Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Считаете ли вы Беларусь социальным государством?
нет, у меня в месяц доход меньше бюджета прожиточного минимума (BYN197,81)
да, у меня доход больше BYN197,81
нет, я с трудом дотягиваю до зарплаты
нет, я не работаю в силовых структурах и вертикали
да, я получаю пособия и выплаты на детей
мне плевать на государство - я работаю в «серую»
№38 (1114) 3 октября 2017г. Общество

«Угрожали посадить мою жену, брата, подкинув им наркотики»

08.10.2017

Из ИК-2 (Бобруйск) написал Кирилл Сидоревич, осужденный к 17 годам лишения свободы по ч.4 ст.328 УК (незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов), проходивший по делу в составе организованной преступной группы. В своем письме он прошелся по основным «болевым точкам» уголовного процесса

ПИСЬМО СИДОРЕВИЧА

(публикуется с сокращениями, с сохранением авторского стиля, орфографии и пунктуации)

«Задержание. После задержания меня привели в какой-то кабинет, дали уже подготовленные показания и потребовали подписать. В противном случае угрожали посадить мою жену, брата, подкинув им наркотики. В такой ситуации мало кто станет рисковать их судьбами.

Обыск. При проведении обыска необходимо присутствие своего представителя, Например, ко мне в квартиру пришли 5 оперативников и разбежались по всем комнатам, а меня пристегнули наручниками к батареи. В результате после обыска пропали некоторые вещи. Забрали даже кольцо, с которым я делал предложение своей жене. Если бы обыск фиксировался на видеокамеру, то такого беспредела не было.

СИЗО. В изоляторе ты никто и звать тебя никак. Если у тебя нет адвоката, то получить какую-то информацию невозможно. Письма не доходят или неизвестно, дойдут ли они до адресата. За это время тебя могут «раскрутить».

Государственная защита. Если у тебя «тяжкая» статья, то адвоката назначает следователь. Отказаться от его «услуг» ты не имеешь права. Назначенный мне адвокат флиртовала со следователем, подсовывала мне «нужные» бумаги, говорила, что мои близкие не отвечают на звонки. Она обманным путем вынудила меня подписать протокол об ознакомлении с материалами уголовного дела. Я считаю, что надо изменить эту систему «связки» следователя с адвокатом.

Ознакомление с материалами дела. Тебя приводят в кабинет следователя, тот показывает на материалы уголовного дела и предлагает подписать протокол. Есть вариант: делать выписки из материалов дела. Через 4 дня такой работы следователь мне сказал, что сроки заканчиваются, и я должен поставить подпись об ознакомлении. Если мне нужны копии материалов, то я могу получить их через адвоката. Я поверил и поставил подпись, но больше ни ее, ни материалов уголовного дела не видел. На мои жалобы никто не реагировал: ни СК, ни прокуратура, ни суд.

Свидания. Единственное положенное по закону свидание - после приговора. Это делается для того, чтобы обвиняемый ничего не смог сделать. Моя жена полгода потратила на что, чтобы прислать интересующую меня информацию. Не разрешили, а вот после приговора все оказалось можно.

Суд. Мое дело рассматривала судья, которая специализируется на рассмотрении гражданских дел, и два заседателя - бабульки-пенсионерки. Как они могут разобраться в виртуальных кошельках, электронных валютах, особо опасных наркотиках, дозах? Поэтому они молчат и лишь с любопытством разглядывают участников процесса. Считаю, что надо ввести суд присяжных заседателей, которые могут делать свои выводы.

Фиксация заседания. Меня удивляет, что ход судебного разбирательства, в котором много обвиняемых, несколько десятков свидетелей, множество вопросов и ответов доверяют записывать девочке-практикантке? Почему в век информационных технологий нет видеофиксации? В последующем протокол судебного заседания приходится переписывать вручную. В моем деле - 180 листов. Более двух месяцев я пытался его переписать с целью подачи на него замечаний. Потом меня обвинили в затягивании ознакомления и прекратили возить в суд.

Апелляция. Оказывается, что обвиняемого, находящегося под стражей, не доставляют в суд апелляционной инстанции. Но там присутствует обвинитель и может излагать свою позицию. Получается, что меня судят без моего участия. Тогда зачем такое судебное разбирательство?

Надзорная жалоба. На сегодняшний день - эта услуга платная (BYN23 за подачу жалобы). При этом к жалобе надо приложить копию приговора и определение апелляционной инстанции. Для копирования необходимых документов мне нужно заплатить более чем BYN300. Как человеку в тюрьме найти такие деньги? Кто придумал такую систему обжалования?»

КОММЕНТАРИЙ ЗАСЛУЖЕННОГО ЮРИСТА РБ МИХАИЛА ПАСТУХОВА

- С интересом ознакомился с суждениями Кирилла Сидоревича. Действительно, наш уголовный процесс надо менять. Он носит сугубо обвинительный характер и направлен исключительно на то, чтобы получить обвинительные доказательства и лишить подозреваемого (обвиняемого) возможности защищаться.

Все начинается с задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. Органы следствия вместе с милицией хотят его сразу же «расколоть». Для этого имеются все предпосылки: он ошарашен всем происходящим, с трудом ориентируется в обстановке, его можно запугать, шантажировать, заставить что-то подписать. Потом он приходит в себя, понимает, что «вляпался», и не заинтересован давать никаких показаний. Но, как говорится, дело уже сделано, и необходимые процессуальные документы составлены и подписаны.

Особенно трудным является нахождение в изоляторе, где неопытный человек осознает свое бессильное положение. На него по-прежнему оказывается давление, ему предлагают сотрудничать со следствием, рассказать все известное о совершенном преступлении и выдать всех причастных к нему лиц, за это многое обещают, в т.ч. смягчение приговора.

Большим обманом оказывается так называемая «государственная защита», когда задержанному предлагают вызванного адвоката. Он вроде бы должен оказывать ему юридическую помощь, а на самом деле - это помощник следователя, который пытается мягкими способами подвигнуть задержанного (арестованного) к сотрудничеству со следствием с целью облегчения его участи. На самом деле бесплатная юридическая помощь очень дорого обходится несчастному: ему, как правило, приходится дать более полные признательные показания и оговорить известных ему лиц, а нередко выдать спрятанные орудия и средства совершения преступления, другие важные для уголовного дела доказательства.

Процедура ознакомления с многотомным делом - это издевательство над здравым смыслом. Как можно с ручкой «проработать» 25 томов уголовного дела, как это было в случае с Кириллом Сидоревичем?

В отношении свиданий с лицами, которые находятся под стражей, правильно отмечено: органы следствия заведомо не разрешают никаких свиданий, правда, кроме случаев, когда подследственные идут на сотрудничество и готовы все и всех «сдать».

Коллегиальный состав суда с участием бабулек-заседателей - это пародия на суд, и его надо срочно менять. Я поддерживаю идею о введении суда присяжных по тем уголовным делам, где обвиняемый не признает себя виновным в совершении преступления. Такой суд реально может быть независимым, особенно если граждане будут добровольно записываться в присяжные заседатели. Считаю, что такие призывы надо делать перед каждым формированием коллегии присяжных и производить отбор «добровольцев» прямо в судебном заседании с участием обвиняемого.

Что касается составления протокола судебного заседания, то это - рудимент советского правосудия и от него надо отказаться. В современных условиях вполне возможно использовать технические средства фиксации процесса.

По поводу апелляционного пересмотра дела разделяю мнение Сидоревича. Действительно, обвиняемый должен быть обязательным участником рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции. В этом случае проверка должна производиться «по полной программе» с видео­фиксацией происходящего.

Считаю, что брать деньги за подачу надзорной жалобы недопустимо, поскольку это существенно ограничивает право осужденного на защиту. Кроме того, каждая такая жалоба должна проверяться в судебном заседании с истребованием материалов уголовного дела и с участием представителя осужденного. Правда, основания для принесения надзорной жалобы могут быть ограничены.

Если обобщить вышеизложенное, то можно сделать следующие выводы-предложения: 1) каждому задержанному должно разъясняться право пригласить защитника в связи с возникшим подозрением; 2) при обыске должен присутствовать сам подозреваемый (обвиняемый) или его представитель, а также в обязательном порядке должна производиться видеосъемка; 3) при заключении лица под стражу ему необходимо разъяснить его права как арестованного, в т.ч. право на свидания с близкими, на переписку, на передачи; 4) в качестве защитника могут выступать не только адвокаты, но и близкие родственники подозреваемого (обвиняемого), а также юристы по доверенности; 5) по просьбе обвиняемого или его защитника ему должны быть предоставлены копии требуемых материалов дела на основе общего прейскуранта; 6) разбирательство дел о тяжких и особо тяжких преступлениях (от 5 лет лишения свободы и выше) должно осуществляться в составе трех профессиональных судей, а также судом присяжных заседателей, если обвиняемый не признает себя виновным; 7) ход судебного заседания должен фиксироваться с помощью технических средств, к которым следует обеспечить доступ всем участникам процесса; 8) при проверке приговора в суде апелляционной инстанции явка обвиняемого должна быть обязательной, кроме особых обстоятельств; 9) надзорные жалобы на приговор не должны облагаться госпошлиной и должны рассматриваться с приглашением  осужденного или его представителя.

От себя добавлю: в случае вынесения оправдательного приговора или прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям (ввиду отсутствия события преступления, отсутствия в деянии состава преступления, недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления) обвиняемый (осужденный) имеет право на восстановление в нарушенных правах и компенсацию причиненного вреда. Это международный стандарт правосудия, который признала и Беларусь. Речь идет о ст.14 Международного пакта ООН о гражданских и политических правах. Об этом праве обвиняемых (осужденных) должны знать органы следствия, прокуроры и судьи, т.к. в случае следственной или судебной ошибки они должны нести персональную ответственность. Вот тогда у нас будет уважительное отношение к лицам, привлекаемым к уголовной ответственности. За каждое нарушение закона должно быть возмездие.





Добавить комментарий
Проверочный код