Воскресенье, 22 Октября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Указ N376 декларирует уход от плановых проверок, сокращение контрольных органов, проведение проверок без приостановления бизнеса и т.д. Чтобы это значило?
введут новые основания для проверок
ничего, функции КГК не урезаны
из 1703 контрольных органов останется 1700
задания по штрафам не отменены
ничего, суть госсистемы РБ - тотальный контроль
для бизнеса наступают райские времена
№38 (1114) 3 октября 2017г. События. Оценки

Шкуры хитровыдубленные

04.10.2017, Кирилл Нежданский

«Мы импортируем кожу, изготовленную из нашего же сырья»

Еще одна успешно модернизированная отрасль госсектора оказалась в фокусе внимания Комитета госконтроля (КГК). Результаты анализа состояния кожевенной промышленности РБ заставили руководство КГК 27 сентября задаться на заседании коллегии ведомства вопросом: «У нас лишняя валюта есть?! Куда пропадает собственное кожсырье и почему отмечается дефицит отечественной кожи?».

Шкуры хитровыдубленные

По подсчетам КГК, модернизация кожевенной промышленности, проведенная в 2013-16гг. за счет кредитных ресурсов при господдержке, обошлась в 13 млн. евро. «Сырье в стране есть, кожевенные заводы модернизированы, их мощности позволяют переработать все получаемое сырье, причем с хорошим качеством, а отечественные обувь, мебель, одежду, галантерею и другие товары продолжают массово производить из импортной кожи. Доля отечественной кожи не превышает 25%, остальная завозится из-за границы. В республику ежегодно поступает кожа на сумму свыше $30 млн.», - констатировал председатель КГК Леонид Анфимов.

Последствия очевидны не только для КГК, но и для рядового потребителя. Белорусские изделия из кожи в силу использования импортного сырья оказываются сопоставимы по цене с импортными. В ситуации, когда, скажем, отечественная дамская сумка из натуральной кожи стоит $100-150, она проигрывает конкуренцию даже более дорогой брендовой. Очищенный отечественным производителем нижний ценовой сегмент тоже отдается импорту - на сей раз из стран Юго-Восточной Азии. С обувью ситуация сложнее, но в целом импортное сырье сказывается на ее конкурентоспособности точно так же.

«Сырье продолжают вывозить из страны как в необработанном виде, так и в виде полуфабриката. По сути, мы импортируем кожу, изготовленную из нашего же сырья», - признал Анфимов. Он обратил внимание на ответственность не только руководства отрасли, но и Минсельхозпрода, облисполкомов, Белкоопсоюза и прочих кураторов мясокомбинатов и заготовительных организаций. Экспорт необработанных шкур крупного рогатого скота, по данным замглавы КГК Владимира Кухарева, за два последних года вырос более чем в 5 раз. Госконтроль считает, что «отсутствие должного взаимодействия предприятий-заготовителей и кожевенных заводов, нескоординированные действия органов госуправления позволяют организациям-посредникам скупать шкуры крупного рогатого скота у сельскохозяйственных и мясоперерабатывающих предприятий, а затем со значительной надбавкой продавать и за рубеж, и белорусским кожевенным заводам».

Вряд ли Александр Лукашенко, немало сил и времени вложивший в модернизацию кожевенной отрасли, обрадуется, узнав о её результатах от КГК (на фото: президент на ОАО «Минское производственное кожевенное объединение», поселок Гатово, 2014г.)

Справка «БелГазеты». По данным Белстата, в 2014г. экспорт необработанных шкур (кроме натурального меха) и выделанной кожи составил $56,8 млн. (0,16% всего экспорта РБ), в т.ч. в страны СНГ - $14,4 млн. (0,07%), в т.ч. в РФ - $9,7 млн. (0,06%), в страны вне СНГ - $42,4 млн. (0,28%), в 2015г. - $51,7 млн. (0,19%), из них $11,6 млн. (0,08%) в СНГ, $8,3 млн. (0,07%) в РФ, $40,1 млн. (0,32%) вне СНГ. В 2016г. Беларусь экспортировала дубленые кожи из шкур крупного рогатого скота (КРС) общей стоимостью $20,933 млн., из них $19,314 млн. - в страны вне СНГ, дубленые кожи или кожевенный краст из шкур КРС во влажном состоянии - на $19,7 млн., в страны вне СНГ - на $18,119 млн., кожу, дополнительно обработанную после дубления, из шкур КРС - на $23,189 млн., из них $10,293 млн. в страны вне СНГ. При этом импорт только по позиции «кожа, дополнительно обработанная после дубления, из шкур КРС» обошелся РБ в $36,311 млн.

Ладно, в видах шкур, годных либо негодных для каких-либо производств, способен досконально разобраться только кожевенник или ревизор КГК. Но общая динамика экспорта и импорта вкупе с незавидным положением отечественных обувщиков и галантерейщиков очевидна.

ТА ЖЕ КОЖА, ВИД СБОКУ

Может, КГК сгущает краски, перегибает палку? Да нет, ситуация с кожевенной промышленностью для тех, кто интересовался темой, не была секретом ни год, ни два года назад. Как и последствия этой ситуации для отечественных ­промпредприятий, не говоря уже о целых отраслях, использующих кожу в качестве сырья.

«Обувная промышленность испытывает недостаток в качественном кожевенном сырье. В РБ отсутствуют производства по переработке и выделке кожевенного сырья. Поэтому обувные предприятия вынуждены закупать комплектующие на 80% для производства обуви за рубежом… Качественное кожевенное сырье экспортируется (в 2000-13гг. вывоз необработанных шкур увеличился в 3 раза)», - констатирует консалтинговая группа (КГ) «Юнитер» в обзоре отрасли за 2015г., когда модернизация кожевенных предприятий еще не была завершена.

Почтенную КГ, работающую как с государством, так и с частными компаниями, вряд ли кто-то заподозрит в обвинительном уклоне. Но и она признает: «Импортоемкость отечественной обувной промышленности… на многих предприятиях достигает 70%. В результате… складывается отрицательное сальдо ВЭД».

Справка «БелГазеты». По данным КГ «Юнитер», на момент подготовки обзора экспорт необработанных шкур распределялся следующим образом: 24,7% - Литва, 22,9% - Польша, 17,1% - Россия, 15,8% - Италия, 5,9% - Украина, 4,1% - Индия. Уже выделанные шкуры импортировались в основном из России (54%), Италии (10%), Польши (9%).

Обзор датирован 2015г., статданные за 2014г. Естественно, КГК, чтобы за­няться аудитом кожевенных предприятий и разобраться в их проблемах, нужно было время. Но руководство отрасли не могло не видеть реалий уже тогда, да и ранее.

В БОБРУЙСК, КРС!

Чехарда в сортах и видах шкур, понятная только специалисту, не помешала КГК прийти к выводу, что значительные объемы сырья экспортировались в виде кожевенного полуфабриката вет-блю.

Вет-блю - это минимально обработанная мокрая кожа, слегка отжатая после дубления, но не высушенная до конца. Сырой полуфабрикат с низкой долей добавленной стоимости покидал РБ, возвращаясь в виде качественно ­выделанной импортной кожи для изготовления обуви, галантереи, мебели и пр.

Таким образом, отмечает КГК, «основная добавленная стоимость создается за рубежом, а в республике выполняются наиболее трудоемкие и вредные виды работ по первичной обработке сырья». Помните призыв 2000-х гг. встроиться в цепочку международного разделения труда? Ну вот, встроились.

Справка «БелГазеты». По оценке КГК, в 2016г. отделочные производства кожевенной отрасли не были загружены и наполовину. При этом порядка 40% заготавливаемого в РБ сырья перерабатывалось до состояния полуфабриката и отправлялось на экспорт.

Не менее назидательны иллюстративные кейсы от КГК. Например, Бобруйский кожкомбинат, имея прямые контракты с польскими компаниями и, соответственно, возможность продать им вет-блю по рыночной цене, в 2016г. и I квартале 2017г. более половины произведенного полуфабриката сбыл посреднику, в дальнейшем продавшему его тем же полякам.

В наше время вряд ли кого-либо способны удивить посреднические схемы как таковые. Однако участие в этих схемах компаний, зарегистрированных в офшорах и выступивших покупателем продукции отечественных кожевенников на сумму более $10 млн., впечатляет. Госконтроль суммарно оценил выявленные в 2016-17гг. посреднические надбавки при реализации и приобретении кожевенных товаров в BYN3,5 млн., что превышает объемы ­господдержки отрасли за последние 5 лет.

ШКУРНЫЙ ИНТЕРЕС

Леониду Анфимову по роду занятий довелось анализировать немало посреднических схем, однако фактура «дела шкурников», похоже, произвела впечатление даже на него: «Ни в одной другой отрасли посредничество, да еще и с участием офшорных компаний, не распространилось в таких масштабах, как на рынке кожевенных товаров и кожсырья».

Последствия аудита отрасли уже материализуются в виде конкретных уголовных дел. Как сообщил замначальника управления ДФР КГК Владимир Шпачук, в июле 2017г. возбуждено дело по ч.3 ст.233 УК (незаконная предпринимательская деятельность в составе организованной преступной группы) в отношении нескольких граждан РБ, закупавших вет-блю, краст, готовую кожу с использованием реквизитов фиктивных компаний, зарегистрированных в Великобритании и Гонконге, с целью последующей перепродажи в ЕС. Госконтроль оценил доход фигурантов дела за 2014-17гг. в сумму свыше BYN5,5 млн. Это «позволило каждому из них иметь по 2-3 автомобиля стоимостью порядка 100 тыс. евро», подчеркивается в коммюнике.

У нас точно знают, как распорядиться автомобилями по 100 тыс. евро. А что делать с кожевенной промышленностью? Особенно с учетом того, что «несмотря на проведенную модернизацию, кожевенные предприятия концерна «Беллегпром» не обеспечивают потребность обувных, мебельных и иных организаций страны».

Формально реагировать должен Совмин - соответствующие поручения и предложения адресованы Минсельхозпроду, МАРТ, Белкоопсоюзу, облисполкомам. Но не исключено, что масштаб вскрытых болячек потребует вмешательства президента, выступившего в 2013г. инициатором модернизации отрасли, которая в итоге стала жертвой шкурных интересов собственного топ-менеджмента.

Добавить комментарий
Проверочный код