Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Координатор кампании «За справедливые выборы» Виктор Корнеенко считает, что «более грязной избирательной кампании, чем прошедшие местные выборы, в Беларуси еще не было». А вам как выборы?
нормально, недорого выпили и закусили на участке
отлично - это было поистине честные и справедливые выборы
я в шоке от использования административного принуждения при досрочном голосовании
не удивился фальсификациям и избирательным «каруселям»
удовлетворен, что оппозиционные кандидаты провалились
№3 (1129) 30 января 2018г. Экономика

Тунеядцем можешь ты не быть

01.02.2018
25 января президент РБ подписал декрет N1, которым предусмотрены меры по содействию занятости населения. Можно только догадываться, что новый документ пришел на смену декрету N3 о «тунеядстве», который, кстати, юридически не отменен. В новый декрет не вошли нормы о взимании с трудоспособных неработающих граждан сбора на финансирование госрасходов - граждане-«тунеядцы» освобождены от уплаты сбора. Но вместо сбора на «тунеядство» с 1 января 2019г. неработающим придется оплачивать 100-процентную стоимость госуслуг, перечень которых определит правительство. Похоже, государство не отказалось от своих планов прижать к ногтю неработающих белорусов, просто «налог на тунеядцев» заменен 100-процентной оплатой госуслуг. Какой смысл в очередных телодвижениях государства?

Об этом в «Визави» рассуждают старший аналитик финансовой компании «Альпари» Вадим ИОСУБ и председатель Белорусского независимого профсоюза работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) Геннадий ФЕДЫНИЧ.

ВАДИМ ИОСУБ: «СТРАННО, БЕСПОЛЕЗНО, ЗАТРАТНО»

- Как изменилась позиция государства по отношению к гражданам, прозванным «тунеядцами»?

- Пока четко можно сказать только одно: произошел перенос ответственности за новый, такой же бессмысленный, глупый и неконституционный декрет, как и раньше. Но в декрете N3 сразу было определено, кто подпадает под его действие, какая ответственность наступает, соответственно, все недовольство могло быть адресовано лицу, подписавшему декрет. Новый декрет по сути ничего не определяет: ни перечня лиц, ни перечня услуг, подлежащих оплате по полной стоимости, нет - решение должен принять Совмин, а претворять еще не принятые решения в жизнь будут комиссии, организованные местными органами власти. Отныне все претензии перекладываются на Совмин и местные органы власти, а лицо, подписавшее декрет, оказывается не при делах.

- Давайте абстрагируемся от конкретного перечня услуг и граждан, подпадающих под действие декрета. Возможно ли с экономической точки зрения организовать 100-процентную оплату неких услуг?

- Во-первых, это глупо; во-вторых, труднореализуемо, а в некоторых случаях - просто невыполнимо.

Правительство уже декларировало, что в 2018г. все население выходит на 100-процентную оплату услуг ЖКУ; если вся страна будет полностью возмещать себестоимость услуг, непонятно, за что будут платить «тунеядцы».

Например, сегодня население по льготным тарифам оплачивает подогрев воды, который чисто теоретически можно было бы возложить на «тунеядцев». Но представим себе ситуацию: один член семьи - «тунеядец», второй - не «тунеядец». Вопрос: по каким тарифам эта семья должна оплачивать соответствующие услуги, как разделять счета? Совершенно непонятно.

С экономической точки зрения непонятно, какую пользу может получить бюджет. Самое интересное не просчитывается в принципе; никому не удалось получить ответ на вопрос о затратах на администрирование декрета N3. По приблизительным оценкам, только на рассылку «писем счастья» потрачено на порядок больше денег, чем удалось собрать, не говоря уже о том, что сегодня приходится возвращать уплаченный сбор. Экономическая эффективность этой кампании не только не была просчитана заранее (я говорю о декрете N1), но и постфактум ее нельзя будет подсчитать: никто не станет отдельно считать затраты на создание комиссий, которые планируется создавать на местах.

Экономическая эффективность недостижима. Очевидно, что недостижимы и декларации по поводу социальной справедливости. Более того, исполнение этого декрета может обрушить ситуацию с социальной справедливостью. Сегодня есть люди, которые не работают, но имеют источники для существования, причем вполне законные (получено наследство, выиграл в лотерею, жена содержит мужа или наоборот). Декрет N1 заставит такую категорию людей искать работу, возможно, фиктивно устраиваться на вакантные места, чтобы не получить статус тунеядцев. И окажется, что люди, которые не нуждаются в работе, в деньгах, займут вакансии, которые сегодня позарез нужны другим гражданам.

- Одна из главных задач комиссий, которые должны создавать местные органы власти, - помогать нуждающимся в трудоустройстве. Но никто не говорит о достойной оплате труда: сегодня в регионах очень многие не получают зарплату даже в объеме минимального потребительского бюджета.

- В стране существуют органы занятости, в обязанности которых входит трудоустройство граждан. Почему при наличии этих органов понадобилось создавать новые комиссии и что они смогут нового предложить - абсолютно непонятно. Создается новая бюрократическая структура, на которую нужны дополнительные вложения, но без новых функций. Декрет декларирует, что должны создаваться новые рабочие места, людям надо помочь трудоустроиться, - это обязанности органов занятости. Тупое дублирование функций и раздувание бюрократической машины - странно, бесполезно, затратно.

Справка «БелГазеты». Вадим Иосуб в 1995г. окончил факультет прикладной математики Московского экономико-статистического института по специальности «системное программирование». В 1999г. - факультет управления и социальных технологий Белорусского госуниверситета по специальности «Финансы и кредит». В 1994г. прошел спецкурс переподготовки по специальности «Современный маркетинг и менеджмент в предпринимательстве» в Академии управления при президенте РБ. С 1998г. работает на рынке «Форекс», с 2005г. - на российском фондовом рынке.

ГЕННАДИЙ ФЕДЫНИЧ: «ЕЩЁ НЕ КАЖДЫЙ ДОГАДАЛСЯ, ЧТО ДЕКРЕТ N1 КОСНЁТСЯ ЕГО ЛИЧНО»

- Декрет о «тунеядстве» юридически и формально не отменен. Но появляется декрет N1, который отменяет уплату «налога на тунеядство» и вводит новую повинность для граждан, не занятых в экономике. Что это означает?

- Это «достижение» можно записать на Администрацию президента. А если честно и открыто, в новейшей истории Беларуси не было случая, чтобы декрет либо указ президента был отменен. Декрет о «тунеядстве» не отменен, имеет право на существование, но вместо него якобы для снятия социального напряжения издан декрет N1. С юридической точки зрения оба декрета (все декреты и указы носят временный характер) имеют законную силу.

- Способен ли новый декрет смягчить социальную напряженность в обществе, порожденную декретом о «тунеядстве»?

- Смягчение происходит только в том плане, что государство отказалось от взимания сбора на «тунеядство».

- Минналогов и сборов уже объявило о начале возврата собранных денег, которые должны быть возвращены гражданам в течение месяца после подачи заявления.

- Возвращение денег гражданам - единственное, что отличает декрет N1 от декрета о «тунеядстве». Согласно декрету N3, все домохозяйки являлись «тунеядками». Как новый декрет изменил статус женщин, которые воспитывают одного, двух, трех детей, а семью содержит муж?  Сегодня женщины остаются «тунеядками». Безработные военнослужащие по декрету N3 тоже являются «тунеядцами». Поскольку новый декрет издан взамен декрета о «тунеядцах», в нем должно быть четко прописано: какие положения декрета N3 утратили свою силу. Но в новом декрете указано лишь, что сбор не будет взиматься, а созданные местными органами власти комиссии будут содействовать трудоустройству. Однако словами людей не обманешь.

- Могут ли сегодня органы занятости (в нашем случае - комиссии, созданные местными органами власти) помочь с трудоустройством с достойной оплатой труда?

- Если бы могли, то давно уже предоставили, и не понадобились бы декреты. Сегодня в регионах нет достойной работы - хотя бы на BYN500-600 (эта сумма, по крайней мере, не унижает достоинство работающего человека), во многих регионах люди не получают зарплату даже в объеме минимального потребительского бюджета. О чем мы вообще говорим?

- При реализации декрета о «тунеядстве» затраты только на рассылку «писем счастья» составили без малого $700 тыс. Никто не говорит, в какую сумму вылилась вся кампания борьбы с «тунеядством». Не получится ли в итоге, что и в первом случае выбросили деньги на ветер, и во втором случае деньги из госбюджета пойдут коту под хвост?

- Вторая часть кампании отдана на откуп регионам, но, думаю, алгоритм действий останется прежним: гражданам полетят «письма счастья» с единственной целью - установить местонахождение человека. Потому как база данных, которую надеется сформировать правительство, может меняться каждый день: сегодня человек на заработках в России, Польше, Чехии, завтра вернулся. Но на выяснение положения каждой семьи, каждого гражданина пойдут деньги из госбюджета. Я считаю, что за неэффективное использование народных средств должны понести наказание чиновники, которые писали декрет N1, и тот деятель, который подписал декрет.

- Перечень граждан, которые попадут под действие декрета N1, еще предстоит сформировать правительству; сомнительно, что он окажется уже, чем в декрете о «тунеядстве»…

- Декрет N1 повлечет негативные последствия для очень многих граждан. Просто еще не каждый догадывается, что декрет может коснуться его лично. Мы ждем начала апреля, когда появится перечень категорий граждан, на которых возложат 100-процентную оплату госуслуг (медицинских, ЖКУ). Мне очень жаль правительство, которое само не может разобраться в жилищно-коммунальном бардаке, не может объяснить свою ценовую политику, но при этом хочет ввести 100-процентную оплату.

Пример. Семья живет в Минске, двое детей, муж работает в России по 15-20 дней вахтовым методом, привозит в страну деньги. Семья платит за коммунальные услуги, а муж - нет: он работает в России. Думала ли власть о таких семьях?

Сегодня власть стремится установить тотальный контроль за занятостью населения, а не обеспечить граждан достойной работой с достойной зарплатой, власть не интересует уровень жизни людей.

- Похоже, массового социального недовольства не избежать. Как гражданам защищаться?

- Ничего нового не придумаю: алгоритм действий остается таким же, как и при реализации декрета N3. «Счастливцы», объединяйтесь: не только профсоюз РЭП, но и другие организации готовы оказывать юридические консультации. Мы должны дать отпор властному беспределу, особенно на местах. Высшая власть (министерства, ведомства, правительство, президент) самоустранилась, отдала на откуп местным властям реализацию декрета N1. А потом скажут: на местах неправильно поняли. Все всё прекрасно поняли. Любой декрет и указ, который ставит граждан в положение просителя, раба, должен быть отменен.

Справка «БелГазеты». Геннадий Федынич родился 31 июля 1957г. в деревне Ракитница Жабинковского района Брестской области. Образование высшее (инженер-механик, юрист). Возглавляет Белорусский независимый профсоюз работников радиоэлектронной промышленности.

Беседовал Юрась ДУБИНА

 

Комментарии
  1. Царь 02.02.2018 12:30

    В 1961 году Президиум Верховного Совета РСФСР принял Указ «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни», по которому только за 1961 год по стране было выселено около 200 тысяч человек [12]. Как сказано в Указе, «Места поселения устанавливаются Советом Министров РСФСР с учетом возможности использования выселенных на работе в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве». [13]. В том же 1961 появляется Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «Об усилении ответственности за самогоноварение и изготовление других спиртных напитков домашней выработки», а в 1966 — Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении ответственности за хулиганство». Вот как описывает эти изменения и их результаты Владимир Радченко, первый заместитель председателя Верховного суда (РСФСР, затем РФ) в 1989–2008, руководитель центра Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ. «Летом 1966 года ЦК КПСС принял постановление об усилении борьбы с преступностью. Через два дня появился указ Президиума Верховного Совета СССР, усиливший ответственность за хулиганство и вводивший драконовские меры борьбы с антиобщественными проявлениями. <…> На суды и прокуратуру было оказано соответствующее воздействие. В результате уже в 1966 году количество осужденных к лишению свободы увеличилось в полтора раза - до 491,3 тысячи человек. Увы, с этого года начался и последующий, практически непрерывный рост как преступности, так и судимости. В 1984 году было зарегистрировано 2029 тысяч преступлений, осуждено 1288 тысяч человек, в том числе лишено свободы 632 тысячи против 329 тысяч в 1965 году. Чем жестче принимались меры карательного характера, тем выше становился уровень преступности» [14]. По свидетельству полковника МВД, ныне директора Музея истории уголовно-исправительной системы Кузбасса при ГУФСИН по Кемеровской области Марченко, «в 1968 г., для обеспечения выполнения ответственных производственных заданий советского правительства, в МВД СССР — как самостоятельное структурное подразделение — было создано Главное управление лесных исправительно-трудовых учреждений (ГУЛИТУ)» [15, с. 206–207]. Его сообщение подтверждает и даёт ему оценку другой ветеран МВД Детков (заместитель начальника Политотдела ИТУ МВД СССР): «Государственную политику в сфере исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы отличает противоречивость провозглашаемых в законе целей исполнения этого вида наказания и конкретных путей их реализацией, приверженность в этом деле практике ГУЛАГа решать многие народно-хозяйственные задачи трудом осужденных. Весьма наглядно это проявляется в образовании организационно-управленческих структур, основным назначением которых является обеспечение выполнения производственных заданий в наиболее трудоемких отраслях народного хозяйства. Свидетельство тому - образование в 1968 году самостоятельного структурного подразделения МВД СССР - Главного управления лесных исправительно-трудовых учреждений (ГУЛИТУ) <…> Функции ГУЛИТУ МВД СССР в этих областях (в областях «организаторской работы, обеспечении режима отбывания наказания, политико-воспитательной работы, общеобразовательного и профессионально-технического обучения осужденных» — В.П.) деятельности колоний неконкретны, зато весьма подробно изложено их содержание в областях организации производства, капитального строительства, планирования и финансирования, сбыта и материально-технического снабжения». [16, с.316] О том же, о чём говорят ветераны МВД и юстиции, свидетельствует и человек «с другой стороны баррикад» — основатель Московской Хельсинкской группы, узник советских лагерей, Ю.Ф. Орлов: «Главное в проблеме заключенных в СССР — это большое количество граждан, лишенных свободы полностью или частично, по решению суда или административным порядком. Все они в той или иной форме привлекаются к принудительному труду. Их общее число сохраняется в секрете, но оно поддается приблизительной оценке. Заключенные исправительно-трудовых колоний особого, строгого, усиленного режима; колоний, поселений; воспитательно-трудовых колоний для несовершеннолетних; так называемые «химики», освобожденные условно досрочно и привлеченные к труду; ссыльные; высланные, встречаясь на пересылках, в следственных изоляторах, тюрьмах, сравнивают свои наблюдения относительно числа репрессированных. Большинство сходится на том, что общее число з/к, включая следственные тюрьмы и лечебно-трудовые профилактории (ЛТП) для лиц, признанных пьяницами, не менее трех миллионов человек, а общее число включенных в принудительный труд не менее пяти миллионов, то есть порядка 2% всего населения. <…> Конечно, в любом обществе часть людей носит в себе врожденные наклонности, выходящие за сложившиеся рамки. Однако невероятно, чтобы в советском обществе процент таких людей был в десять раз выше, чем на Западе, но ведь именно таково приблизительное соотношение числа з/к в СССР и, скажем, в США — 250 тысяч по советским данным».

Добавить комментарий
Проверочный код