Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Как вам решение МОК о недопуске сборной России к Олимпийским Играм в Пхенчхане в 2018г.?
Россия получила по заслугам за крымнаш и Украину
без России - это не Олимпиада
это презрение РФ к правилам и принципам Олимпийского движения
удар по Путину в преддверии президентских выборов
мерзкое политическое решение
Беларусь в знак солидарности должна отказаться от Олимпиады
№46 (1122) 28 ноября 2017г. Общество

«А теперь я расскажу, как над нами издевались в КГБ»

01.12.2017, Виктор Федорович

В Гомеле продолжается процесс по делу бывших таможенников, обвиняемых в коррупции. На скамье обвиняемых оказались сотрудники двух отделов Гомельской таможни: оперативно-поискового (ОПО) и по борьбе с контрабандой и административными таможенными правонарушениями (см. «БелГазету» N42 от 31 октября т.г.).

«А теперь я расскажу,  как над нами издевались в КГБ»
После феерического этапирования оперативниками КГБ из Гомеля в Минск Александр Исаченко (на фото слева) пригрозил написать жалобу в прокуратуру, на что получил ответ: «Ты что, дурак? Думаешь, прокуратура пойдёт против нас или поверит тебе?
  Фото: tut.by

Судебное разбирательство вышло на этап допроса обвиняемых, которые свою вину категорически не признают и убеждены, что их оговорили сделавшие явки с повинной бывшие коллеги.

В их числе и бывший начальник ОПО Александр Исаченко, который по собственному желанию уволился в августе 2014г. Именно его следствие назначило самым главным в этой преступной группе. Задержания обвиняемых проводили сотрудники КГБ с 3 по 10 февраля 2016г. в три этапа.

Из обвинительного заключения: «Исаченко А.И., проходя государственную службу в таможенных органах РБ в период работы в оперативно-поисковом отделе Гомельской таможни в 2010г., точные дата и время следствием не установлены, в г. Гомеле организовал и возглавил организованную группу из числа сотрудников оперативно-поискового отдела Гомельской таможни, а именно: Скарбовского В.В., Быслыка С.А., Погарцева Д.В., Емельянченко Д.А., Копытова Е.В., Коробкина Д.Ю. Якушева В.Н., Негодина Е.В. и иных».

На допросе, который в суде проходил 15-16 ноября, Исаченко сообщил, что «вину в предъявленном обвинении ни по одному эпизоду обвинения не признаю. Никакой деятельностью сотрудников отдела по  получению взяток  я никогда не организовывал. Такой деятельности среди сотрудников отдела вообще не существовало. Я был руководителем отдела по долгу службы и не являлся руководителем какой-то эфемерной организованной преступной группы.

Информации из протоколов допросов, явок с повинной Погарцева, Скарбовского, Быслыка я не верю и считаю, что под давлением ­сотрудников КГБ они оговорили себя и своих коллег».

В своем выступлении он обратил внимание на противоречия и нестыковки предъявленного ему обвинения. «Мне вменяется, - сказал Исаченко, - что в составе рейдовых групп в период с 2010г. по февраль 2014г. в неустановленное время от неустановленных лиц в неустановленных местах я лично принимал для себя и иных лиц взятки в  размере 4 тыс. рублей РФ в месяц и всего за указанный период - 60 тыс. рублей РФ. Данный бред также не соответствует материалам дела. О получении мной денег по 4 тыс. рублей РФ ежемесячно и 60 тыс. всего никто из допрошенных по делу лиц не говорит. На основании каких материалов уголовного дела мне вменено данное
преступление?

При отсутствии в материалах дела доказательств, т.е. следователям не известны даты получения взяток, неизвестны места получения взяток и лица, передававшие взятки, и нет доказательств существования таких взяток, в обвинении  без законных оснований записано о получении мной этих денег.

Также в материалах дела нет сведений, что я лично брал деньги у неустановленных граждан. То есть я, начальник отдела, стоял на дороге, брал у кого-то деньги, привозил их в отдел и раздавал сотрудникам? Это бред!».

ЗАПОМНИЛ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

В ходе допроса Исаченко предложили рассказать о нюансах его задержания.

Адвокат: - К вам применялось насилие со стороны сотрудников КГБ?

Исаченко: - Задержали рано утром дома. Доставили в здание КГБ, час сидел под наблюдением неизвестных мне людей в форме. Потом зашли сотрудники, положили чистый лист бумаги и начали меня принуждать, чтобы я написал явку с повинной о том, что я совершал некие противоправные действия. Чтобы я написал на начальника таможни и других своих бывших коллег. Я отказался писать явку с повинной и оговаривать коллег. Потом пошел конкретный прессинг вплоть до применения физической силы.

Фамилии этих сотрудников Исаченко назвать не смог: «Они не представлялись, но это не гомельские оперативники КГБ, а приехавшие из Минска».

Исаченко: - Находился я там до 12 ночи, позвонить не давали, воды тоже. Потом принесли на подпись протокол задержания, в котором было указано время задержания 9 часов вечера, а задерживали меня в 7-8 утра. Я хотел возразить, а мне сказали: «Ты что, самый умный?».

Потом один начальник сказал: «Если ты будешь показывать свою грамотность, не будешь писать то, что от тебя требуют мои сотрудники, поедешь в Минск в камеру к уголовникам, и тебе там устроят ад».

Фамилию и должность этого «начальника» обвиняемый также не смог назвать, в нескольких словах описал внешность и добавил: «Но этих людей я запомню на всю жизнь»,- и продолжил:

- А теперь я расскажу, как над нами издевались и избивали. Потом меня, Емельянченко и Копытова [также обвиняются в получении взяток, находятся под стражей. - «БелГазета»], они могут это подтвердить, вывели на улицу во внутренний двор гомельского КГБ, перед транспортированием в Минск. С нас сняли верхнюю одежду, с меня сняли дубленку, замотали ей голову, то же самое сделали с остальными.

Когда я возмутился, что ничего не видно и дышать трудно, мне сказали: «Ты что, самый хитрый, хочешь дорогу подсмотреть?». Так они шутят. Мне застегнули наручники за спиной, положили в «ГАЗель» на пол между сиденьями. Это февраль, я раздет! Емельянченко находился, как я потом узнал, возле двери на полу, Копытов, кажется, дальше в проходе на полу. При этом в салоне было много свободных мест. Несколько сотрудников сели с нами. Минут через 20 я стал задыхаться, просил снять дубленку, мне сказали, что здоровый, выдержу.

Вы не представляете, что значит лежать на полу в наручниках во время движения автобуса! Я лежал между двумя сотрудниками, которые сидели по бокам. Один поставил свою ногу на одну мою, второй на другую ногу. Через полчаса у меня начали отниматься ноги. Я им кричу, что вы творите, я задыхаюсь! Мне ответили: «Хорошо, сейчас зарядку будем делать». Меня подняли, и начали делать приседания. Знаете, как это происходит? Тебя подняли, а ноги сами приседают. Когда просишь дубленку с головы снять и попить, получаешь удар в область волосяного покрова, чтобы синяков не было и так далее.

Достаточно или продолжать? Потом мне отвернули дубленку, дали попить и плеснули водой в лицо. Что было за последний час, я не помню, отключился.

Когда приехали в СИЗО КГБ, как меня из автобуса вытащили, не помню. У меня руки были синие от наручников. Помню, кто-то сказал: «Вы что, офигели?». Они посмотрели на меня, сказали: «Давай его в спортзал». Спортзалом они называют комнату в подвале. Там меня положили спиной на пол и держали руки вверх, пока они немного не отошли. В камеру меня отправили часов в семь утра.

На вопрос: «Вы жалобы писали?» - Исаченко ответил:

- Утром пришли опера и начали уговаривать, мол, зачем тебе гробить здоровье, пиши явку. Ты же знаешь, чем занимался начальник таможни, пиши. Мне ничего неизвестно, сказал я им. Они мне: нам известно, ты пиши, мы тебе скажем. Я отказался. Мне сказали, что если не напишу, то буду сидеть долго, пойду организатором. Да, я им сказал, что буду писать на них жалобу в прокуратуру. Мне ответили: «Ты что, дурак? Думаешь, прокуратура пойдет против нас или поверит тебе? Какие издевательства, их не было!». Я не стал писать жалобу, чтобы не подвергать опасности свою жизнь и здоровье. Мне дали понять, что это бесполезно.

…16 ноября обвиняемой Любови Новиковой в суде стало плохо, ей вызвали скорую и отвезли в больницу. По версии следствия, женщина являлась посредником между таможенниками и предпринимателями в передаче взяток. До 28 ноября в процессе объявлен перерыв.

Справка «БелГазеты». Процесс начался 28 июля в суде Центрального района Гомеля. В деле 18 обвиняемых, из них 11 находятся под стражей, свобода остальных ограничена домашним арестом и подпиской о невыезде, материалы собраны в 42 тома. На момент задержаний, которые проводил КГБ в феврале 2016г., 10 фигурантов являлись действующими сотрудниками Гомельской таможни, 5 - бывшими. Из них двое занимали должности руководителей: Александр Исаченко (уволился в августе 2014г. по собственному желанию), был начальником оперативно-поискового отдела, и Николай Куклин, командовал отделом по борьбе с контрабандой и административными таможенными правонарушениями. Остальные обвиняемые - рядовые или старшие оперуполномоченные. Основная статья обвинений - 430 ч.3 (получение взяток в составе организованной группы, от 5 до 15 лет). Также некоторые из них обвиняются в даче взяток, злоупотреблении служебными полномочиями и мошенничестве. «Гражданских» в деле трое: два предпринимателя (дача взяток) и официантка кафе (посредничество во взяточничестве).

Добавить комментарий
Проверочный код