Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Чего вы ждёте от 2018г.?
ухудшения экономической ситуации в стране
зарплаты в BYN1000
прибавления в семье
массовых акций протеста
смены власти в стране
эмиграции
новых взяток
айфона последней модели
открытия собственного бизнеса
№50 (1126) 26 декабря 2017г. Экономика

Максим ЗНАК*: «Нормативно хорошего в уходящем году было больше, чем всего остального»

03.01.2018

- Хочется скрестить пальцы и шепотом (чтобы не вспугнуть) признаться в том, что нормативно хорошего в уходящем году было больше, чем всего остального. Во-первых, оно - хорошее - было, что уже немало! Во-вторых, его было много - настолько много, что в традиционном новогоднем обзоре юридических трендов и нормативных подарков не хватит места упомянуть обо всем. В-третьих, оно началось сразу и до сих пор продолжается.

Максим ЗНАК*: «Нормативно хорошего в уходящем году было больше, чем всего остального»

В январе 2017г. подписан указ «Об установлении безвизового порядка въезда и выезда иностранных граждан». Многие граждане прочувствовали этот указ на себе: именно благодаря безвизу в московских аэропортах пассажиры из Беларуси двигаются по загадочным траекториям. Но ведь подписывался указ для иностранцев - граждане 80 (!) стран могут приехать в страну сроком до 5 дней (а в 2018г. обещают и на больший срок). Срока для визита вполне хватит и для деловой поездки, и для семинара или конференции, да и просто для того, чтобы развеяться. Конечно, есть ряд проблем с порядком исчисления сроков (календарная дата прибытия и убытия входят в 5 дней пребывания), но все равно открываются неплохие перспективы для организации кросс-страновой площадки.

Тогда же, в январе, были внесены изменения в резонансный декрет N3 «О предупреждении социального иждивенчества». Что-то в тексте поменяли, но вопросы остались. Генезис одного из самого загадочных нормативных правовых актов продолжается. В следующем году анонсируют новые изменения. Обещают, что все будет хорошо, всех трудолюбивых трудоустроят, а с ленивыми  поступят по справедливости.

Большая часть года прошла в нормативном ожидании и юридическом предвкушении. С марта вся страна ждала декрета по IT-сфере. Более того, к лету стало понятно, что ждать нужно не одного декрета по информационным технологиям, а целый набор: 10 революционных актов. И вот к 22 декабря был подписан последний текст из «революционной десятки». Тексты ранее принятых судьбоносных нормативных актов до сих пор прочитали не все, поэтому осознание произошедшего произойдет чуть позже - когда появится обнадеживающая практика.

Пока же можно вспомнить, что было принято (официально полный перечень «десятки» не назывался, будем считать этот список одним из возможных вариантов): 1) декрет N8 от 22 декабря 2017г. «О развитии цифровой экономики»; 2) декрет N7 от 23 ноября 2017г. «О развитии предпринимательства»; 3) декрет N2 от 28 февраля 2017г. (изменения в декрет о госрегистрации и ликвидации субъектов хозяйствования); 4) указ от 22 сентября 2017г. N345 «О развитии торговли, общественного питания и бытового обслуживания»; 5) указ от 16 октября 2017г. N376 «О мерах по совершенствованию контрольной (надзорной) деятельности»; 6) указ от 9 октября 2017г. N365 «О развитии агроэкотуризма»; 7) указ от 9 октября 2017г. N364 «Об осуществлении физическими лицами ремесленной деятельности»; 8) указ от 19 сентября 2017г. N338 «О налоговом консультировании»; 9) указ от 19 сентября 2017г. N337 «О регулировании деятельности физических лиц»; 10) указ от 10 октября 2017г. N370 «О совете по развитию предпринимательства».

Эти акты отражают тренды 2017г., и они же являются нормативными подарками. При этом это далеко  не все. Ведь многие нововведения 2018г. выходят за рамки «десятки». В частности, вступает в силу новый Таможенный кодекс ЕАЭС - это скажется на деятельности практически всех субъектов хозяйствования. Создаются условия для дополнительного привлечения инвестиций - помимо анонсированных изменений по криптовалютам и специальным инвестиционным возможностям для резидентов ПВТ в тени пока остается вступающий в силу летом 2018г. закон об инвестфондах. Кстати, традиционного подарка на Новый год - изменений в Налоговый кодекс - в этом году не появится. Интересно, что изменения были заблаговременно опубликованы, обсуждались в печати и на конференциях - наконец, можно было вступить в новый год с небольшой подготовкой. Но в последний момент в связи с подписанием декрета №7 о развитии предпринимательства пришлось отказаться от запланированных изменений. Наиболее критичные будут введены экстренным указом (как обычно, под елку), что же касается изменений всего кодекса, то работа над текстом нового кодекса будет продолжаться весь 2018 год и он начнет действовать с 2019.

Мы видим, что в течение 2017г. жесткие правила регулирования бизнеса постепенно смягчались. Даже в, казалось бы, незыблемой сфере регулирования ВЭД произошли изменения - с 1 октября 2017г. размер обязательной продажи валютной выручки снижен до 10%, а сроки завершения валютных операций еще раньше продлены по импорту до 90 дней, а по экспорту - до 180 дней. Эти и другие меры дали результат: если судить по нашей практике и структуре клиентских задач, в целом бизнесу стало немного спокойнее. Кризис неплатежей, исходя из нашей практики, стал ощущаться менее остро, а нормы нового закона об исполнительном производстве понемногу начали работать. Крупные компании вернулись к проработке серьезных проектов, в т.ч. планирование инвестиционных сделок, комплексной реструктуризации существующих бизнесов и т.п.

Законодательный импульс дан, но не факт, что у бизнеса получится полноценно им воспользоваться. Как сделать так, чтобы новогодние нормативные подарки не только радовали глаз, но и оказались полезными в хозяйстве?

Во-первых, надо превратить нормы в дела. Римские юристы откровенно предупреждали: право есть то, что мы толкуем. Даже самая несовершенная норма может быть «причесана» правоприменительной практикой. И даже самые прогрессивные начинания могут быть похоронены при неверной интерпретации. Одно из самых долгожданных нововведений декрета о развитии предпринимательства уже столкнулось с суровой правовой действительностью. Речь идет о порядке привлечения учредителей и иных лиц к субсидиарной ответственности при банкротстве юрлица. Данная проблема в целом родилась из-за изменения судебной практики - фактического смягчения подходов к доказыванию причинно-следственной связи между действием (бездействием) и банкротством. При этом результатом стало повальное привлечение директоров и учредителей к субсидиарной ответственности (в т.ч. вполне добросовестных). В декрете (п.5.6) четко указано, что субсидиарная ответственность наступает только в случае умышленных виновных действий по доведению до банкротства (по закону о банкротстве также при бездействии и при неподаче заявления о банкротстве в установленный срок). В Конституции (ст.104) не менее четко указано, что закон не имеет обратной силы, за исключением случаев, когда он смягчает или отменяет ответственность граждан (т.е. отсюда логически вытекает, что обратная сила имеется при отмене ответственности). Несмотря на кажущиеся четкими указания, авторитетными правоприменителями высказываются мнения, что своевременная неподача заявления о банкротстве также является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, а ранее разрешенные дела пересматриваться не будут: закон не имеет обратной силы. Состоявшееся широкое обсуждение закончилось неутешительным выводом: ответы даст судебная практика. Однако если судебной практикой нормы новых нормативных актов будут толковаться предельно узко либо с намерением сохранить ранее существовавшие подходы, то вряд ли можно надеяться на запланированный эффект. Нужно формировать практику в контексте общего тренда изменения законодательства. Говоря о трендах, можно вспомнить, что в более «свежем» декрете N8, кстати, содержится норма о том, что субсидиарная ответственность для учредителей и руководителей резидента ПВТ возможна только в случае, если банкротство вызвано действиями, повлекшими привлечение указанных лиц к уголовной ответственности.

Во-вторых, бизнес должен перестать испытывать фантомные боли, вызванные уже отмененными нормами. В 2017г. «по старой памяти» некоторые бизнесмены, например, продолжали считать, что авансовые платежи по импорту до сих пор запрещены. Это напоминает вымышленный эксперимент: ни одна из обезьян в клетке не притрагивается к банану, потому что другие обезьяны (уже покинувшие клетку) когда-то были коллективно наказаны за аналогичные действия и доходчиво объясняли всем новичкам, что банан трогать нельзя, потому что нельзя.

В 6 объемных приложениях к декрету N7 - оставшиеся санитарные, противопожарные, ветеринарные и иные нормы и правила. Каждый бизнес может провести ревизию сохранившихся норм и подумать об оптимизации бизнес-процессов. До тех пор пока этого сделано не будет, прогрессивная природа нововведений не будет работать на полную мощность.

Из первых двух выводов следует третий - волшебства не случится, практику придется формировать самим. От того, каким образом будут использованы новые возможности и какие будут результаты, очевидно, зависит последующее реформирование законодательства. Нормы декрета N8 о развитии цифровой экономики по большей части направлены на регулирование деятельности резидентов ПВТ. ПВТ, к сожалению, и по новому положению остается закрытым клубом - целесообразность принятия новых членов определяется администрацией. Поэтому тем, кто не является резидентами ПВТ, остается завидовать, майнить и покупать криптовалюты (это дозволено всем, правда, также с помощью резидентов ПВТ).

Впрочем, некоторые нововведения в дальнейшем обещают распространить на другие отрасли экономики. Тут труженикам реального сектора неплохо было бы как-то побороть известное «ничего мне не надо, только бы у соседа корова сдохла» и хотя бы чуть-чуть продержаться без обвинительных речей в адрес айтишников, которым «вcе, а другим ничего». Очевидно, что резкая критика нововведений вряд ли приведет к улучшению условий работы всех остальных отраслей, а вот угробить все начинания может запросто. В этом смысле существует своеобразная персональная ответственность каждого правоприменителя за светлое нормативное будущее.

А что же все-таки такого написано в декрете N8? Каким образом в белорусское право было внедрено английское? Какова правовая природа криптовалюты и можно ли уже наконец заняться майнингом? Ответы - на 45 страницах нового декрета и его приложений.

Майнингом заняться можно резидентам ПВТ и физлицам. Продавать и покупать, а также обменивать токены можно всем. При этом отчуждение токенов считается реализацией имущественных прав, но до 1 января 2023г. налогообложения (НДС, налог на прибыль, УСН, подоходный налог) не происходит при обмене на другие токены, а для резидентов ПВТ и физлиц - также при получении денежного дохода. Полученные в ходе ICO (отчуждение своих токенов) денежные средства выручкой предприятия не считаются. Законодательство о ценных бумагах на соответствующие операции не распространяется.

Говорить о внедрении английского права в белорусскую систему законодательства, это то же самое, что пытаться говорить о внедрении Великобритании в границы Минской области. Но декретом N8 вводится ряд интересных новинок, которые похожи на правовые инструменты, действующие в т.ч. в английской правовой системе. Резиденты ПВТ могут, в частности, заключать между собой и с третьими лицами (!) договоры конвертируемого займа (право привлечения займов в обмен на акции также предоставлено любым инновационным стартапам); опционы на заключение договора и опционные договоры (без ограничения по предмету); соглашение о возмещении потерь (не связанных с нарушением обязательств другой стороной); соглашение об уплате штрафа в случае переманивания работника; соглашение о неконкуренции с работником (с возможностью установления ответственности). Также резиденты ПВТ вправе устанавливать неустойку в любых размерах, которая не может быть уменьшена судом (кроме случаев, близких к описанию кабальной сделки).

Очевидно, что все это - не нормы английского права в чистом виде (особенно норма о неустойке, которая вообще не вписывается в английскую систему!), но это уже нормы белорусского законодательства. Как будто в соответствующих разделах гражданского и трудового кодекса декретом N8 написано: «А если в сделке участвует резидент ПВТ, то еще можно так!», без дополнительного правового основания и вразрез с имеющимися законодательными и теоретическими конструкциями. Реальное внедрение названных институтов потребует серьезной реформы гражданского законодательства. Пока же изменения внесены по принципу прямой разрешительной нормы, что оставляет очень много вопросов для правоприменения.

В общем, занимательных вещей в новых нормативных актах хватает. До момента полноценного вступления декрета N8 - 3 месяца, хватит времени для бурного обсуждения и подготовки к применению. В январе-марте ожидается вступление всех «революционных» документов, поэтому скучать точно не придется. С наступающим новым нормативным годом! Он будет очень интересным!

* управляющий партнер адвокатского бюро «Боровцов и Салей БИС»

Добавить комментарий
Проверочный код