Воскресенье, 22 Октября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Указ N376 декларирует уход от плановых проверок, сокращение контрольных органов, проведение проверок без приостановления бизнеса и т.д. Чтобы это значило?
введут новые основания для проверок
ничего, функции КГК не урезаны
из 1703 контрольных органов останется 1700
задания по штрафам не отменены
ничего, суть госсистемы РБ - тотальный контроль
для бизнеса наступают райские времена
№38 (1114) 3 октября 2017г. Общество

Взятка осталась на Кипре

05.10.2017, Виктор Федорович
Завершается второй судебный процесс по коррупционному делу о взятках в крупнейшем банке страны

Ему нужно было сказать всего одно короткое слово - «нет», и жизнь бы продолжилась в прежнем русле. Однако, как заметила адвокат, «у него не нашлось силы воли отказать».

Взятка осталась на Кипре
Адвокат Анатолия Боговика уверена, что у её подзащитного (на фото слева) обнаружился недостаток силы воли, чтобы отклонить предложение о незаконном материальном вознаграждении
  Фото: belapan.com

29 сентября в суде Московского района столицы завершилось судебное следствие и прошли прения сторон по делу бывшего исполнительного директора «Беларусбанка» Анатолия Боговика, обвиняемого в получении взятки в особо крупном размере (ч.3 ст.430 УК) и превышении служебных полномочий (ч.2 ст.426 УК).

Образно выражаясь, не успели высохнуть чернила на обвинительном приговоре в отношении бывших топ-менеджеров «Беларусбанка» Геннадия Господарика и Николая Цырто,  получивших за взятки сроки 7 лет и 6 месяцев и 9 лет соответственно (см. «БелГазету» N35 от 12 сентября), как уже пишется очередной. И судя по всему, это не последний приговор по нехорошим делам, которые в последние годы творились в «Беларусбанке». Пока ими всерьез не занялся КГБ.

В «деле Боговика» свидетелем проходил бывший гендиректор Банковского процессингового центра (БПЦ) Геннадий Зубарев. Некогда они вместе работали в «Беларусбанке», Зубарев был начальником Боговика. Именно он в этой истории выступает взяткодателем, в отношении которого также было возбуждено уголовное дело, очевидно, выделенное в отдельное производство, Боговик на скамье обвиняемых - в полном одиночестве.

А вот обвинительная фабула практически ничем не отличается от «дела Господарика - Цырто», которые взятки брали за лоббирование интересов коммерческой структуры при проведении тендеров на закупку оборудования для нужд банка. Однако имеются и нюансы.

В прениях сторон гособвинитель Евгений Серяков сообщил, что Боговик с декабря 2011г. по январь 2012г., «действуя по предварительной договоренности с генеральным директором ОАО «Банковский процессинговый центр» Геннадием Зубаревым о получении им незаконного денежного вознаграждения в виде взятки, в период с августа 2013г. по апрель 2014г. принял от Зубарева материальные ценности на общую сумму $94,817 тыс. за содействие в победах в конкурсах по закупкам банкоматов». Это что касается взяточного эпизода.

Второй эпизод охватывает период сентябрь-ноябрь 2015г. «Боговик посредством личных встреч,  а также переписки в сети Интернет…», в ходе «негласных переговоров» вмешался в деятельность ООО «СейлСервиСолюшенс» и через сотрудника этой компании передал директору общества требование прекратить участие в конкурсе по закупке банкоматов и отозвать свои предложения. На допросах представители фирмы пояснили, что приняли требование топ-менеджера, «чтобы не ухудшать отношения с Боговиком и в дальнейшем продолжить работу с банком». Проще говоря, топ-менеджер лоббировал интересы БПЦ в ущерб другим участникам конкурса, «чем нанес существенный вред государственным и общественным интересам». Гособвинитель особо подчеркнул, что государству принадлежит более 98% акций «Беларусбанка».

Прокурор сообщил, что более 24% банкоматов, поставленных БПЦ в 2010-15гг. «Беларусбанку», выходили либо находились на грани выхода из строя из-за низких температур. По спецификации банкоматы должны были исправно работать при минус 35 градусах, хотя, как заметил  Серяков, «таких низких температур в Беларуси не наблюдалось».

Гособвинитель счел вину Боговика доказанной. По ч.3 ст.430 УК (санкция от 5 до 15 лет) он просил назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет 6 месяцев. По ч.2 ст.426 УК (санкция от 2 до 6 лет со штрафом или без штрафа) - 3 года со штрафом 500 базовых величин (BYN11,5 тыс.). Окончательно, путем частичного сложения наказаний, прокурор предложил отправить Боговика в колонию усиленного режима на 8 лет. Плюс к этому означенный штраф, конфискация имущества и 5-летний запрет занимать руководящие должности.

В числе обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого, прокурор назвал: написание явки с повинной, наличие двоих малолетних детей и полностью возвращенные взяточные деньги.

ВО ВСЁМ ВИНОВАТ ЗУБАРЕВ?

В первый день процесса, который начался 8 сентября, Боговик полностью признал свою вину, однако в ходе судебного следствия изменил свою позицию. По ст.430 он вину признал частично: мол, да, взятку получил, но договоренность с Зубаревым состоялась на год позже указанного в обвинении периода времени. По ст.426 - вину полностью отрицает. Исходя из этой позиции обвиняемого, в прениях сторон выступали его адвокаты.

«В действительности никаких действий, выводящих за пределы прав и полномочий должностного лица, Боговик не совершал. Факт принятия денежных средств место имел, но, как сообщил подзащитный, если бы Зубарев обратился с вопросом, я бы думал, как его решать, но Зубарев не обращался, такой необходимости не было», - такой вывод сделала адвокат Боговика Наталья Шекина.

Она же высказала и свою версию становления на преступный путь Анатолия Боговика:

«Именно Зубарев выступил тем лицом, которое фактически, не побоюсь этого слова, склонило Боговика к совершению неправомерных действий. Что и привело моего подзащитного на скамью подсудимых. Нужно учесть, что длительное время Боговик находился в подчинении у Зубарева. Зубарев сыграл существенную роль в становлении Боговика как профессионала, поэтому, я полагаю, именно данные факты привели к тому, что не нашлось у него силы воли, внутреннего противодействия, чтобы отклонить предложение Зубарева о материальном вознаграждении».

Адвокаты просили для своего подзащитного по ст.430 минимального наказания, а по 426-й - полного оправдания.

При этом неоспоримым фактом остается то, что именно после того как «партнеры» заключили криминальную сделку, Боговик назвал номер счета в одном из банков Кипра, открытый на имя его отца, в прошлом известного советского футболиста. На этот счет Зубарев перечислял «откатные» доллары. Всего было 4 таких перечисления на общую сумму почти $95 тыс. А вот что с этими деньгами случилось, осталось загадкой.

В суде прозвучало, что Боговик не только написал явку с повинной и активно сотрудничал со следствием, в результате чего был «изобличен Зубарев и иные лица», но и предпринял меры «к возврату незаконно полученного вознаграждения». Обвиняемый передал следователю банковскую карту и назвал пин-код. Однако попытки снять деньги успехом не увенчались. Кипрский банк на запрашиваемую операцию ответил отказом. Следствие направляло в банк официальные запросы, такие же действия предприняли и родственники обвиняемого, а в ответ - тишина. Этот факт дал основание защитникам поставить под сомнение то, что перечисленные Зубаревым деньги вообще дошли до указанного Боговиком счета - если взятка и была, то она осталась на Кипре.

Сам же обвиняемый признал ее существование. В своем последнем слове Анатолий Боговик, с трудом сдерживая слезы, сказал: «Я понимаю, что поступил неправильно, я раскаиваюсь и понимаю, что должен понести наказание. В то же время я хотел бы быть полезным своими профессиональными знаниями и опытом. Кроме того, в зале находится человек, которого я обещал сделать счастливым… Прошу проявить ко мне снисхождение». В зале суда находились его родители и жена. Под стражей Боговик находится со 2 августа 2016г. 8 августа ему исполнилось 45 лет.

Приговор будет оглашен 13 октября.

Добавить комментарий
Проверочный код