Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Как вам решение МОК о недопуске сборной России к Олимпийским Играм в Пхенчхане в 2018г.?
Россия получила по заслугам за крымнаш и Украину
без России - это не Олимпиада
это презрение РФ к правилам и принципам Олимпийского движения
удар по Путину в преддверии президентских выборов
мерзкое политическое решение
Беларусь в знак солидарности должна отказаться от Олимпиады
№46 (1122) 28 ноября 2017г. Экономика

Субсидиарный капкан

30.11.2017, Ярослав Романчук

Декрет N7 не коснулся наиболее острых вопросов

В феврале 2017г. президент РБ пообещал убрать «это матерное слово» из законодательства. Речь шла о субсидиарной ответственности. Заканчивается год, а этот инструмент продолжает разрушать страну и судьбы людей. Декрет N7 от 23.11.2017г. «О развитии предпринимательства» обошел стороной эту проблему. Контролеры и силовики победили бизнес-сообщество и ученых.

Субсидиарный капкан
  Фото: рисунок Василия Почицкого

Базовый цивилизационный принцип ведения бизнеса - принцип ограниченной ответственности - продолжает блокировать институт частой собственности, а значит, экономический рост и развитие страны. Можно до бесконечности копаться в тысячах аспектов санитарных, ветеринарных, пожарных и экологических норм и стандартов, но когда долгожданный документ о поддержке предпринимательства обходит стороной самые болезненные места, малый и средний бизнес может только сокрушаться и в отчаянии вздыхать: «Мы так и думали, что поматросят и бросят, как всегда».

СУБСИДИАРКА КАК ПИНГ-ПОНГ РИСКАМИ И ОШИБКАМИ

Бизнес-союзы Беларуси завалены обращениями предпринимателей спасти их от субсидиарной ответственности. Люди, которые ни сном, ни духом не знали, что даже за формальное участие в бизнесе можно получить приговор суда и чек к оплате даже на миллионы долларов. Учредители или директора предприятий путем нехитрых манипуляций могут стать крайними в цепочке взыскания долгов или компенсации убытков. Причем зачастую речь идет о вопиющих нарушениях закона и основ современного права. Случай с Игорем Новодворским убедительно демонстрирует практику правоприменения в Беларуси. Какими бы ни были благие намерения руководителей страны и органов правопорядка, они разбиваются в пух и прах на уровне решений прокуратуры и судов.

Игорь Новодворский юрист. Получал обыкновенную зарплату, стремился стать представителем крепкого среднего класса. Старательный, предприимчивый и трудолюбивый. Он посчитал своим профессиональным успехом, когда в 2011г. получил предложение возглавить завод ИООО «АЛЮФОЛ» в СЭЗ Бреста. Небольшое производство почти на 3 тыс. кв.м, несколько десятков работников. В самом начале работы учредители предложили ему, как директору, купить крупный пакет акций ОАО «Технобанк», принадлежащий бизнесмену Владиславу Коцаренко, за $1,5 млн. Поскольку таких свободных денег не было, покупка была сделана за счет кредита от ЗАО «Кредэксбанк». Только залоговая стоимость оценивалась более чем на $2 млн. Приобретаемые акции были в залоге по кредиту, который был получен на покупку этих же акций. Никакого нарушения законодательства. В марте 2012г. Коцаренко был арестован, а ЗАО «Кредэксбанк» и ОАО «Технобанк» (тоже кредитор завода) предъявили к заводу требования о досрочном погашении кредитов в полном объеме.

ОАО «Технобанк» отказался обращать взыскание на имущество, находящееся в залоге по кредиту, сославшись на то, что его не устраивают стоимость и состав имущества. При этом он ввел запрет на совершение платежных операций по счетам завода, открытым в ОАО «Технобанк», и мемориальными ордерами производил списание с данных счетов денежных средств. Тем самым банк резко ухудшил состояние завода.

Игорь Новодворский был только наемным лицом на заводе. Он не связывал свое будущее с ним. Поэтому, когда в апреле 2012г. ему предложили поработать над другим проектом, он получил согласие представителя учредителя на уход, передал дела и уволился. При этом завод за время его директорства демонстрировал гораздо лучшие финансовые показатели, чем у его предшественника.

Работая на другом предприятии ИП «ГОСПАК», тоже акционера ОАО «Технобанк», Новодворский был избран членом ревизионной комиссии ОАО «Технобанк». И вот тут пошла информация, всякая и разная, о том, что творилось в банке, ключевую роль в котором играл его крупный акционер Коцаренко. По мнению Новодворского, именно его принципиальная позиция стала причиной жесткого отношения к нему со стороны руководства «Технобанка». Далее события развивались, как в плохом детективе.

На банкротство ИООО «АЛЮФОЛ» было подано в 2013г. Управляющие по банкротству неоднократно менялись. Иск о привлечении Новодворского к субсидиарной ответственности был подан в апреле 2016г. После решения Экономического суда Минска от 11.10.2017г. Новодворского привлекли как ответчика к субсидиарной ответственности и постановили взыскать с него BYN48,67 тыс., $4,68 млн., а также госпошлину в размере BYN95,1 тыс. Новодворскому при своей средней зарплате в $500 в месяц нужно работать 792 года, чтобы оплатить предъявленные ему требования.

НАЙТИ СТРЕЛОЧНИКА И ПОВЕСТИТЬ НА НЕГО ВСЕХ СОБАК

На Новодворского как на наемное лицо (бывшего руководителя завода), получавшее только зарплату, не участвовавшее в прибыли и имуществе завода, «повесили» все долги завода, за все периоды. Вопиющий случай, когда суд применяет нормы законодательства задним числом. При принятии решения о привлечении Новодворского к субсидиарной ответственности в полном объеме суд руководствовался ст.11 и ст.17 закона РБ от 13.07.2012г. N415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее - закон N415-З), вступившего в силу с 25.01.2013г., а также пп. 1.35 п.1 указа президента РБ от 12.11.2003г. N508 «О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)» (далее - указ N508), который утратил силу 08.02.2013г. Однако Игорь Новодворский был директором ИЧУП «АЛЮФОЛ» в период с 13.04.2011г. по 26.04.2012г., т.е. уволился до вступления в силу закона N415-З.

Нормативный правовой акт не имеет обратной силы, т.е. не распространяет свое действие на отношения, возникшие до его вступления в силу. В соответствии со ст.104 Конституции и ст.67 закона РБ от 10.01.2000г. N361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», не допускается придавать обратную силу нормативному правовому акту, если он вводит или усиливает ответственность граждан, индивидуальных предпринимателей и юрлиц. При этом закону N415-З обратной силы не придано. Кроме этого, недопустимо применять нормативные правовые акты, которые утратили силу (указ N508).

Из-за огромной суммы иска и пошлины Игорь Новодворский был лишен возможности обжалования решения суда от 11.10.2017г. в судебном порядке. Причем от обязанности уплаты госпошлины истец-управляющий освобожден, а гражданин нет.

Игорь Новодворский обратился к генпрокурору с жалобой в порядке надзора. «Учитывая огромный размер суммы иска и, соответственно, огромный размер государственной пошлины, которую мне пришлось бы заплатить для подачи апелляционной (38049,24 рубля), кассационной или надзорной жалобы (76108,25 рублей) и которую я абсолютно не в состоянии заплатить в силу своего имущественного положения, то я был лишен возможности обжалования решения от 11.10.2017г. в судебном порядке». Привлеченный к субсидиарной ответственности гражданин приводит аргументы, доказывающие незаконность и необоснованность решения суда от 11.10.2017г. Как можно распространить субсидиарную ответственность на человека, который уже уволился из той организации, которая была объявлена банкротом?

Ясно, что дело темное. Шок от решения суда и претензий истца - это не только моральные и психологические издержки для Игоря Новодворского. Это жесткий, коварный удар по репутации судебно-правовой системы Беларуси, по институту предпринимательства. Такого рода приговоры судей, ход рассмотрения дел показывают наличие серьезных дефектов в экономическом законодательстве и практике его правоприменения.

К сожалению, правительство проигнорировало не только консенсусное мнение бизнес-сообщества о необходимости ликвидировать нынешний институт субсидиарной ответственности. Более того, в течение 2017г. увеличилось количество дел, связанных с наказанием предпринимателей по статьям о субсидиарной ответственности. В стране сложилась порочная практика, когда исполнительная и судебная власти весьма вольготно и субъективно трактуют понятие «надлежащее исполнение обязательств». Грубо нарушается положение директивы N2 от 27 декабря 2006г. «О дебюрократизации государственного аппарата и повышении качества обеспечения жизнедеятельности населения», согласно которой «при принятии решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, неукоснительно соблюдать требования законодательства, не допускать их произвольного толкования при применении. В случае неясности или нечеткости предписаний правового акта решения должны приниматься исходя из максимального учета интересов граждан».

В результате с серьезными дефектами работает институт санации и банкротства. Белорусские граждане, иностранные инвесторы по факту лишены права на ошибку. Если вход на рынок, т.е. регистрация предприятия в Беларуси, стал, действительно, простым, то выход из рынка ужесточился и стал еще более обременительным. В условиях жесткой конкуренции, низкого уровня платежной дисциплины, внедрения новых технологий, в т.ч. в рамках IV промышленной революции, выход из рынка, т.е. ликвидация коммерческого проекта, должен быть быстрым, дешевым и легким, чтобы предприниматель с накопленным опытом, в т.ч. опытом собственных ошибок, имел возможность реализовывать себя в производстве товаров и услуг в дальнейшем.

ЭКСПЕРТИЗА Инной ШАШОК*:  ОСТРЫЕ УГЛЫ СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Декретом N7 «О развитии предпринимательства» определены такие принципы взаимодействия госорганов с субъектами хозяйствования, как персонализация ответственности руководителя за надлежащую организацию деятельности субъекта хозяйствования и соразмерность наказания характеру совершенного субъектом хозяйствования правонарушения и наступившим в результате его совершения последствиям. Иллюстрацией к этим принципам может послужить дело из судебной практики о взыскания с физлица BYN48670,17 и $4681956,82.

Поскольку ответчиками по указанной категории споров в основном являются физлица, участие в таких делах сопровождается крайне эмоциональным переживанием, недовольством большого количества простых людей, имеет неоднозначный общественный резонанс.

На примере описываемого не рядового дела, исходя из суммы взыскания с физлица, ставится много вопросов, главный из которых - защита прав и законных интересов гражданина. Позиция лица, привлеченного к субсидиарной ответственности, достаточно простая и жизненная. На него как на наемное лицо (бывшего руководителя завода), получавшее только зарплату и не участвовавшее в прибыли и имуществе завода, повесили все долги завода за все периоды.

Однако решение Экономического суда вынесено и вступило в законную силу с формулировкой: «Ответчик как руководитель организации не обеспечил надлежащее ведение бухгалтерского и налогового учета, надлежащее руководство деятельностью организации, допустил нарушение налогового и иного законодательства, не осуществлял надлежащий контроль за деятельностью организации, что привело к неполной уплате обязательных платежей в бюджет и ненадлежащему исполнению должником гражданско-правовых обязательств, находится в причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде банкротства должника, требования кредиторов в рамках дела о банкротстве не могут быть удовлетворены по причине установленного факта отсутствия у должника имущества». Само дело крайне неординарное - с участием иностранных юрлиц, бухгалтерской компании, эксперта. За период процедуры ликвидации и банкротства сменилось несколько ликвидаторов и антикризисных управляющих. Кроме того, в качестве третьих лиц были привлечены ОАО «Технобанк» и его на тот момент основной владелец Владислав Коцаренко.

Представленные в суд доводы участвующих лиц, приговор суда Центрального района Минска, постановления СК по Брестской области и иные доказательства по делу составили многослойный пирог, на примере которого можно проследить всю историю предпринимательских рисков 2010-15гг. и провести аналогию со многими другими банкротами (пусть и с меньшим масштабом цифр).

Возникновение банкротств из-за непринятия со стороны уполномоченных органов и организаций, собственника имущества мер по финансовому оздоровлению -предприятия, по эффективной его деятельности и недопущению возникновения последствий ликвидаций и банкротств.

Заключение крупных сделок с элементами предпринимательского риска по согласованию с собственником при условии, что руководитель не может предвидеть на будущее результат заключенной сделки, способной в дальнейшем ухудшить платежеспособность организации. Рост курса доллара более чем в 2,8 раза с апреля 2011г. до момента подачи заявления о банкротстве должника (девальвация нацвалюты). Наличие существенной кредиторской задолженности в инвалюте, результаты переоценки которой относились на убытки. Невозможность приобретения за инвалюту материалов за пределами РБ и остановка выпуска продукции. Наконец, решение налогового органа о взыскании с должника задолженности, которое было вынесено без учета сведений УДФР КГК со ссылками на положения указа президента N488 от 23.10.2012г. «О некоторых мерах по предупреждению незаконной минимизации сумм налоговых обязательств, в целях обеспечения защиты интересов государства от вреда, причиняемого в результате незаконной минимизации сумм налоговых обязательств», и невозможность его обжаловать.

Суть крупной сделки должника состояла в том, что им приобретались активы (акции), стоимость которых, согласно банковскому законодательству, в разы превышала стоимость уплаченной за них суммы - должник приобретал 17% общего объема эмиссий акций ОАО «Технобанк». Эту сделку нельзя назвать совершенной на заведомо невыгодных условиях, поскольку в средне- и долгосрочной перспективе она являлась выгодной для должника как с финансовой, так и со стратегической точки зрения. В итоге эта сделка помимо выгодного приобретения активов позволила должнику стать мажоритарным акционером ОАО «Технобанк». И только наступление негативных последствий, отчасти связанных с предпринимательскими рисками (а не действиями/бездействиями лица), помешало сделке завершиться. Кроме того, в случае обращения взыскания на предмет залога задолженность по сделке отсутствовала бы.

Со слов самого субсидиарного должника, за время его работы некоторые показатели предприятия удалось улучшить весьма значительно (в 3,72 раза) и, несмотря на увеличившуюся кредитную нагрузку, финансовый 2011г. был завершен с прибылью, увеличен объем выручки от реализации собственной продукции почти в 4 раза. При передаче предприятия новому руководителю оно являлось платежеспособным с точки зрения нормативных значений коэффициентов и активов с большим запасом хватало, чтобы рассчитаться со всеми долгами.

Однако в суде бывший директор Игорь Новодворский не смог предоставить убедительные и в совокупности достаточные доказательства, подтверждающие отсутствие причинно-следственной связи между его действиями (бездействиями) и последствиями в виде признания предприятия банкротом.

В частности, Новодворский не смог доказать два обстоятельства, имеющих существенное значение для дела: во-первых, то, что он обеспечил надлежащее руководство деятельностью организации; во-вторых, что он обеспечил надлежащее ведение бухгалтерского и налогового учета.

Необеспечение надлежащего руководства деятельностью организации выразилось в несоблюдении лицом устава предприятия при обладании всей полнотой полномочий исполнительного органа, совершении сделок на заведомо невыгодных для организации условиях с «выводом активов» должника, что было подтверждено заключением эксперта и третьим лицом ОАО «Технобанк». Кстати, постановлением УДФР КГК было отказано в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц должника по статье о преднамеренном банкротстве.

Доводы же лиц о том, что один из антикризисных управляющих не проверил фактическое наличие и ликвидность всех активов должника, а объект недвижимости в ходе процедуры банкротства был реализован по существенно заниженной цене относительно рыночной, не были доказаны, т.к. не обжаловались в ходе процедуры банкротства, и, кроме того, относятся к периоду после возникновения устойчивой неплатежеспособности должника.

То же самое касается и попытки представителей должника переложить всю полноту ответственности на ОАО «Технобанк» и Владислава Коцаренко.

Последний не был привлечен к субсидиарной ответственности, поскольку полностью отрицал факт подконтрольности ему основного должника-организации и поскольку сумма не подлежит повторному взысканию в порядке возложения субсидиарной ответственности в рамках иного судопроизводства даже в случае реального непогашения задолженности.

За период руководства субсидиарного должника не было обеспечено надлежащее ведение бухгалтерского и налогового учета, что было документально подтверждено в акте налогового органа. Решением последнего о применении мер ответственности за нарушение налогового и иного законодательства и приложениями к ним не были предприняты меры по обжалованию на основании п.1 постановления пленума Высшего Хозяйственного суда РБ от 22.12.2006г. N18 «О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами дел о ликвидации юрлиц и прекращении деятельности ИП»: «Судебная защита прав и законных интересов лиц, участвующих в делах о ликвидации юридических лиц… гарантирована ч.1 ст.60 Конституции РБ».

Учитывая размер суммы иска и госпошлины, субсидиарный должник не подавал апелляционную, кассационную жалобы. В силу абз.5 ч. 2 ст. 305 ХПК РБ жалоба в порядке надзора Генпрокуратурой РБ была возвращена, т.к. она подана, минуя кассационную инстанцию суда, рассматривающего экономические дела.

С уверенностью можно сказать, что с 1 января 2017г. ситуация начала меняться. С 1 января т.г. в соответствии со ст.85 Особенной части Налогового кодекса каждое лицо имеет право обжаловать решения налоговых органов, в т.ч. требования (предписания) об устранении нарушений, действия (бездействие) их должностных лиц, если такое лицо полагает, что такие решения или действия (бездействие) нарушают его права и (или) законные интересы.

* адвокат



Добавить комментарий
Проверочный код