Воскресенье, 19 Ноября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Минск готов отправить своих миротворцев на Донбасс, если «это будет приемлемо всем заинтересованным сторонам, для того, чтобы участвовать в решении миротворческих задач», - заявил глава МИД РБ Владимир Макей. А вы готовы стать миротворцем?
да, уже иду записываться в военкомат
нет, не хочу стать «цинковым мальчиком»
да, если много заплатят
да, надо помочь России очистить Украину от бандеровцев
нет, пусть туда едут дети топ-вертикальщиков
№43 (1119) 08 ноября 2017г. Общество

«Донат не виновен! У него есть алиби!»

10.11.2017, Виктор Федорович

«Если вы признали ребенка виновным в покушении на убийство, то представьте мне такие доказательства, чтобы у меня не было сомнений в этом», - сказал на пресс-конференции Валерий Скакун, сына которого суд признал виновным в нападении на учителя.

«Донат не виновен! У него есть алиби!»
Родители Доната Скакуна в виновность сына не верят и, несмотря на то, что приговор вступил в законную силу, продолжают борьбу за его свободу
  Фото: onliner.by

Утром 24 мая 2016г. девятиклассник столичной гимназии Донат Скакун пришел в класс с ножом и, по версии следствия, хладнокровно порезал учителя русского языка и литературы Валентину Губаревич. Парню на тот момент было 15 лет. Сейчас он отбывает наказание в бобруйской воспитательной колонии. Его родители - Алина Зенкович и Валерий Скакун - в виновность сына не верят и, несмотря на то, что приговор вступил в законную силу, продолжают борьбу за свободу Доната.

Дело это получило общественный резонанс едва ли не с первого дня как стало известно о ЧП в гимназии N74. Сперва подробности произошедшего были окутаны тайной следствия, затем к этому добавились тайны судебные, процесс в отношении несовершеннолетнего проходил в закрытом режиме. Однако утечка информации все же случилась. И чем больше ее появлялось в интернет-пространстве, тем больше сомнений у части общества возникало в виновности гимназиста. В соцсетях появились страницы поддержки Скакуна, где публиковались не только мнения и версии, вплоть до конспирологических, но и отдельные моменты этого уголовного дела. К делу подключились правозащитники. В итоге в интернет «слили» даже весь 42-страничный приговор суда первой инстанции.

Справка «БелГазеты». Процесс по делу ученика минской гимназии Доната Скакуна начался 13 февраля т.г. в закрытом режиме. 7 апреля Мингорсуд установил (цитата из приговора): «Скакун Д.В. 23 мая 2016г. в период времени с 08.13 до 08.30, находясь в помещении N317 ГУО «Гимназия N74 г. Минска», расположенного по адресу ул. Артиллеристов,15, имея умысел на противоправное лишение жизни (убийство) Губаревич В.В., из низменных побуждений, руководствуясь чувством мести за якобы необъективную оценку знаний, выразившуюся в низких, с его точки зрения, оценках успеваемости в обучении, требованиях пересдачи чтения стихотворений наизусть и иных требований учителя предметов русского языка и русской литературы Губаревич В.В., то есть лица в связи с выполнением им своей служебной деятельности… действуя с особой жестокостью, сознавая, что наносит большое количество телесных повреждений потерпевшей, нанес Губаревич не менее 17 ударов ножом и неустановленными в ходе следствия твердыми тупыми предметами по различным частям тела, в том числе в область особо важных жизненных органов - голову, шею и грудную клетку».

Суд признал Скакуна виновным в покушении на противоправное лишение жизни другого человека (убийство), совершенное с особой жестокостью, и на основании ч.1 ст.14, п.6, 10 и ч.2 ст.139 УК назначил ему наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

19 сентября Верховный суд также в закрытом судебном заседании рассмотрел апелляционную жалобу и не нашел оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции. Приговор вступил в законную силу.

БИТВА ФАКТОВ

После вступления вердикта в силу Следственный комитет (СК) 21 сентября провел пресс-конференцию, на которой следователи и эксперты попытались убедить общественность, что все сомнения надуманы, а виновность Скакуна доказана. А 1 ноября, как бы в ответ СК, свою пресс-конференцию провели представители правозащитной организации «ТаймАкт» и родители Доната. Судя по всему, столь большая разбежка между двумя мероприятиями была вызвана тем, что в руки правозащитников неким образом попала аудиозапись судебного следствия, поэтому требовалось много времени для снятия стенограммы и анализа информации, а потом уже в стенах гимназии под видеокамеру был проведен хронометраж произошедшего 23 мая 2016г.

«Анализируя аудиозаписи судебного процесса, другие материалы, в т.ч. записи с камеры, которая установлена на входе в гимназию, мы приходим к выводу, что Доната в момент совершения преступления в классе не было, он не мог там быть, у него есть алиби. Я верю, что Донат не виновен», - сказал консультант «ТаймАкт» Николай Автухович. По его словам, обвинение гимназиста построено на показаниях потерпевшей Губаревич и экспертизах, все остальное «дорабатывали и подгоняли в ходе следствия в судебном процессе». Версия Губаревич о нападении Доната, утверждает Автухович, не имеет ничего общего с фактами. «Когда начинаешь сопоставлять время и показания - ничего не сходится. Мы провели эксперимент, есть видеоматериалы, ролики с замерами, воспроизвели именно реконструкцию событий по сценарию, который рассказала потерпевшая. На пресс-конференции СК подменяли понятия, уходили от вопросов и нагло врали. СК отказался озвучить подробную хронологию событий, сказали, что у них есть хронометраж, замеры, сделанные на начальном этапе следствия, но подробно отвечать отказались. Даже не смогли назвать точное время совершения преступления. Нет показаний свидетелей, кроме Губаревич, которые бы однозначно указали, что преступление совершил именно Донат», - резюмировал Автухович.

По версии следствия, Скакун пришел в класс N317, чтобы пересдать Губаревич стихотворение Лермонтова. Вместо этого он, как сообщила потерпевшая, достал из рюкзака нож и стал наносить ей удары. Губаревич при этом находилась за столом. Потом парень положил нож на стол учителя и вышел из класса. Через некоторое время он вернулся, взял со стола нож и продолжил наносить удары. Учительница просила Доната вызвать скорую, он якобы достал свой телефон, что-то набрал, но не ответил, положил телефон в карман брюк, потом положил нож в рюкзак и ушел.

- Неужели Губаревич не защищалась, не кричала, не звала на помощь?

Валерий Скакун: - Она свои показания не раз меняла. То говорила, что не кричала - боялась, изначально она утверждала, что напал ученик, не было мысли оказывать сопротивление, потом стала говорить, что нанесла ему от 3 до 8 ударов открытыми ладонями, до этого она утверждала, что ее парализовало и сопротивление она не оказывала. Показания противоречивые, что из этого правда, я не знаю. При исследовании смывов рук Губаревич биологического материала Доната не выявлено. Почему у СК нет хронологии событий? Потому что они не укладываются в картину версии обвинения. На протокол судебного заседания мы подали 141 страницу замечаний, касающихся несоответствий и противоречий, но их суд не принял во внимание.

По выводам правозащитников, процесс нападения на потерпевшую длился не менее 5 минут 50 секунд.

«Это в ускоренном режиме, - заметил Автухович. - Если сложить все это и все остальные действия, о которых говорится в материалах дела, то хронология СК рассыплется».

КАК РАЗВИВАЛИСЬ СОБЫТИЯ

Видеокамера зафиксировала, что Донат зашел в гимназию в 08.13. Также зафиксировано, что в 08.30 Донат с одноклассником Ильей Ульяновичем вышел из гимназии. Время, проведенное Донатом в здании, составило около 17 минут. Из них почти 6 минут, по версии следствия, Донат с ножом в руках провел в классе, где было совершено нападение на Губаревич. Получается, что не ранее 08.15 Донат должен войти в класс N317. Однако в это время там находилась и разговаривала не менее четырех минут учитель младших классов Яловик, о чем она сообщила в суде. Далее, в 08.18 Доната в коридоре встречает учитель французского языка Гончаренко, они немного поговорили. В 08.20 Донат встречается с одноклассником Ульяновичем и предлагает прогуляться. Илья не соглашается. По его показаниям, Скакун уговаривал Илью примерно минуты четыре. Потом они идут в спортзал, чтобы оставить вещи, но зал закрыт, и в 08.30 выходят из здания гимназии.

То есть, по версии правозащитников, с которой согласны родители Доната, парень не мог совершить нападение на учителя. И еще один факт: в 08.24 Губаревич позвонила своей дочери и сообщила, что ее «зарезали, убили».

На пресс-конференции журналисты задали вопрос: если не Донат, то кто тогда порезал Губаревич, зачем она оговорила парня? Правозащитники и родители воздержались от предположений, обратив внимание журналистов на факты, которые, по их мнению, противоречат официальной версии произошедшего. В первую очередь - речь о мотиве преступления. По версии следствия, Донат напал на учительницу из мести за плохую оценку. Его родители сообщили, что средний балл у сына был 8,4, проблем с учебой у него не было, парень спокойный, даже медлительный, характер не взрывной, он никогда не расстраивался из-за плохих оценок. Такими же словами о нем высказались в суде его одноклассники и учителя. Даже потерпевшая назвала Доната спокойным мальчиком.

Однако именно Губаревич указала на Доната Скакуна. По словам Валерия Скакуна, врача-хирурга, когда он приехал в гимназию, то в первую очередь осмотрел сына: «Нигде следов крови не заметил. Я не единственный, кто их не видел. Донат носил костюм с отливом, на нем все пятна и пылинки видны, но ни сотрудники милиции, которые прибыли в гимназию после произошедшего, ни его одноклассник Ульянович на руках сына и его одежде ничего похожего на кровь не видели. В РУВД Доната осмотрели несколько оперативников и следователей: никто мне не сказал, что его одежда вся в крови. Ко мне подошли и сказали: идите на полиграф. Я пишу заявление, и мы идем на полиграф». Проверка Доната на полиграфе 23 мая, в первый день задержания, оказалась не менее загадочным моментом этой истории, чем орудие преступления. Родители долго добивались от следователя результата тестирования. И только осенью 2016г. им неофициально сообщили, что «детектор лжи» показал: Донат к преступлению не причастен. Официального подтверждения им не удалось получить - суд отклонил ходатайство.

На пресс-конференции СК замначальника управления по Минску Евгений Архиреев сообщил: «Ввиду незначительности психофизиологических реакций Доната Скакуна на поставленные вопросы, ответить в категоричной форме, причастен ли он к совершению преступления либо не причастен, с использованием полиграфа не представилось возможным. Не было информации о том, что Донат не причастен к совершению преступления». Следуя этой логике, можно сказать, что не было и информации, что Донат причастен к нападению на учительницу.

ГРЯЗНАЯ «ЧИСТУХА» И ЧИСТЫЙ ОТ КРОВИ РЮКЗАК

Еще один эпизод этой истории связан с появлением в деле чистосердечного признания Доната Скакуна - по утверждению следователей, он написал его добровольно ночью 24 мая в ИВС. Отец парня утверждает, что заявление было написано под диктовку следователей без присутствия адвоката и законного представителя несовершеннолетнего. Суд этот важный нюанс учел - в приговоре отмечается, что чистосердечное признание было получено с нарушением УПК, а потому оно является «недопустимым доказательством по делу». В то же время, как отметили родители Доната, некоторые экспертизы, в их числе и судебно-психиатрическая, проводились с учетом чистосердечного признания сына.

К экспертизам у правозащитников и родителей целый список претензий. Но остановимся на одной, которая вообще не вписывалась в сценарий следствия.

По словам потерпевшей Губаревич, Донат, после того как ее порезал, нож положил в рюкзак. Нет никаких сомнений, что орудие преступления было в крови и в рюкзаке должны были остаться следы. По словам Валерия Скакуна, женщина потеряла не менее 500-600 мл крови. Но эксперты в рюкзаке ничего подозрительного не обнаружили. Суд же на основании того, что в деле отсутствовал протокол осмотра предметов, изъятых у Доната при личном обыске, в их числе был и рюкзак, признал заключения судебной биологической и судебно-генетической экспертиз, «проведенных в отношении рюкзака, принадлежащему обвиняемому Скакуну Д.В., недопустимыми доказательствами по делу». Из числа других потерь - окровавленная блузка потерпевшей. По словам Валерия Скакуна, этот вещдок пропал.

И, пожалуй, не менее важный и загадочный предмет этого дела - орудие преступления. То, что это был нож, - известно лишь со слов потерпевшей. Нож так и не нашли, обыскав всю гимназию и окрестности с собаками и металлоискателями. В первые дни после задержания гимназиста министр внутренних дел Игорь Шуневич сообщил, что орудие преступления найдено. Как оказалось, нашли совсем не то, некий нож с обломанной ручкой, который к делу никакого отношения не имел, но этот обломок приобщили в качестве вещдока. По словам Валерия Скакуна, Губаревич нож описывала по-разному: то узкое лезвие длиной 20 см, то лезвие шире ручки с упорами, то рукоять наборная зеленого цвета, потом другого цвета, то как кортик. «В итоге запуталась и сказала, что ничего не помнит», - заметил отец.

Донат Скакун свою вину не признал ни в ходе следствия, ни в суде. Его родители намерены обжаловать приговор в надзорном порядке.

Комментарии
  1. KRP 18.11.2017 10:51

    Если на одежде мальчика не было следов крови, то, по логике, они должны быть на одежде того, кто резал учительницу. Но ни у кого никто их не заметил... Получается, что учительница сама себе нанесла ножевые ранения?

Добавить комментарий
Проверочный код