсификациям и избирательным «каруселям»
удовлетворен, что оппозиционные кандидаты провалились
№3 (1129) 30 января 2018г. Общество

100 суток в ШИЗО

01.02.2018, Михаил Пастухов*

Белорусский политзаключённый пошёл на рекорд

Михаил Жемчужный, 1955 г.р., кандидат технических наук, доцент Витебского технологического университета, руководил лабораторией, которая занималась вопросами, связанными с производством водорода. В 2007г. был осужден на 5 лет лишения свободы по ст.210 УК (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями).

100 суток в ШИЗО
По мнению правозащитников, «администрация ИУ «ИК-9» УДИН МВД по Могилёвской области всячески стремится дискредитировать Михаила Жемчужного, используя для этого традиции криминальной субкультуры и подвергая постоянной опасности его жизнь и здоровье»
  Фото: svaboda.org

После ликвидации информационно-просветительского учреждения «Платформа» в декабре 2012г. он согласился выступить учредителем новой организации «Нью платформ инновейшн». Эта организация занималась мониторингом ситуации в местах предварительного заключения и лишения свободы. 12 августа 2014г. директор организации Андрей Бондаренко был осужден судом Октябрьского района Минска по трем эпизодам ст.339 УК (хулиганство).

Через неделю после вынесения приговора в отношении Бондаренко органы следствия возбудили уголовное дело против Жемчужного. В июле 2015г. он был осужден Витебским областным судом к 6 годам лишения свободы по обвинению в подстрекательстве к умышленному разглашению сведений, составляющих служебную тайну; незаконном приобретении и сбыте специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации, в т.ч. повторно; даче взятки и даче взятки повторно, т.е. в совершении преступлений, предусмотренных ст.376 (ч.1 и 2), ст.375 (ч.1) и ст.431 (ч.1 и 2) УК. По кассационному протесту прокурора судебная коллегия Верховного суда назначила Жемчужному более строгое наказание - 6,5 лет лишения свободы. В декабре 2015г. правозащитные организации  признали Жемчужного политзаключенным.

ТЮРЕМНЫЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

Свой тернистый путь Михаил Жемчужный начал в ИК-14 (поселок Новосады Борисовского района). Там он был признан злостным нарушителем режима и поставлен на профилактический учет как «склонный к экстремизму и иной деструктивной деятельности», неоднократно водворялся в штрафной изолятор (ШИЗО) и помещение камерного типа (ПКТ). За что? Например, за вынос хлеба из столовой, за пыль на тумбочке.

В марте 2017г. администрация колонии инициировала в суде вопрос о переводе Жемчужного на тюремный режим. Однако позднее отозвала свое представление. Вместо тюрьмы его перевели в ­ИК-11 (Волковыск). Там он долго не задержался. 17 июля 2017г. его перевели в ИК-9 (Горки).

С позиции уголовно-исполнительного законодательства частые переводы осужденного следует признать нарушением условий отбывания наказания. Согласно ч.1 ст.72 Уголовно-исполнительного кодекса, осужденный к лишению свободы должен отбывать весь срок наказания, как правило, в одной исправительной колонии. В этой колонии Жемчужному пришлось испытать все прелести национальной пенитенциарной системы.

ШИЗО КАК ВИД ВЗЫСКАНИЯ

По информации сайта учреждения «Нью платформ инновейшн», за полгода пребывания в ИК N9 Михаил Жемчужный получил 14 дисциплинарных взысканий, из них - не менее 70 суток пребывания в ШИЗО. По мнению директора учреждения Андрея Бондаренко, основанием для наложения дисциплинарных взысканий стал отказ Жемчужного проследовать в отряд, созданный преимущественно из лиц с так называемым «низким статусом». Бондаренко также отмечает, что «пребывание в ШИЗО - тяжелое испытание, которое нечасто применяется даже к отъявленным рецидивистам и криминальным авторитетам. За такое время нахождения в ШИЗО существует реальная угроза здоровью осужденного в связи с антисанитарными условиями и низкими температурами в камерах в данное время года».

Справка «БелГазеты». Cогласно Правилам внутреннего распорядка (ПВР) исправительных учреждений, утвержденным постановлением МВД от 20 октября 2000г. (с учетом изменений и дополнений от 30 декабря 2016г.), отбывающим наказание в условиях ШИЗО запрещаются прогулки, чтение, письма, занятие спортом. Осужденным не разрешается брать с собой продукты питания и личные вещи, за исключением полотенца и туалетных принадлежностей. Осужденный вынужден спать на нарах, которые отмыкаются от стены на время отбоя. Температурный режим в камере низкий, что заставляет осужденных несколько раз за ночь вставать и делать зарядку. ПВР ограничивают пребывание в ШИЗО 10 сутками. Тем не менее к лицам, нарушающим установленный порядок отбывания наказания, применяются меры взыскания, предусмотренные ст.112 УИК, в т.ч. повторное водворение в ШИЗО. В этих случаях исчисление нового срока взыскания начинается сразу же после отбытия взыскания по предыдущему постановлению.

По информации Бондаренко, Михаил Жемчужный обращался к администрации ИК-9 с просьбой обеспечить его личную безопасность и перевести в безопасное место. Однако просьбы немотивированно отклонялись, и он продолжал находиться в ШИЗО. В октябре 2017г. администрация ИК-9 инициировала перевод Жемчужного как злостного нарушителя режима в тюрьму. Однако по непонятной причине  представление о переводе в тюрьму было отозвано. 11 января т.г. после длительного «молчания» от Жемчужного пришло письмо в адрес правозащитницы Татьяны Ревяко. В нем он сообщил, что с 6 января его перевели в помещение камерного типа [это тоже вид наказания для осужденных, но он допускает возможность переписки. - «БелГазета»]. Он также написал, что «с 3 августа находился в изоляции. 100 суток ШИЗО дались нелегко».

 

ШИЗО КАК ВИД ПЫТКИ?

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятая Генассамблеей ООН 10 декабря 1984г., обязывает государства-участники не допускать актов пыток и рассматривать их как уголовное преступление. В ней отмечается, что никакие обстоятельства не могут служить оправданием пыток.

Белорусское государство ратифицировало Конвенцию еще в 1987г. и подтвердило ее действие законом от 20 июля 2000г. Правда, игнорируя свои обязательства, белорусские власти не представляли периодические отчеты в Комитет против пыток (обзоры на этот счет временами направлялись правозащитными организациями).

В Уголовный кодекс РБ так и не была включена статья, прямо предусматривающая ответственность за пытки. Вместо этого в ст.128 УК (преступления против безопасности человечества) сделано разъяснение, что понимается под пыткой. Причем в самой статье УК речь идет о массовом или систематическом осуществлении казней без суда, похищении людей, за которым следует их исчезновение, пытках или актах жестокости, совершаемых в связи с расовой, национальной, этнической принадлежностью, политическими убеждениями и вероисповеданием гражданского населения. Пытки упоминаются как форма особой жестокости в отношении ряда категорий граждан. Наказания - сверхстрогие: от 7 до до 25 лет лишения свободы, пожизненное заключение или смертная казнь.

Что до трактовки пытки в примечании к ст.128 УК, то она в целом соответствует стандарту, определенному в Конвенции ООН. В частности, «под пыткой понимается любое действие, которым лицу умышленно причиняются сильная боль, физическое или психическое страдание в целях понуждения данного лица либо третьего лица к действиям, противоречащим их воле, в том числе чтобы получить от них сведения или признания, а также в целях наказания либо в иных целях, либо по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом, выступающим в официальном качестве, с использованием своих служебных полномочий, или по его подстрекательству, или с его ведома или молчаливого согласия».

В случае с Жемчужным можно утверждать, что пытки в отношении его могли применяться «в иных целях либо по любой причине, основанной на дискриминации любого характера».

О какой дискриминации может идти речь? Андрей Бондаренко полагает, что «администрация ИУ «ИК-9» УДИН МВД по Могилевской области всячески стремится дискредитировать Михаила Жемчужного, используя для этого традиции криминальной субкультуры и подвергая постоянной опасности его жизнь и здоровье».

Мотивация при этом большой роли не играет. Минимальная санкция ст.128 УК начинается с 7 лет. Если в организации пыток участвовала группа лиц, то добавляется ст.19 и ст.285 УК. Это еще - от 5 до 13 лет. Такова юридическая логика квалификации действий, связанных с пытками.

Правда, в Беларуси за последние 20 лет не было слышно о привлечении кого-то к ответственности за пытки. В то же время, по свидетельству правозащитников, фактов пыток более чем достаточно.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?

Очевидно, что надо кардинальным образом изменить уголовно-исполнительную политику, для чего реформировать сохранившуюся со сталинских времен систему учреждений исполнения уголовных наказаний. Штрафные изоляторы  как пыточные  следует закрыть и прекратить издеваться над осужденными.

Для соблюдения законности и защиты прав осужденных необходимо ввести в штате судов, на территории которых имеются следственные изоляторы, колонии, тюрьмы, иные учреждения, связанные с исполнением уголовных наказаний, должность пенитенциарного судьи. Он должен рассматривать все вопросы, касающиеся исполнения наказаний. Заседания суда должны проходить с участием осужденного. В качестве защитников могут выступать уполномоченные лица из числа депутатов местных Советов, членов неправительственных организаций, в т.ч. членов Общественного совета при МВД. Решение судьи может быть обжаловано в апелляционном порядке.

Полусекретные ведомственные акты, определяющие правовой статус осужденных и насчитывающие сотни пунктов на все случаи жизни, следует отменить как существенно ограничивающие права и свободы этих лиц. Основные положения должны быть прописаны в Уголовно-исполнительном кодексе, приведенном в соответствие с международными стандартами.

P.S. Как стало известно «БелГазете», представители правозащитного сообщества Беларуси приняли совместное заявление по факту применения пыток, жестокого и бесчеловечного обращения в отношении политзаключенного Михаила Жемчужного. Обращение направлено спецдокладчику ООН по правам человека, в представительство ЕС в Минске и ряду диппредставительств. Правозащитники обратили особое внимание на то, что, по их мнению, в отношении Жемчужного может быть сфабриковано новое уголовное дело по ч.2 ст.411 УК (злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы), и он может быть осужден к новому сроку. Среди подписантов обращения: Андрей Бондаренко, Раиса Михайловская, Ольга Карач, Татьяна Зелко, Олег Волчек, Анна Шапутько, Игорь Ледник, Василий Завадский, Михаил Пастухов, Юрий Волчёк, Игорь Рынкевич.

* заслуженный юрист РБ, профессор

 

 

Добавить комментарий
Проверочный код