Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Как вам решение МОК о недопуске сборной России к Олимпийским Играм в Пхенчхане в 2018г.?
Россия получила по заслугам за крымнаш и Украину
без России - это не Олимпиада
это презрение РФ к правилам и принципам Олимпийского движения
удар по Путину в преддверии президентских выборов
мерзкое политическое решение
Беларусь в знак солидарности должна отказаться от Олимпиады
№45 (1121) 21 ноября 2017г. Тема недели

Бонусы зажали

22.11.2017, Янка Грыль

Президент упорядочит компенсации менеджменту банковского сектора

Глава государства регулярно (в среднем раз в 2-3 года) грозится разобраться со сверхдоходами банкиров. Последняя попытка раскулачить мироедов состоялась 16 ноября, после торжественного заслушивания «доклада по отдельным вопросам кредитно-финансовых организаций». Суть мероприятия сводится к тому, что Беларусь с завидным опозданием - вслед за развитыми странами - ограничит переменные компенсационные выплаты (бонусы) топ-менеджменту финансовых организаций. Национальная специфика состоит разве что в привязке бонусов к вознаграждению председателя правления Нацбанка - чтобы не забывали, с чьей руки кормятся.

Бонусы зажали
  Фото: рисунок Василия Почицкого

Президента РБ явно тяготит последние годы то, что он мало чем может помочь униженным и оскорбленным, «бедолагам»: родина ведет жесткую денежно-кредитную политику, ей не до бедолаг.

И все равно Александру Лукашенко, надо полагать, по долгу службы, периодически хочется приобнять электорат, похлопать по плечу, утереть жалостливые электоральные сопли и недрогнувшей рукой устранить какую-нибудь вопиющую несправедливость.

ПЛЯСАТЬ ОТ КАЛЛАУРА

Потому разговор о банкирских компенсациях президент начал с суровой, обжигающей правды: «Мы знаем реальность, в которой живет народ Беларуси: сегодня никто не барствует. $500, или BYN1000, о которых мы говорили, - с таким большим трудом у правительства, и в т.ч. Нацбанка с подконтрольными банками, так тяжело идет этот вопрос».

Справка «БелГазеты». Номинальная начисленная средняя зарплата работников в РБ в сентябре 2017г. составила BYN831,3.

Хороший посыл, очень литературный. Электорат, кстати, уже подозревает, что 500 уев к концу 2017г. ему не светит.

Но, повторимся, дело не в электорате, а в социальной справедливости: «Зарплата должна быть заработанной, всегда банкиры об этом говорят, и я их в этом поддерживаю. По всей стране «зряплаты» быть не должно».

Тут возможны, конечно, разночтения: заработал или не заработал банкир свои бонусы, решают акционеры банка по итогам его работы за
год.

Сам же президент привел кейс в пользу такого подхода: «Я когда-то сказал: если ты на Западе нашел $1 млрд. под 1%, привез в страну и выдал под 2,5%, тогда мы должны очень сильно поощрить этот банк и его руководителя». Никто не мешал государству продвигать этот подход и ранее - в тех банках, где оно является акционером.

Глава государства еще не успел сформулировать свои инновационные предложения в сфере управления компенсациями топ-менеджменту финансовых организаций, а уже выяснилось, что ему мешают.

К счастью, Александр Григорьевич непреклонен: «Меня предостерегают от откровенного на эту тему разговора, что это, мол, не понравится МВФ, может, и еще каким-то международным организациям. Пока я президент Беларуси и не планирую быть президентом или руководителем международных организаций, поэтому и вам тоже советую отвечать и заниматься вопросами Беларуси». Ох уж этот МВФ… Ох уж эти трусоватые чиновники, мешающие батьке рубануть правду-матку…

Что мы имеем на выходе? Во-первых, социальную мотивацию новшеств: «Банковские работники должны соответствовать тому уровню, который сложился в стране по зарплате и доходам». Она стандартна для мировой практики, последние 10 лет заточенной на урезание размеров вознаграждений топ-менеджменту финансовых организаций и пересмотр их структуры. Где-то ограничивают верхнюю планку компенсаций, где-то нижнюю, но бонусы банкирам режут все.

Во-вторых, мы наблюдаем очередной триумф отечественной управленческой школы «заката солнца вручную». Александр Григорьевич хочет привязать переменную часть компенсаций менеджмента банков (в т.ч. частных) к компенсациям главы Нацбанка Павла Каллаура: «Я тут не разделяю - частные банки и государственные. Есть председатель Нацбанка, установлено ему денежное довольствие - начинайте плясать от председателя Нацбанка… Привязать зарплату с бонусами и прочим к председателю Нацбанка - это вполне нормально». Со стороны это выглядит как довольно неуклюжая попытка огосударствления если не самих частных банков, то их топ-менеджмента.

За рубежом столь топорной привязки компенсаций банкира к компенсациям главы центробанка нет. На днях президент США Дональд Трамп назвал кандидатуру следующего главы ФРС - Джерома К. Пауэлла. Пауэлл станет самым богатым руководителем ФРС за ее историю - СМИ оценивают задекларированные им активы в диапазоне $20-60 млн.

Для сравнения: размер компенсаций самого высокооплачиваемого банкира США за 2016г. - председателя, президента и гендиректора JP Morgan Chase Джеймса Даймона - составляет, если верить Financial Times, $28,2 млн. Доходы даже высокопоставленных госчиновников заведомо меньше, чем у банкиров. FT сетует, что «разрыв в оплате труда между гигантами Уолл-стрита и их коллегами по всему миру увеличился», но привязать их бонусы к окладу Пауэлла не призывает.

БАТЬКА ПРЕДУПРЕЖДАЛ

Предыдущий тур урезания бонусов состоялся в 2014г. Президент уже тогда искал универсальную формулу для компенсаций руководителям: «Чтобы не было больше разговоров по поводу того, что вы там жируете вместе с банками, давайте договоримся так. Я, к примеру, формулу говорю: ваша зарплата должна быть близка к зарплате премьер-министра. Все остальные должны быть выстроены, как в правительстве». Просто, понятно, прозрачно. Как и все белорусские беды, такой подход основан на упрощении и огрублении.

Белорусский банковский сектор не назовешь транспарентным. Если в РФ можно судить о порядке средств, которые идут на компенсации менеджменту того или иного банка или компании (даже когда доход конкретного топ-менеджера закрыт из-за защиты персональных данных), то в РБ вообще непонятно, о каких суммах кипят споры. Чего скрывать-то? Вы же светите эти цифры по МСФО - международным стандартам финансовой отчетности?

Судя по публикациям, еще на старте нынешнего кризиса, в 2014г., Нацбанк выслал коммерческим банкам рекомендации по зарплатам и бонусам топ-менеджменту. До 2014г. лимитировались лишь квартальные бонусы «топов» - не более 8 средних зарплат подчиненных.

После совещания у Лукашенко в ноябре 2014г. государство ограничило годовые бонусы менеджменту госпредприятий 12 окладами и распространило это ограничение на банки. Поскольку бонусы зависят от акционеров, точечно поработали и с ними. «Существует целый набор косвенных либо прямых мер, ограничивающих волеизъявление акционеров банков, которые через наблюдательный совет определяют политику по вопросам оплаты труда менеджеров банков», - признавался БелаПАН анонимный инсайдер из правления анонимного банка.

С одной стороны, популистский посыл борьбы за бонусы очевиден. Но столь же очевидно, что зарплата операционистки в банке - это, мягко говоря, не тот слой жира, который при срезании можно использовать в промышленных целях.

В последние годы в РБ уже не так охотно, как прежде, тиражируют статистику, демонстрирующую разрыв в зарплатах в разных секторах экономики. Но мы-то знаем, что первую строчку в ней все равно занимают ИКТ («программисты»), а вторую - финансовый сектор («банкиры»).

Понятно, итоговое значение в статистике по зарплатам финсектора во многом определяется бонусами топ-менеджменту - квартальными и особенно годовыми.

Справка «БелГазеты». По данным Белстата, в 2016г. в сфере финансовых услуг работало 74,5 тыс. граждан РБ. Номинальная начисленная средняя зарплата работников финансовых и страховых организаций РБ в 2016г. составила BYN1284.

С другой стороны, кроме фактора социальной стабильности присутствует фактор снижения затрат в финансовом секторе, о чем прямо заявил БелТА декан экономического факультета БГУ профессор Михаил Ковалев. Он напомнил о славных временах, когда существовал лимит на процентные доходы банков - не более 3%: «Во всем мире банки живут на 2%, а у нас эта маржа приближается к 5%. Но… административными мерами мы не так уж много здесь добьемся, важнее, чтобы становилась более жесткой конкуренция между банками». Таким образом, Ковалев даже мягко покритиковал ход начальственных мыслей, благоразумно уточнив, что «речь, наверное, идет не только о зарплатах, речь идет в целом об уменьшении расходов банков». И заключил: «Ведь чем меньше денег банк расходует на себя, тем дешевле будут кредиты». Во-первых, это неочевидно. Во-вторых, СМИ поняли профессора так, что кредиты дешевеют от урезания компенсаций банкирам, что неправда.

УРОК ТРАНСПАРЕНТНОСТИ

Пока топ-менеджеры белорусских банков не получили первых бонусов, отсчет которых велся, так сказать, «от Каллаура», обсуждать, в общем, нечего. Плохо, когда государство залезает в переменную часть банкирских компенсаций - вознаграждения должны назначать акционеры. Плохо, когда точка отсчета размеров бонуса (Каллаур) обозначена с точки зрения чиновно-административной иерархии: при всем уважении к главе Нацбанка, не факт, что он во всем может быть эталоном для отрасли. Увы, государство у нас искони смотрело на частный сектор как на продолжение государственного и вертело права акционеров и самих акционеров на своей вертикали с особым сладострастием. Так что удивляться нечему.

Однако трудно согласиться с коллегами из интернет-ресурса «Белорусский партизан» и прочих СМИ, когда они на голубом глазу начинают голосить: «Да вообще ненормально вот так публично на всю страну обсуждать чужую зарплату!». Почему же? Вот Financial Times и Equilar давно и успешно обнародуют рейтинг доходов CEO крупнейших банков мира Bank chief executivespay. С фотографиями и детализацией, из которой явствует, что зарплата - это лишь малая часть компенсации, да и бонусы не столь уж велики - самая весомая часть вознаграждения приходится на акции, опционы и пр.

Зарплата - вообще не тот термин: если компенсация Даймона из JP Morgan составляет $28,2 млн., то его доход с учетом доли в прибыли банка достигает $191,9 млн. Хуже того: у них, в мире чистогана, государство, заподозрив топ-менеджера в «сверхдоходах», может сделать это достоянием общественного мнения (naming and shaming), чтобы пристыдить и побудить поделиться.

Предлагаем не только белорусским банкирам, но и белорусским чиновникам перенять этот передовой опыт. «БелГазета» с удовольствием предоставит свои площади для публикаций подобного рода.

Добавить комментарий
Проверочный код