Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Координатор кампании «За справедливые выборы» Виктор Корнеенко считает, что «более грязной избирательной кампании, чем прошедшие местные выборы, в Беларуси еще не было». А вам как выборы?
нормально, недорого выпили и закусили на участке
отлично - это было поистине честные и справедливые выборы
я в шоке от использования административного принуждения при досрочном голосовании
не удивился фальсификациям и избирательным «каруселям»
удовлетворен, что оппозиционные кандидаты провалились
№3 (1129) 30 января 2018г. Экономика

«Сольют» ли белпром?

03.02.2018, Денис Лавникевич

К середине января стали очевидны обе составляющие реформы белорусской экономической модели. Первая - раскрепощение частной бизнес-инициативы и стимулирование малого и среднего бизнеса. Вторая - избавление экономики от балласта неэффективных госпредприятий. Но следствием этого может стать переход гигантов белорусской промышленности в руки сторонних инвесторов.

ГНЕВ ПРЕЗИДЕНТА

Год за годом гиганты промышленности просят президента реструктуризировать кредиты, обещают, что это будет в последний раз, и представляют очередные планы по выходу из кризиса. Традиционно власть всегда шла навстречу, но результата это не давало: государственные промпредприятия по-прежнему имеют неоправданно высокую энерго- и материалоемкость на единицу продукции, удручающе низкую производительность труда, проблемы с качеством и современностью выпускаемой продукции, а значит - и с ее сбытом. 19 декабря президент РБ провел масштабное совещание, на котором представители экономического блока правительства весьма резко высказались в адрес промышленников.

Так, первый замминистра финансов Максим Ермолович заявил: «В 2015г. наблюдалось беспрецедентное давление на банки со стороны госпредприятий, которые в один миг перестали обслуживать и погашать свои кредиты. Не все предприятия, но крупные испытали сложности с погашением и обслуживанием долгов. Минфину пришлось… проводить глубокую реструктуризацию обязательств предприятий через инструменты бюджетного кредитования. Мы фактически выдавали бюджетные кредиты на погашение этих обязательств, переводя долг предприятий перед банками на бюджет».

Долги крупнейших предприятий реструктуризировались, им предоставлялись отсрочки, рассрочки погашения задолженности по кредитам, выдавались льготные бюджетные займы, списывались налоги. Однако нередко все равно оказывалось, что накопленная кредитная задолженность столь велика, что не позволяет предприятию эффективно работать и развиваться (не говоря уже про техперевооружение).

В 2015г. на финансовую подпитку флагманов промышленности было потрачено более $1,4 млрд. бюджетных средств, в 2016г. - $400 млн., в 2017г. - всего $2 млн., т.к. в правительстве начали брать верх сторонники жесткой линии по отношению к государственным промышленным гигантам.

Президент прямо заявил, что больше нельзя перекладывать проблемы предприятий на банки и бюджет. «В 2015г. и 2016г. был принят десяток решений по ряду предприятий и отраслей… Тогда правительство обещало, что если мы поможем нашим предприятиям, то это будет в последний раз. Нужен был, с точки зрения правительства, некий толчок, и они начнут эффективно работать, вернут долги. Сейчас пришло время долги возвращать, погашать займы. Но опять волна предложений о еще одной реструктуризации. Мотивация та же: заклинания, стенания, плач».

Теперь, по словам президента, работа с проблемными долгами предприятий должна вестись иначе: «Мы себе не можем позволить постоянно перекладывать проблемы предприятий на бюджет. Нам надо системно определиться с этим вопросом. Необходимо более активное участие банков в данных процессах. Но самым активным должен быть тот, кто брал деньги».

По словам замминистра финансов Ермоловича, отныне будут использоваться небюджетные инструменты рынка проблемных долгов: этот рынок будет создан при активном участии Агентства по управлению активами. Что потребует изменения законодательства - сейчас банки даже не могут продавать «плохие» долги с дисконтом.

ОЧИСТИТЬ ОТ ДОЛГОВ ЧЕРЕЗ ПРОДАЖУ

Юридическую базу для оздоровления крупных госпредприятий создает проект указа «О реструктуризации задолженности и прекращении обязательств», в котором прописаны возможности продажи долгов с дисконтом, освобождения предприятий от имущественной обязанности по погашению задолженности по кредитным договорам, реструктуризация долгов через участие банков в управлении предприятиями-должниками. После принятия указа частные банки смогут вместо денег по кредиту на эту же сумму получать акции компании. (Раньше так могли действовать только госбанки.)

Но самое примечательное - появление механизма, который позволяет через конвертацию «плохих» долгов в ликвидные ценные бумаги продавать долю госпредприятий сторонним инвесторам.

Следствием такой реформы - если будет политическая воля довести ее до конца - может стать перекройка структуры собственности белорусской промышленности. Конвертация долгов в акции позволит заинтересованным сторонам перевести флагманов белпрома в собственность иностранных инвесторов. И здесь первыми в очереди должны были по идее стоять крупные бизнесмены из России.

Лет пять назад озвучивались планы по созданию ряда белорусско-российских корпораций. В декабре 2012г. премьер РФ Дмитрий Медведев сказал: «Возьмем 5 проектов, официально о них заявим. Будем твердо исходить из того, что намерение эти проекты осуществить как с участием российских компаний, так и белорусских, с приватизацией. Если мы это сделаем, то мы действительно сможем предъявить прямые результаты экономического сотрудничества в рамках Союзного государства».

Тогда многие это восприняли как начало закамуфлированной приватизации белорусских промышленных активов в пользу крупного российского бизнеса. Но в последующие годы белорусские власти раз за разом отказывались от совместных проектов с россиянами - например, так и не удалось объединить КамАЗ и МАЗ в холдинг «РосБелавто». Не вошла Россия в капитал МЗКТ, хотя вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, готовясь к этим сделкам, много раз ездил в Минск, посещал МАЗ и МЗКТ. Именно после встречи с Дворковичем тогдашний премьер РБ Михаил Мясникович так сформулировал концепцию совместных проектов с Россией: «Мы рассматриваем приватизацию как диверсификацию производства, как интеграцию в транснациональные корпорации, а не механизм зарабатывания денег для того, чтобы покрыть какие-то сиюминутные вещи».

«Я уже 20 лет наблюдаю постепенное угасание интереса крупного российского капитала к белорусским производственным активам, - заявил «БелГазете» Андрей Суздальцев, замдекана факультета мировой экономики и политики Высшей школы экономики (Москва). - В 90-е был очень большой интерес, и Лукашенко кричал «не дадим российским олигархам забрать нашу экономику». В итоге эту экономику разрушили, и сейчас россиян интересует немногое: оба НПЗ, железная дорога и «Беларуськалий». Но это если говорить про крупный капитал. Есть еще авантюрный капитал, интерес которого к активам - попользоваться и бросить. Но он есть в любой стране мира».

Добавить комментарий
Проверочный код