Воскресенье, 19 Ноября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Минск готов отправить своих миротворцев на Донбасс, если «это будет приемлемо всем заинтересованным сторонам, для того, чтобы участвовать в решении миротворческих задач», - заявил глава МИД РБ Владимир Макей. А вы готовы стать миротворцем?
да, уже иду записываться в военкомат
нет, не хочу стать «цинковым мальчиком»
да, если много заплатят
да, надо помочь России очистить Украину от бандеровцев
нет, пусть туда едут дети топ-вертикальщиков
№42 (1118) 31 октября 2017г. Общество

Этапы мрака

03.11.2017, Виктор Федорович

Хорошо, что Беларусь не в составе Колымы

Международная правозащитная организация Amnesty International представила доклад «Этапирование заключенных в России: путь в неизвестность». По мнению правозащитников, созданные для заключенных условия в вагонзаках и тюремных фургонах могут быть приравнены к пыткам. В свою очередь, отсутствие информации об их местонахождении во время этапирования позволяет приравнять это к насильственному исчезновению.

Этапы мрака
  Фото: Владимир Сковородников

В основе доклада - многочисленные интервью с бывшими заключенными,  их родственниками, адвокатами и правозащитниками. Несмотря на то, что в соответствии с законодательством заключенные должны отбывать наказание в непосредственной близости от мест проживания, чтобы облегчить последующую реабилитацию, большинство заключенных, и в особенности женщины, отбывают наказание за тысячи километров от своих домов и семей.  Нередки случаи, когда осужденный в западном регионе РФ отбывает наказание на Дальнем Востоке.

«Заключенные в России вынуждены переносить мучительные условия в ходе перевозки за тысячи километров в переполненных, лишенных окон железнодорожных вагонах, которые до сих пор называют «столыпинскими», где они находятся зачастую без воды и постельного белья целыми неделями без перерыва, на пути в исправительные колонии, расположенные в удаленных регионах страны», - отмечается в докладе.

Также правозащитники обращают внимание, что Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) считает совершенно секретной всю информацию, касающуюся перевозки заключенных и их местонахождения. Ни заключенных, ни их родственников или адвокатов не уведомляют о конечном пункте назначения до того, как начинается этапирование.

Amnesty International обращается к российским властям с призывом «удалить последние следы ГУЛАГа и привести пенитенциарную систему в соответствие с международными стандартами в области прав человека».

Справедливости ради правозащитники отмечают, что во многих странах условия перевозки заключенных не соответствуют стандартам Совета Европы в области прав человека. Например, Комитет Совета Европы по предупреждению пыток установил, что условия перевозки заключенных не соответствуют стандартам Совета Европы во Франции, Венгрии, Ирландии, Литве, Испании, Украине и Великобритании. Так что проблемы есть не только в России, но, как замечается в докладе, «здесь они усугубляются историческими и географическими особенностями».

«ПОРОЙ ПРИХОДИТСЯ СПРАВЛЯТЬ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ В ПЛАСТИКОВЫЕ БУТЫЛКИ»

Беларусь, конечно, не Россия, масштабы географические и климатические условия несопоставимы, как и по количеству колоний и арестантов, однако их ФСИН и наш ДИН полностью верны советским традициям. По просьбе «БелГазеты» ситуацию прокомментировал директор правозащитной организации «Нью Платформ Инновейшн» Андрей БОНДАРЕНКО, познавший на себе все прелести этапов.

- Ситуация в пенитенциарных системах России и Беларуси практически идентична. В основе традиций исправительного процесса двух стран - доставшиеся в наследство от Советского Союза устаревшие нормы и понятия, которые положены в основу уголовно-исполнительного законодательства. В связи с этим и условия этапирования осужденных не слишком разнятся друг от друга. Заключенных обычно перевозят в железнодорожных спецвагонах, их называют «столыпин». Пережиток советского, и даже царского прошлого, откуда и пошло это название. О дате этапирования не знает ни сам осужденный, ни его родственники, все это тщательно скрывается, что мы квалифицируем как жестокое и бесчеловечное обращение.

Администрация исправительного учреждения должна отправлять уведомление родственникам о прибытии заключенного к месту отбывания наказания в 3-дневный срок со дня его прибытия. Во время этапирования заключенные фактически лишены возможности связаться с внешним миром. Иногда им удается использовать неофициальные каналы, например, попросить другого заключенного позвонить родственникам или у них получается отправить письмо из пересыльной камеры, но никакие официальные способы связаться с кем-либо не предусмотрены. Отсутствие информации об их местонахождении усугубляет уязвимость со стороны конвоиров. Несмотря на то, что Беларусь сравнительно небольшая страна, процесс этапирования может занимать достаточно продолжительное время - от 3-х дней до нескольких недель. Это связано именно с этапированием железнодорожным транспортом и расположением железнодорожных путей в стране. К примеру, для этапирования осужденного из Бобруйска в Могилев, расстояние между которыми около 100 км, его вначале этапируют в ИУ «СИЗО N3» Гомеля, где осужденный ждет следующего этапа неделю или две, затем его этапируют в Могилев. Все это время родственники не знают ничего о том, где находится человек, и начинают его разыскивать через Департамент исполнения наказаний (ДИН) МВД, который не предоставляет никакой информации, ссылаясь на гриф «для служебного пользования», который якобы присвоен информации данной категории.

Заключенных для отправки к местам отбывания наказания набивают в тесные камеры спецвагонов, где они лишены свежего воздуха, света, воды, постельного белья. О постельном белье никто даже и не задумывается, поскольку в стандартное плацкартное купе набивают по 15-25 человек. Даже несколько часов в таких условиях вынести крайне сложно. Окна, как правило, не открываются и вентиляция фактически отсутствует. Особенно невыносимо, когда все купе начинает курить и дышать становится вовсе нечем. Некурящие осужденные не отделяются от курящих, и это становится для определенной группы осужденных настоящим адом. В туалеты выводят раз в несколько часов, и порой приходится справлять естественные потребности в пластиковые бутылки. При этом конвоиры не обращают никакого внимания на лиц, страдающих заболеваниями недержания мочи, и для этих лиц этапирование невыносимо и унизительно, поскольку доступ к туалету они не могут получить в необходимом количестве. К нам в «Платформу» обратился осужденный, который, страдая этим заболеванием, был поставлен в условия, когда ему пришлось справлять естественные потребности прямо на пол вагона, а конвоиры высмеивали его. Опытные осужденные хорошо знакомы с этой проблемой и стараются ничего не пить и не есть за день до этапирования, чтобы избежать этих проблем и унизительного обращения со стороны конвоиров.

Еще одна проблема, которая часто звучит в обращениях осужденных и их родственников, - это направление осужденного в исправительные учреждения, находящиеся далеко от дома. К примеру, осужденный К., проживающий в Бресте, был направлен для дальнейшего отбывания наказания в ИУ «ИК N9» (Горки), несмотря на то, что дома у него осталась мать инвалид ІІ группы, которой было тяжело ездить через всю страну на свидание с сыном. На приеме в ДИН МВД ей ответили, что менять исправительное учреждение сыну не будут, т.к. «к нам приехала и туда доедешь». Из ч.2 ст.63 УИК РБ (места отбывания наказания в виде лишения свободы) усматривается: «Осужденные к лишению свободы направляются в исправительные учреждения с учетом условий, необходимых для их исправления, поддержания полезных социальных связей с родственниками, обеспечения безопасности и предупреждения совершения ими новых преступлений». Формулировка выбора места отбывания наказания - крайне размытая и неконкретная. Исходя из нее, сложно понять, какими именно критериями будет руководствоваться пенитенциарное ведомство при выборе места отбывания наказания.

В большинстве случаев мы констатируем, что ДИН МВД стремится направлять осужденных подальше от их места жительства, что создает ощутимые проблемы родственникам осужденных, как во время свиданий, так и при отправлении посылок и бандеролей. При этом размытость и отсутствие конкретики в ч.2 ст.63 УИК не позволяет осужденным и их законным представителям обжаловать решение о направлении в конкретное учреждение.

Ну и последнее, что хотелось бы отметить относительно этапирования, - жуткие санитарно-гигиенические условия в транзитных камерах, которые напоминают собой сарай, в котором длительное время не производился ремонт. Хоть в таких условиях заключенные находятся непродолжительный период времени - 7-14 дней, но там, на мой взгляд, нарушены все допустимые санитарно-гигиенические нормы.

Добавить комментарий
Проверочный код