Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Чего вы ждёте от 2018г.?
ухудшения экономической ситуации в стране
зарплаты в BYN1000
прибавления в семье
массовых акций протеста
смены власти в стране
эмиграции
новых взяток
айфона последней модели
открытия собственного бизнеса
№48 (1124) 12 декабря 2017г. Общество

«Сдали» за 60 рублей

16.12.2017

С письмом в редакцию «БелГазеты» обратился Сергей Якушкин из Мозырского района Гомельской области. Его 26-летний сын Егор в конце сентября 2017г. был осужден к 10 годам лишения свободы по трем статьям УК (ст.328, ч.3; ст.331, ч.2; ст.332, ч.2). В своем письме он обращает внимание на ряд нарушений законодательства в ходе задержания, предварительного следствия и судебного разбирательства (письмо воспроизводится с сокращениями и редакционными правками).

«Началось все с того, что 27 июля 2016г. оперативные сотрудники милиции провели проверочную закупку. Гражданин В., наркоман со стажем, попросил у сына продать ему наркотики. Раньше этот гражданин брал у сына взаймы деньги, но не отдавал.

У сына не было наркотиков. Он ими и не торговал. Тем не менее 27 июля 2016г. этот знакомый целый день донимал сына звонками. Тогда сын измельчил анальгин с цитрамоном и отправился с ним на встречу. В машине, видимо, сидел оперативник и зафиксировал момент передачи на видео. Сын передал В. сверток и получил за него 60 рублей.

После этого сын летал на вахты в Ямало-Ненецкий округ, где он работал помощником бурильщика в компании «Беларуснефть-Сибирь». В январе 2017г. он отдыхал в Египте. Его спокойно выпускали из страны. Зарабатывал он хорошо (100-120 тыс. российских рублей за вахту). В то же время за ним велось оперативное наблюдение.

10 апреля 2017г. на квартире, которую он снимал, побывали оперативные сотрудники. Их впустила хозяйка квартиры. Они ходили по комнатам, в т.ч. на балкон, что-то смотрели. При этом понятых не было, а хозяйка стояла у входной двери. В тот же день Егор был задержан, а в квартире проведен обыск в присутствии понятых.

Во время обыска оперативники сразу же пошли на балкон, и один из них вынес сверток с пакетиками. Этот сверток не принадлежал сыну, и он ничего не мог пояснить, откуда он взялся. Постановление на обыск было предъявлено сыну лишь на следующий день.

В ходе следствия выяснилось, что на съемной квартире сына бывали его знакомые. Позднее они были привлечены в качестве свидетелей и дали показания против сына. Один из свидетелей П. утверждал, что они курили с сыном наркотики. Это дало следователю основания для предъявления обвинения по ст.331 и 332 УК («Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ» и «Организация или содержание притонов для потребления наркотических или иных одурманивающих средств»).

Однако в тот период сын находился за пределами Беларуси, на вахте. На этот счет органам следствия был представлен табель рабочего времени.

Судебное разбирательство было похоже на цирк. Свидетелями выступили оперативные работники. Самое интересное, что их показания во многом были противоречивыми. Один из них утверждал, что пакет был из фольги, а порошок белого цвета; другой говорил, что это был полиэтиленовый пакет, а порошок серого цвета, а третий вообще не мог вспомнить детали. Свидетель В. давал показания в суде за ширмой с целью обеспечения безопасности. Известно, что у него слаборазвитая речь с выраженным деревенским акцентом. Однако за ширмой, судя по голосу, был молодой человек с четко поставленной речью. Кроме того, на заседание суда не были приглашены важные свидетели, в т.ч. хозяйка квартиры. В суд не был вызван также эксперт, чье заключение стало доказательством по делу. Суд отказался истребовать распечатки телефонных звонков в адрес сына.

В суде сын признал свою вину только по ч.1 ст.328 УК. Однако его признали особо опасным преступником и организатором притона. Ему также назначили 2 года принудительного лечения от наркотиков, хотя анализы не показали наркозависимости».

Из разговора с отцом Егора стало известно, что 8 декабря т.г. состоялось заседание апелляционного суда (Гомельского областного суда). Адвокату удалось убедить судей в отсутствии оснований для применения ст.331 и 332 УК. Под сомнение была поставлена также ч.3 ст.328 УК. Однако суд ограничился небольшим смягчением наказания.

МИХАИЛ ПАСТУХОВ*: «ОСУДИТЬ МОГУТ, А ВОТ ИСПРАВИТЬ ОШИБКУ СВОИХ КОЛЛЕГ БОЯТСЯ»

Еще одна печальная история. Молодой человек получал приличные деньги на далекой и трудной работе. Его окружали друзья. Одни из них «сдал» Егора за BYN60.

Судя по письму, в этом деле немало слабых мест. Особо обращает на себя внимание инсценировка закладки «свертка с наркотиками» накануне задержания. Вероятно, так оно и было, поскольку причастность Егора к этому свертку не доказана. Также весьма сомнительны показания оперативников и других свидетелей. В деле не видно доказательств создания наркопритона, тем более что в указанный период обвиняемый находился далеко от места совершения преступления.

Не случайно апелляционный суд смягчил приговор. Хотя, на мой взгляд, он мог его существенно изменить, переквалифицировав на ч.1 ст.328 УК. В этом, к сожалению, слабость нашего правосудия: осудить могут, а вот исправить ошибку своих коллег боятся. Почему? Да потому, что начальство посчитает их слабаками и даже может признать вредителями общего дела борьбы с преступностью.

Тенденция на жесткость наказания - болезнь нашей судебной системы. Настоящие судьи не должны быть боязливыми и ориентироваться на показатели или установки. Для этого есть надежное средство: на должности судей надо не назначать, а избирать. В результате судьями станут достойные и смелые юристы. Они не будут бояться никого, даже президента, не говоря о каких-то мелких начальниках. И будут служить своим избирателям и конкретным людям, которых они волею судьбы судят. Эти люди не должны быть жертвами, обреченными на заклание, а всего лишь гражданами, попавшими в сложную ситуацию и ждущими справедливого разрешения их проблемы.

* доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РБ

 

Добавить комментарий
Проверочный код