Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№43 (1119) 08 ноября 2017г. Тема недели

Потому что вы так решили

09.11.2017, Янка Грыль

Открытие КЭФ ознаменовалось публикацией на сайте форума эссе (правда, почему-то названного очерком) посла РБ в Китае Кирилла Рудого «Потому что я так решил». Текст (как обычно, в меру дискуссионный и провокативный) продолжает серию размышлений главного системного либерала страны над тем, «почему реформы не получатся» и «почему нам не нужны экономисты». Буквально за день публикацию перепечатали все негосударственные СМИ, вплоть до «Хартии‘97».

Власть и общество отвели Кириллу Рудому роль игрушечного «молодого реформатора», пугающего одних и очаровывающего других. Фото tut.by

Это успех, конечно. Даже выступления в периодической печати работодателя Кирилла Рудого и главного ньюсмейкера отечественных СМИ Александра Лукашенко не сопровождаются таким количеством републикаций. Тем более, условное Я из заголовка - это отдельно взятый белорус, включая Александра Григорьевича. Условное Я решило не делать реформ, и Рудый пытается разобраться, почему оно так решило и как его расколдовать, чтобы реформы начались.

Еще в 2014-15гг., когда Рудый служил помощником главы государства, в силу биографических обстоятельств (как стажировавшегося в Чикаго стипендиата программы Фулбрайта) и экономических воззрений (неолиберальных, естественно) коллективная Власть определила его на роль такого игрушечного «гайдарочубайса», используемого для того, чтобы пугать неразворотливых крепких хозяйственников и пожилых бюджетниц. Прогрессивная общественность (т.е. негосударственные СМИ и экспертная среда), посмотрев, как реагируют крепкие хозяйственники и пожилые бюджетницы на Рудого, обрадовалась и определила его на ту же роль, но со знаком плюс. Кирилл Валентинович некоторое время уворачивался, но, будучи человеком умным, в конце концов смирился и решил принести пользу родине на этом нелегком посту.

КОД, ДА НЕ ТОТ

Горькие плоды белорусского реформаторства Рудый препарирует в русле поведенческой экономики, за которую только что получил Нобелевскую премию в области экономики Ричард Талер. Диагностика - сильная (хотя и не бесспорная) сторона текста. В основе поведенческой экономики по-белорусски, если верить Рудому, лежат три правила: 1) «хочу не как лучше всем, а хочу сам»; 2) «хочу не как лучше, а хочу, чтобы не было хуже», 3) «хочу быстро». Все так - и отечественный госменеджмент, и электоральные массы тяготеют к опрощению, огрублению, поверхностной гиперактивности: если резать кошке хвост по частям, то впятером и предварительно содрав шкуру, чтобы не перепутать зоны ответственности.

Правда, объяснения этого феномена сомнительны. Рудый сетует, что «белорусы разобщены» и похожи «не на общество, а на совокупность разобщенных единиц, которых объединяет не общность ценностей, а государственность». Но любое постмодерное общество, пережившее распад традиционных связей, -  это сумма атомизированных индивидов. Конформизм, лицемерие, нежелание рисковать и привычка рубить капусту по-быстрому, тратя нарубленное на гиперпотребление, тоже вполне себе существуют и за пределами РБ, в самых что ни на есть развитых странах. И сам же Рудый со ссылкой на Талера признает: сожаление, «что могло быть лучше», свойственно не только белорусам. Но в итоге источник белорусских несчастий все-таки обнаруживается: «Краткосрочные, простые решения в экономике характеризуют логику мышления и формируются под влиянием культурной матрицы…Из-за общей информационно-культурной среды у белорусов сформировались общие характеристики - «культурный код».

Дальше начинается культурология - белорусский культурный код оказывается троичным, характеризующимся: 1) двоемыслием; 2) ориентацией на советское прошлое; 3) патернализмом. С двоемыслием интереснее всего: «Неопределенность принадлежности белорусов к русскому или западному миру, к коммунизму или капитализму, к государству или рынку расщепляет… общественные ориентиры». Какие-то странные бинарные оппозиции - если по уму, нужно определять, что такое русский мир, что такое запад, существует ли в объективной реальности коммунизм или это просто утопия, являются ли государство и рынок изолированными друг от друга субстанциями, особенно в РБ. Пожалуй, если это культурология, то газетного уровня.

Насчет ориентации на советское прошлое - а было ли у Беларуси другое в эпоху модерна? Какие альтернативы - развитой феодализм ВКЛ? Ну и патернализм, который почему-то в Японии или Южной Корее (да и в Российской империи перед Первой мировой) экономическому росту не мешал, даже содействовал, а в Беларуси - мешает.

В общем, подводит белорусов культурный код. Из-за него не могут они познать радость успешных экономических преобразований. Такой уж народец неудачный попался отечественным реформаторам.

БУДЕТ ВАМ ФУКУЯМА

Как же раскодировать этот загадочный культурный код, просчитанный Рудым? Тут все просто: 1) определенность; 2) ориентация на будущее; 3) самостоятельность. «Нужно определиться с позицией на прошлое, настоящее и будущее с общим выбором: коммунизм или капитализм, госсобственность или частная, дирижизм или рынок. В этом может помочь однозначное понимание, что нет иной экономики, кроме мировой, нет иного опыта, кроме мирового, иной науки, кроме мировой, и иных ценностей, кроме универсальных. Историческая неизбежность ведет все страны к рыночной демократии (Фукуяма, 2005), но лишь с разной скоростью (Вельцель, 2017)».

Как это ни смешно, предыдущее поколение белорусов прожило жизнь в схожей мировоззренченской парадигме: «Историческая неизбежность ведет все страны к коммунизму (Маркс, 1867), но лишь с разной скоростью (Ленин, 1917)». Неолиберальный финализм ничем не отличается от финализма коммунистического: раз торжество рыночной демократии неизбежно, а путь развития человечества предначертан, зачем суетиться? Рыночная демократия как-то сама собой, не мытьем так катаньем, победит и в РБ, мы пока подождем. А если ждать нет сил, тогда пора валить из Беларуси, где рыночной демократии нет, туда, где она есть.

Это вполне рациональное целеполагание человека, убежденного в том, что «нет иной экономики, кроме мировой, нет иного опыта, кроме мирового, иной науки, кроме мировой, и иных ценностей, кроме универсальных».

Средний белорусский обыватель думает именно так. Полвека назад, слушая про исторически неизбежную победу коммунизма, он вяло шутил, что неплохо было бы, если бы этот коммунизм нам построили японцы, раз у них такая хорошая бытовая техника. Сейчас, под мантры про исторически неизбежную победу глобальной демократии, ему нет нужды приглашать даже китайцев - достаточно самому собрать чемодан и рвануть по стопам Рудого в Чикаго.

Фукуяма-2005, на которого ссылается Рудый, - это «Конец истории и последний человек» Фрэнсиса Фукуямы, вышедший на языке оригинала («The End of History and the Last Man») аж в 1992г. С той поры немало воды утекло, и в общем-то все уже решили, что Фукуяма ошибся. Фукуяма-2014 в отличие от Фукуямы-2005 в интервью ВВС, рассказывая про свою новую книгу «Политический порядок и политический упадок», называет примером такого упадка США. Вполне мейнстримные американские СМИ вроде FT и WSJ и без всяких фукуям сетуют то на кризис рыночной демократии, то на «отступление глобализации». Не получается либерального конца истории и торжества универсализма - точно так же, как не получилось коммунистического.

Еще одна альтернативная злосчастному культурному коду духовная скрепа, на которую уповает Рудый, взята им не из импортной глобальной фукуямы, а из вполне официальной идеологии и называется «В землянки пойдем»: «Это осознание, что у белорусов не может быть «старшего брата» ни в чьем лице, «никто нам не должен» и «никто нам не поможет, кроме самих себя». Такой «синдром одиночки», фобия беззащитности, ощущение принадлежности к малой стране, стремление к самодостаточности в условиях дефицита ресурсов и есть чувство независимости». Как мы помним, в Беларуси суверенитет является главной ценностью. Ради чего суверенитет? Официально - ради благосостояния и процветания белорусского народа. А если благосостояния и процветания нет? И официальная мечта об автаркии с жесточайшим импортозамещением не срабатывает? Увы, и в этом случае белорус (даже убежденный патриот или националист!) отправляется не в землянку, а в трудовую миграцию (см. выше) или в теневую экономику. Крайне разочаровывая и либеральных реформаторов, и их вечных оппонентов - крепких хозяйственников.

КТО КОГО РЕФОРМИРОВАЛ

Все это выводит дискуссию о причинах четвертьвекового белорусского топтания на одном месте из мутных психологических болот и бездонных культурологических луж к ее исходной точке - задающему вынесенный в заголовок вопрос субъекту. Кого представляет он? Отечественный управленческий класс, госбюрократию, если сузить, - ее либеральный сегмент. В белорусских СМИ, конечно, принято писать, что все судьбоносные решения (в т.ч. реформаторские) принимает народ. И точно так же принято писать, что все неправильные решения (в т.ч. антиреформаторские) принимает президент. Они и виноваты - нехороший, консервативный президент и нехороший, консервативный народ.

Здесь читатель с нормальным гуманитарным образованием должен улыбнуться: решения, касающиеся всего общества, принимает его элита. Если она четверть века бубнит про разгосударствление госсектора, но все никак не разгосударствляет, значит, ей так выгодно. Если глубокомысленно разглагольствует о конфликте государства-собственника с государством-регулятором, но никак этот конфликт не разрешает, значит, ей нравится быть и собственником, и регулятором. Если при получении внешних заимствований корчит из себя коллективного либерала, а при их распределении внезапно превращается в столь же бескомпромиссного и столь же коллективного дирижиста, значит, имеет свою ренту и с либерализма, и с дирижизма.

* * *

Кирилл Валентинович, спасибо за дискуссию! Не надо больше про культурный код, патернализм, ГУЛАГ, аварию на ЧАЭС и Великую Отечественную войну. Про светлое будущее рыночной демократии и глобальную фукуяму тоже не надо. «Потому что я так решил» с последующей трансформацией Я в Мы - это, конечно, интересно, продуктивно, модно. Но давайте лучше, не трансформируя Я в Мы, с либертарианской прямотой спросим у белорусского политического класса: «Почему вы так решили?».

Комментарии
  1. Anatol Starkou 10.11.2017 14:51

    "...достаточно самому собрать чемодан и рвануть по стопам Рудого в Чикаго." Бывал я в Чикаго в декабре 2002-го. Три дня. Рудой был там 4 месяца. Правда сейчас я в Америке уже 15 лет... "Рыночная демократия как-то сама собой, не мытьем так катаньем, победит и в РБ, мы пока подождем. А если ждать нет сил, тогда пора валить из Беларуси, где рыночной демократии нет, туда, где она есть." ### ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ЛИКБЕЗ или Я ВАМ ПИШУ, КИРИЛЛ Ну вот мы и пришли туда откуда вышли в 1917-м... "Кирилл Рудый: Чтобы изменить правила поведения в экономике, надо построить демократическое государство." С точностью до наоборот, Кирилл. Демократия – это г*вно, определение которого известный англичанин У.Ч. лучше всех размазал по учебникам госуправления, и не только там. Деление общества на богатое меньшинство и бедное большинство в мире капитализма есть неизменная суть западной демократии, известная нам как "Босс всегда прав!", то есть Хозяин всегда прав. Потому их идеология отличается от нашей. Потому Главный Идеолог Дикого Запада Мистер Доллар, т.е. Деньги. К тому же в западных странах, с сложившейся западной демократией, на таких же честных выборах как белорусские, меняется не власть, а некоторые фамилии при честной западной власти. Кстати честные белорусские незалежныя непродажные демократические оппозиционные СМИ (местные и заграничные) - так сказать "четвертая власть" белорусской пятой колонны, за 23 года правления А.Лукашенко не додумались сотворить на своих ресурсах свободы слова - основы будущей белорусской демократии - власти подконтрольной народу, не нашли на своих ресурсах места и времени для мнений инакомыслящих, но 23 года ныли и ноют, что в РБ нет свободы слова из-за правления А.Лукашенко. Зато в тех СМИ нашлось место для публикаций против России, от которой во многом зависит экономика и благополучие граждан Беларуси. Кажуць шмат вякоў таму на Захадзе з’явіліся людзі багатыя і бедныя, якія працавалі на першых. То бок прыватная ўласнасць і немаёмны / жабрак. І тады ж, кажуць, тамтэйшыя вырашылі, што меньшасць будзе багатай, а большасць беднай. Гэта эпахальнае рашэнне яны назвалі дэмакратыяй, ды тады ж прыбілі там-сям шыльды «Дэмакратыя» і гэтае прапагандысцкае слова іхнія СМІ данеслі непасрэдна да розуму і сумлення заходніх грамадзян. Так сталася заходняя дэмакратыя, пры якой багаты бос-гаспадар заўсёды меў рацыю, а бедны чалавек заўсёды бачыў тыя шыльды праз СМІ багацеяў. Крыху пазней, кажуць, міма тых шыльд праходзілі нашы постсавецкія еўрапейцы-апазіцыянеры Лебядзь, Рак і Шчупак, якія на адным квадратным еўрапейскім кілометры і араць побач не стануць, але цягнулі і цягнуць беларусаў у Еўропу, і нашы спыталі тамтэйшых: "Калі ў вас дэмакратыя, то што ў нас на Беларусі?", - і тыя ў адзін голас адказалі: "Ў вас апошняя дыктатура Еўропы!". Так і сталася з тых часоў з дапамогай нашых незалежных не прадажных дэмакратычных апазіцыйных СМІ (тутэйшых і замежных), маўляў, у нас рэжым, дыктатура, таталітарызм, сатрапія, нічога каштоўнага, а на Захадзе ўсё ціп-топ. Дый улада тамака, кажуць, дэмакратычна падзелена на выканаўчую, заканадаўчую і судовую галіны. А быццё, бач ты, на багатых і бедных. Ці бачылі вы, спадарства, каб у тых галінах заходняй улады быў нішчы? Я не чуў пра такое. Заходняя дэмакратыя-с. А ў нас пасля Вялікага Кастрычніка 1917г. кожная кухарка магла кіраваць дзяржавай. Бо роўныя паміж сабой былі мы савецкія людзі, не дзяліліся на багатых і бедных з-за тае прыватнай уласнасці. Бо босаў-гаспадароў не было. Бо ўласнасць была адна на ўсіх дзяржаўная: ўсё вакол калгаснае - ўсё вакол маё. Экономика главное для постсоветской Беларуси, Кирилл, то есть первоначальный капитал для будущих поколений, а не ваш глас вопиющего в пустыне о демократии. И так, самое главное для благополучия oбщества не демократия, а экономика і яна менавіта тая печка ад якой павінна плясаць наша беларускае незалежнае эвалюцыйнае быццё і будавацца палітычная сістэма беларускага постсавецкага жыцця дзяржавы ўвогуле. А маленькая печачка ці аснова разгляду эканомікі - это собственность или отношения Хозяин и Неимущий=Раб. Бо першы робіць грошы, можа іх рабіць ды зарабляць для сябе, сваёй фірмы і дзяржавы, а другі можа зарабіць толькі для свайго пражыцця і для сваёй сям'і. Гэта і ёсць база для разгляду асноў спачатку эканамічнай сістэмы, а затым, як следства, палітычнай. Бо ад гэтага базавага паняцця ўласнасць у эканоміцы павінна будувацца палітычная сістэма дзяржавы, а не ад базара пра мову, як некалі пачыналася наша так званае адраджэнне, ці гучнага дэкляравання ў інтэрнэце пра прэзідэнцка-парламенцкую рэспубліку а-ля 1994 год, у прыватнасці на Беларускім Партызане вядомым доктарам юрыдычных навук, ці балбатнёй пра талер і ваяводствы замест абласцей, як у Праграме, якую нядаўна апублікавалі Сьвяты Зянон & Co., або ў дадзеных тваіх, спадар пасол, папулісцкіх выразах аб першапачатковай пабудове дэмакратычнай дзяржавы. Да яе, Кірыл, як да Пякіна ракам і назад, а постсоветская экономика нам белорусам эволюционно строить и жить помогает здесь и сейчас. Таму ў нас дзяржаўны капіталізм пасля набыцця незалежнасці, добрыя палітычныя і эканамічныя адносіны з Расеяй, і дваццацітрох гадовы эвалюцыйны шлях пасля дэмакратычнага абрання А.Лукашэнкі - так бы мовіць упершыню ўсім беларускім народам беларусы абралі кіраўніком дзяржавы Першага Сакратара ЦК КП(б)Б, якой, дарэчы, афіцыйна даўным-даўно не існуе, але КП(б)Б па ранейшаму пры ўладзе. Такім чынам на Беларусі пры ўладзе ўсяго на адну партыю меней, чым у ЗША, хаця іншых партый у гэтых краінах хапае. К тому же, задачка безболезненного для общества перехода от социализма к капитализму не имеет решения. І Рыгоравіч тут ні пры чым. Он в переходный период единственный из белорусов взялся управлять страной в первые часы становления ее независимости. Он что-то вроде буфера между прошлым и будущим Республики Беларусь, прошлое которой нам ведомо, а будущее нет. Он надежда власти на поиск положительного, безболезненного решения, которое возможно подскажет время. После распада Союза Нерушимого оказалось, что для постсоветского общества час перехода от социализма в капитализм не станет благополучным. В России в лихие жертвенные 90-е под шум колес развала СССР ввели взад институт частной собственности - богатых и бедных. Наверное с целью создать основу основ для будущего Великого Октября-1917, так как совковый менталитет граждан российских за пару дней не изменить. Вна Украине за несколько недавних подскоков на майдане местные умники решили пройти тысячелетний эволюционный путь, скажем, Германии в Европейский Союз и подскоками же раздолбали экономику и государство Неньки. В Беларуси, со всех сторон окруженной морем капитализма, призадумались, и потому Михаил Мясникович, Александр Лукашенко и Урал Латыпов - отцы-основатели начал экономики и политики белорусского постсоветского суверенного государства - не предлагали обществу радикальные, болезненные для него изменения в экономике, оставили нетронутой постсоветскую государственную собственность на всё и вся, заложив тем самым фундамент современного белорусского государственного капитализма суверенной Республики Беларусь. Поэтому и у нас что-то вроде западной демократии - "Босс всегда прав!". Только нашего босса мы белорусы выбрали сами. Приведенное выше первым ("Г-образное") определение демократии, опубликовано мною на многих белорусских форумах и на форуме РИА Новости. А моя фантастическая формула демократии - власть подконтрольная народу - есть в тексте моей статьи СПРАВЯДЛІВЫ КРОК, опубликованной на Белорусском партизане 18:10 25/10/2013. Интересно, если бы сегодня в Штатах власть стала подконтрольной народу, то какими были бы экономика и бытие США? - А в райском саду, где жили Адам и Ева, была демократия? - Там, говорят, Хозяин всегда был прав... Это специально для тебя, Кирилл, написал я этот краткий курс ликбеза по теме нашей эволюционной политэкономии и демократии в частности.

  2. Anatol Starkou 10.11.2017 19:36

    НЕЗАЛЕЖНЫ ПІСЕЦ ### В 60-е советские годы стоял вместе с мамой в очереди за кукурузным хрущевским хлебом. Тогда выдавали одну буханку на руки и мама нас четверых детей взяла с собой. Дело было во дворе дома с обратной стороны небольшого магазина, в котором со стороны Могилевского шоссе находился главный вход, неподалеку от нашего дома между улицами Буденного и Кошевого в Минске. Советский Союз - огромная страна, из которой при нормальном управлении можно было сделать конфетку. Я не про коммунистическую идеологию здесь вам речи толкаю, а про экономику и экономический потенциал СССР говорю. Мы беларусы на фиг никому не нужны в этом прекрасном мире и там на Захадзе непатрэбны. Захаду патрэбен раскол саюзу РБ і РФ. Нажаль прыклад Украіны, такім разумным як вы, маладыя беларусы, якія часам параўноўваюць цывілізацыі ЕС і РБ, нічога не растлумачыў. Да таго ж уся наша эканоміка па вялікім рахунку залежыць ад Расеі. (Ў 1990-94 залежыла прыблізна на 80-90%). Адсюль толькі палітыканы-здраднікі Беларусі могуць казаць аб руху РБ на Захад, каб пагубіць эканоміку і як следства дзяржаву Беларусь, што ўсяго за пару-тройку лят атрымалася ва ўкраінцаў вна Ўкраіне, ізноў жа як наглядны прыклад нядаўняга мінулага часу. Да таго ж не ўсе беларусы хочуць рухацца ў той ЕС, а гэта шмат верагодная грамадзянская вайна, ахвяры ды разбурэнні кшталту ўкраінскіх падзей 2013-2017. Але Расяе нас да такога "ЕэСаўскага шчасця" не падпусціць, і хутчэй мы апынемся Северо-Западным краем РФ, чым Рэспублікай Беларусь у складзе ЕС. А можа Еўрапейскі Саюз усё ж нам дапаможа? Інвестыцыямі там, ды іншымі супер новымі тэхналогіямі ды еўра. Ўгу. На наступны дзень, пасля таго, як імі Украіну закідае па самае не магу. А Неньке поможет после того, как Грецию поднимет с колен, несмотря на то, что в Греции все есть... Дарэчы, а чаго ЕС не памагаў нам першыя чвэрць веку нашай незалежнасці? Мяркую таму, што моцна перажываў за распад Савецкага Саюза. Са слязьмі на вачах перажываў. Не да нас было... Малюпусенькая БССР в составе мощного СССР еще могла быть мощным государством, а незалежная невялічкая БССР / Рэспубліка Беларусь, которую я в 70-е советские годы сорок с лишним лет назад по глупости в молодые годы хотел видеть незалежной от СССР, никакого незалежного экономического потенциала не имеет и никогда не будет иметь. Мы белорусы своей незалежнасцю в своей малюпусенькой краіне обречены быть незалежнымі нищими. Наша незалежнасць это пшик. Вот что я понял в Штатах. А вот вблизи России и в союзе с ней мы еще можем что-то из себя воображать. Т.е. малюпусенькая Беларусь могла быть мощным государством только в составе мощного СССР. И потому без России нам и не туды, и не сюды. Двума рукамі нам трэба трымацца за Расею. Вот и весь наш Запад, пацаны. Только бы Россия не кинула нас (в любых смыслах этого слова), а то незалежны пісец подкрадется к нам тихо и незаметно. Писец будет тогда нашей экономике и незалежнаму белорусскому государству без оной. Подождите лет пятнадцать-двадцать, пацаны, и возможно у вас тоже появятся "советские извилины", как появились первые у меня по прибытию в Штаты в 2002-м, когда в первые минуты в Америке подумал о том, что таким мог быть СССР, если бы мы молодые совки его не разрушили.

Добавить комментарий
Проверочный код