Воскресенье, 19 Ноября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Минск готов отправить своих миротворцев на Донбасс, если «это будет приемлемо всем заинтересованным сторонам, для того, чтобы участвовать в решении миротворческих задач», - заявил глава МИД РБ Владимир Макей. А вы готовы стать миротворцем?
да, уже иду записываться в военкомат
нет, не хочу стать «цинковым мальчиком»
да, если много заплатят
да, надо помочь России очистить Украину от бандеровцев
нет, пусть туда едут дети топ-вертикальщиков
№42 (1118) 31 октября 2017г. Тема недели

Жесточайший либерализец

03.11.2017, Юрась Дубина

как вишенка на торте для Запада

Официальный Минск манипулирует свободой собраний: под европейской ширмой «заявительный принцип» скрывается жестокая белорусская начинка. «Наступает жесточайшая либерализация этого закона», - заявил министр внутренних дел Беларуси Игорь Шуневич, представляя в ПП НС поправки в закон о массовых мероприятиях. 25 октября депутаты единогласно приняли законопроект в первом чтении. «Вы сами понимаете, что мы не можем сразу открыть весь этот шлюз и полностью реализовать уведомительный принцип в том смысле, в котором он может показаться со стороны, первый раз прочтя этот закон», - признал Шуневич. Что скрывается за характеристикой «жесточайшая либерализация», которая уже обогатила белорусский словарный запас?

Сегодня оппонентами в рубрике «Визави» встретились лидер Объединенной гражданской партии Анатолий ЛЕБЕДЬКО и политолог Юрий ЧАУСОВ.

Анатолий ЛЕБЕДЬКО: «ВЛАСТИ ПОСЫЛАЮТ ЕВРОПЕ ПОЗИТИВНЫЕ ФЛЮИДЫ»

- Как вам представляется «жесточайшая либерализация» в исполнении Шуневича? Власти говорят о либерализации, но заметны ли признаки либерализации в новом законопроекте?

- Давайте разберемся, кому адресованы поправки в закон. Целевая группа - не граждане Беларуси, а Брюссель и другие европейские столицы. Данный законопроект написан для международного сообщества и является частью диалога Брюсселя с официальным Минском.

ОГП за последние 4 года подала более 2 тыс. заявок пикетов, в основном социально-экономического характера, но ни одно наше обращение не удовлетворено. Власти, особенно перед возможной поездкой Александра Лукашенко в Брюссель на саммит «Восточного партнерства», должны послать позитивные флюиды еврочиновникам и политикам.

- Какие изменения в пакете поправок вы выделили бы как значимые?

- Пока власти обсасывают сам заявительный принцип: мол, уже не надо спрашивать разрешения, ожидать решения, достаточно уведомить о планируемой акции. На этом аспекте белорусские чиновники будут делать акцент на встречах с представителями Евросоюза. Европейцу понятен уведомительный принцип, который действует в Европе: ты уведомил власти - и у тебя полная свобода действий.

Скорее всего, спецместа для массовых мероприятий окажутся не в шаговой доступности, а у черта на куличках. Понадобится очень сильная мотивация, чтобы завлечь человека на пикет в другом конце города.

Уведомительный принцип нивелируется требованиями властей подписывать соглашения об оплате услуг милиции, медиков, уборщиков - итоговая сумма может вылиться в несколько месячных зарплат. Есть формальное право, которое нельзя реализовать по финансовым причинам.

- Права выступать организаторами массовых мероприятий лишаются лица с непогашенной судимостью «за преступления против мира и безопасности человечества, общественной безопасности, общественного порядка, общественной нравственности, против государства и порядка осуществления власти и управления». Практически вся оппозиция оказалась вне игры?

- До сих пор действует принцип, по которому ты не можешь являться заявителем акции, если у тебя есть непогашенная административная судимость. Новая норма ставит нас перед большой проблемой: где в Минске найти активного человека, у которого нет административной судимости?

- Насколько изменяется порядок организации и проведения массовых мероприятий: что есть сейчас и что станет?

- В Европе устанавливаются места, где нельзя проводить массовые мероприятия, а в Беларуси, напротив, определены эксклюзивные места для акций. Если в Литве, например, ты позвонил, уведомил - и готовишь мероприятие, используя соцсети, СМИ, то в Беларуси, даже если ты уведомил про мероприятие, не можешь его рекламировать ни в соцсетях, ни в прессе. Тогда возникает вопрос: зачем проводить мероприятие, если на него никого нельзя приглашать?

- В чем заключается интрига процедуры отзыва заявления о проведении массового мероприятия?

- Сегодня власть может менять формат, место, время акции - то есть выхолащивает суть заявки, что может напрочь не устраивать заявителя. Если заявитель не согласен с изменением формата акции, то предоставляет письменное заявление, что снимает с себя ответственность за проведение мероприятия. В этом случае заявитель не несет юридической ответственности за акцию.

По новым правилам заявитель несет ответственность за происходящее при любом исходе. Эта форма является психологическим давлением на уведомителя.

- А зачем власти поставили дополнительные препоны перед журналистами, освещающими акции?

- Тут как раз ничего нового нет: власти реализуют существующий тренд, который обращен против журналистов, особенно тех, кто дает альтернативную картину происходящего в стране. Здесь все логично (смеется).

- Либерализация действительно приобретает «жесточайший» характер. Что можно посоветовать оппозиции в условиях новых рамок проведения массовых акций?

- Первое, что нужно сделать, - запланировать в разных регионах массовые акции и посмотреть на реакцию власти. И мы увидим, как уведомительный принцип будет реализовываться на практике. По итогам мониторинга нужно выработать окончательную позицию, особенно в диалоге с международным сообществом. Тогда мы будем оперировать фактами, а не эмоциями. Нужно собрать доказательную базу, что «уведомительный принцип» - не движение вперед, а в лучшем случае - топтание на месте.

На днях в Киеве состоится Парламентская ассамблея Евронест, перед началом которой Европейская народная партия и правоцентристская коалиция проведут консультации по ситуации в Беларуси. Обсудим и предлагаемые изменения по массовым мероприятиям. Мы видим, что некоторые европейцы уже хлопают в ладоши, не зная, что в Беларуси действуют совершенно другие лекала: форма - европейская, наполнение - белорусское.

Справка «БелГазеты». Анатолий Лебедько, 56 лет. Депутат Верховного Совета 12-го и 13-го созывов. Во время избирательной кампании 1994г. поддержал Александра Лукашенко. Возглавляет Объединенную гражданскую партию с 2000г. Женат, имеет сына. Владеет английским и французским языками.

Юрий ЧАУСОВ: «90% ПОЛОЖЕНИЙ ЗАКОНОПРОЕКТА УХУДШАЮТ СИТУАЦИЮ»

Фото tut.by

- В чем заключаются особенности «уведомительного характера» массовых мероприятий, который широко разрекламировали белорусские власти?

- Белорусская специфика законопроекта, который вводит элементы заявительного принципа, состоит в беспрецедентно большом сроке, когда надо подавать уведомление, - за 10 дней до проведения мероприятия. Кроме того, законопроект предусматривает возможность запрета мероприятия со стороны госорганов.

Еще одной особенностью, которую стоит действительно назвать белорусской спецификой, является и запрет, накладываемый для организаторов, сообщать не только о дате и месте проведения мероприятия, но даже призывать к проведению этого мероприятия. Мне кажется, здесь наблюдается нестыковка разных норм одного законопроекта: с одной стороны, власти не могут запретить мероприятие, с другой - в тот же законопроект внесена норма, согласно которой до получения разрешения нельзя призывать к проведению мероприятия. Что же получается? Подать заявление о проведении мероприятия ты можешь, а объявить о том, что оно состоится через месяц, не имеешь права.

И еще одна значительная особенность: проводить мероприятия в соответствии с заявительным принципом можно только в специально отведенных местах. Обычно определяются места, где запрещено проводить массовые мероприятия.

Давайте обратимся к избирательному законодательству в Беларуси. Мингорисполком определил, что во время избирательной кампании по заявительному принципу не разрешается проводить мероприятия в конкретных местах, на все остальные распространяется заявительный принцип.

Власти увидели, что заявительный принцип во время избирательных кампаний не несет никаких угроз, и попытались распространить принцип и на других участников общественно-политической жизни, но сделали это недостаточно уверенно: заявительный принцип распространялся только на определенные места.

Теперь местные власти будут вольны трактовать заявительный принцип либо как реальный, либо как демонстративный, формальный, как отмазку для западных наблюдателей.

- В белорусских реалиях закон - это одно, а правоприменительная практика - нечто совершенно иное?

- Нет-нет-нет. В этом проекте «заявительный принцип» - только маленький элемент, все остальное уже применялось на практике, власти решили просто узаконить существующие практики. 90% положений законопроекта ухудшают ситуацию и положение участников общественно-политической жизни. Например, устанавливают большие обязанности для журналистов, предусматривают возможность привлечения к административной ответственности за нарушение порядка проведения мероприятий не только их участников, но и иных лиц. Например, журналист или блогер до начала мероприятия проинформирует о готовящейся акции, следовательно, их можно будет привлекать к ответственности, хотя они и не являются участниками митингов и собраний. Это серьезное негативное изменение.

Точно такой характер носит и введение ответственности за нарушение порядка проведения митингов и собраний для юрлиц. Раньше политические партии прятались за то, что лидеры подавали заявки как физлица. Но весной этого года власти вынесли предупреждение Партии БНФ, ОГП и движению «За свабоду» за то, что их члены подавали заявку на акцию 25 марта. А теперь за подобного рода нарушения вводят еще и штраф: 1 тыс. евро станет серьезным наказанием для оппозиционных организаций за попытку реализации права на свободу собраний.

Все предложенные изменения - негативные: белорусские правоохранительные органы вводили негативные практики, не предусмотренные законом, а теперь пытаются их узаконить. Раньше на митингах журналистов хватали за исполнение ими профессиональных обязанностей, в протоколах писали, что те не освещали мероприятие, а активно участвовали в нем, а теперь их можно привлекать к административной ответственности за отсутствие нарукавной повязки, жилета с надписью «Пресса» или редакционного задания.

- В чем заключается интрига процедуры отзыва заявления о проведении массового мероприятия?

- Не скажу, что в законопроекте вообще есть серьезные интриги. Все нововведения идут от жизни. Когда «Моладзі БНФ» не разрешили провести шествие 25 августа в Минске и отправили на Бангалор, заявители прямо в Мингорисполкоме отказались проводить мероприятие. Прошло полтора месяца - и вдруг на заявителей составляется протокол о нарушении законодательства о массовых мероприятиях.

Прежде процедура отзыва заявления была прописана одной фразой, сейчас, в случае принятия закона, - более четко. Законопроект идет от законоприменительной практики милиции, которая, наверное, не очень уютно чувствует себя нарушителем законов. Изменили закон, теперь можно говорить: не мы плохие, закон такой. А то, что МВД инициировало и разработало этот проект - второстепенный вопрос.

- Как «жесточайшая либерализация» повлияет на ситуацию со свободой слова и собраний в стране?

- «Жесточайшая либерализация» уже обогатила белорусский словарь, этому термину, думаю, уготовано не меньшее будущее, чем выражению «гибридная белорусизация».

Если серьезно, то законопроект позиционируется достаточно разумно, причем не только на зарубежных политических рынках, но даже внутри Беларуси. Хотя, с точки зрения правозащитника, все, кроме заявительного принципа, очень негативное. Но сама фишка, «вишенка на торте», смещает акценты.

Белорусскому режиму выгодно иметь более жестокие, драконовские законы, чтобы в зависимости от политической ситуации применять их либо не применять. Применяешь - значит, действуешь по закону, не применяешь - проявил политическое благоразумие, либерализируешься. А вот если либерализировать нормы, а не практику, задней дороги нет: законы изменены, их можно только нарушить.

Справка «БелГазеты». Юрий Чаусов - юрист и политолог. Окончил Белорусский госуниверситет. Член редакционного совета журнала «Палітычная сфера». Работает юристом исполнительного бюро Ассамблеи НГО.

 

Добавить комментарий
Проверочный код