Воскресенье, 22 Октября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Указ N376 декларирует уход от плановых проверок, сокращение контрольных органов, проведение проверок без приостановления бизнеса и т.д. Чтобы это значило?
введут новые основания для проверок
ничего, функции КГК не урезаны
из 1703 контрольных органов останется 1700
задания по штрафам не отменены
ничего, суть госсистемы РБ - тотальный контроль
для бизнеса наступают райские времена
№35 (1111) 12 сентября 2017г. Общество

«Не нужно содержать неэффективное имущество, людей и делать вид, что они работают»

14.09.2017, Виктор Федорович

Завершилось судебное следствие по уголовному делу экс-чиновников Минтранса и БелЖД

Для находящихся под стражей с 30 ноября 2015г. бывших первого замминистра транспорта и коммуникаций Евгения Рогачева, первого замначальника БелЖД Владимира Михайлюка и замгендиректора ГП «Белинтертранс» БелЖД Владислава Лембиевского прокурор попросил неожиданно мягкое наказание. Если суд примет его предложение, обвиняемые после оглашения приговора отправятся домой.

«Не нужно содержать  неэффективное имущество, людей  и делать вид, что они работают»
Бывший замминистра транспорта и коммуникаций Евгений Рогачёв в своём последнем слове камня на камне не оставил от позиции гособвинителя
  Фото: Василий Семашко

Казалось бы, что при таких серьезных обвинениях бывшие замы должны были получить от гособвинителя по полной. Притом что никто из них свою вину не признавал с первого дня следствия. И в суде трио железнодорожников, обвиняемых в служебных преступлениях по ч.3 ст.424 (злоупотребление служебными полномочиями, максимальный срок 10 лет) с нанесением  материального ущерба и вреда не только государству, но и вполне конкретным людям, дружно стояло на своем.

Напомним, что, по версии следствия, бывшие чиновники с 2010г. по ноябрь 2015г. вошли в преступный сговор с директором УП «Сифуд-Сервис» Виталием Петрукевичем и действовали в его интересах вопреки интересам службы. В 2010г. Рогачев - в то время директор ГП «Белинтертранс» - заключил с этой частной фирмой договор транспортной экспедиции.

Заняв в декабре 2012г. должность замминистра транспорта, он издал приказ о расформировании 10 рефрижераторных секций вагонного депо Молодечно. Освободившиеся дизель-генераторные вагоны были переданы логистическому центру «Белинтертранс», который их и фитинговые платформы (тележки) использовал по договору транспортной экспедиции с УП «Сифуд-Сервис». Частник в свою очередь обеспечил сцепы рефрижераторными контейнерами и платил комиссию за пользование имуществом БелЖД.

Обвинение утверждало, что госимущество было передано в пользование частной фирме на льготных условиях, то бишь это было экономически нецелесообразным и «отразилось на существенном снижении» прибыли БелЖД. Следствие насчитало ущерб на сумму BYN343 тыс. (примерно $170 тыс.).

Более того, «в результате необоснованного расформирования рефрижераторных секций» в вагонном депо Молодечно в 2012-14гг. пришлось сократить 50 квалифицированных рабочих, из которых 24 механика рефсекций были признаны потерпевшими. Якобы таким образом были нарушены их «конституционные права на труд, выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием».

ПУСТЬ СИДЯТ ДОМА!

Значительная часть выступления прокурора в прениях была посвящена именно экономической стороне дела, изобиловала некими выкладками и расчетами со ссылками на акт проверки Комитета госконтроля (КГК) от мая 2016г. Воспринять все сказанное им на слух было сложной задачей, притом что из зала практически ничего нельзя было разобрать. Правда, дойдя до предложения о мере наказания, гособвинитель голос усилил.

Прокурор предложил признать Рогачева, Михайлюка и Лембиевского виновными по ч.3 ст.424, а Михайлюка еще и виновным по ч.2 ст.269 (порча земель). (По выводам следствия, бывший замначальника БелЖД в 2014г. незаконно вблизи своего дома в деревне Шубники Минского района организовал строительство двух водоемов.) При этом гособвинитель обронил фразу, которую адвокаты обвиняемых явно не ожидали услышать: «Без реального отбывания лишения свободы с отсрочкой на 3 года».

Владимира Михайлюка предложено наказать лишением свободы сроком на 4 года с конфискацией имущества, Евгения Рогачева - сроком на 4 года без конфискации имущества, Владислава Лембиевского - сроком на 3 года также без конфискации имущества. Также прокурор просил всех обвиняемых лишить права занимать руководящие должности сроком на 5 лет. Обвиняемые под стражей в СИЗО КГБ и МВД уже провели 21 месяц.  Так, может, они не так уж и виновны, как казалось прежде?

Защитники Рогачева, Михайлюка и Лембиевского в прениях сторон были единодушны - вина не доказана, всех оправдать. Это если очень коротко об их позиции. На самом деле все пункты обвинения они разложили по полочкам, также ссылаясь на материалы уголовного дела и его экономическую часть. Что касается упоминавшегося акта КГК, на который как на доказательство ссылалась сторона обвинения, то адвокаты его, мягко говоря, раскритиковали. Особое внимание было обращено на то, что даже госконтроль в своем документе не решился ущерб назвать ущербом. Сумма BYN343 тыс. являла собой приблизительный расчет, если бы фирме «Сифуд-Сервис» имущество было передано не по договору транспортной экспедиции, а в аренду. Мол, так бы было выгоднее. Защита утверждает, что договор аренды частник вряд ли бы заключил, ему это невыгодно, да и на то время рассчитать этот вариант не представлялось возможным. До той поры, например, дизель-генераторные вагоны от расформированных рефсекций в аренду никогда не передавались.

Следующий момент - сокращение механиков. Об этом много говорилось в ходе судебного следствия. Позиция защиты и обвиняемых: персонал сокращали и увольняли по закону, а не потому, что кто-то из злого умысла захотел расформировать секции и оставить без работы людей.  Процесс реорганизации и сокращений на БелЖД идет последние 20 лет. Секции морально устарели, спрос на них резко упал, участились простои и увеличились убытки по содержанию. Например, в 2010г. убытки депо Молодечно от таких перевозок превысили $500 тыс.

Бывший замминистра Рогачев свою позицию в суде высказал четко: от убыточного звена «железки» нужно было избавляться. Более того, конкуренты из стран ближнего и дальнего зарубежья практически отказались от услуг морально и технически устаревших рефрижераторных секций - там для перевозок скоропортящейся продукции используются так называемые сцепы: не вагоны большой грузоподъемности, а более компактные и экономичные рефрижераторные контейнеры. Поэтому маловостребованные рефсекции были расформированы, вагоны-холодильники переоборудовали в вагоны серии 918, изотермические, их еще называют «термосами».

Понятно, что для такого состава не требуется электричество и механики. Освободившиеся дизель-вагоны были переданы логистическому центру «Белинтертранс», который их и фитинговые платформы (тележки) использовал по договору транспортной экспедиции с УП «Сифуд-Сервис». Частник в свою очередь обеспечил сцепы рефконтейнерами и платил комиссию за пользование имуществом БелЖД.

И всем вроде было выгодно. Адвокаты сообщили, что в 2011-15гг. «Белинтертранс» от такого партнерства с частником получил доход без малого $2 млн.

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО, ДО КОНЦА НЕ СКАЗАННОЕ

Владимир Михайлюк и в последнем слове свою вину не признал. Железной дороге он отдал большую часть своей жизни - 39 лет - и, конечно, не ожидал такого завершения карьеры. Он единственный, у кого обвинение нашло «корыстные мотивы».

Правда, обвинительная подача сего факта претендует на оригинальность. Во-первых, Михайлюк купил у Петрукевича по заниженной стоимости BMW X5, а во-вторых, его супруга несколько раз ездила в Литву за покупками на автомобилях «Сифуд-Сервис», единственным владельцем которого является тот же Петрукевич.

По выводу следствия, именно Петрукевич выступил организатором махинации, когда в 2010г. решил осуществить свой «преступный замысел в целях личного обогащения», склонив к противоправной деятельности ныне обвиняемых. Еще в первый день процесса стало известно, что Петрукевич избежал уголовной ответственности, он возместил ущерб в трехкратном размере (почти $550 тыс.) и его помиловал президент.

В публикации «Порчу навели» (см. «БелГазету» N15 от 18 апреля т.г.) автор этих строк предположил, что бизнесмен признал свою вину, сотрудничал со следствием и дал показания против Рогачева и его подельников. Но это не так. Петрукевич свою вину не признал, в суде он это подтвердил и выступил в защиту обвиняемых. Как заметил один из защитников, ущерб был возмещен, лишь чтобы выйти из СИЗО на волю, где у бизнесмена родился ребенок.

Евгений Рогачев в последнем слове не скрывал эмоций. Выступал он более часа, вот некоторые из его высказываний.

«У нас в деле очень многие люди, начиная от таких серьезных структур, как гос­контроль, следствие, начинают писать и трактовать события так, как они хотят или думают. Думать у нас не запрещено, но у нас есть закон, инструкции, есть порядок. Если он плохой, его нужно менять, а не делать это методом уголовного дела, выводить свои мысли и доказывать свою правоту. Если КГК, следствие, сторона обвинения считают, что рефрижераторный подвижной состав нужен, он эффективный, то скажу как бывший госчиновник, занимавший ответственное положение. У нас в стране есть два вагоностроительных завода - Могилевский и Осиповичский, имеющих серьезную базу. Если КГБ считает, что это эффективно, то почему он до сих пор не написал справку о том, что они считают, что это нужно и давайте строить будем. Это же так нужно! Там тоже люди, которых сейчас сокращают, заводы стоят, Осиповичский завод, пока я здесь сидел, вроде банкротом стал. Пусть бы делали рефсекции! Нет такой записки, потому что они никому не нужны».

«Беларусь, конечно, прогрессивная страна, но такая страна, как Германия, которая, по мнению некоторых, отсталая страна, лично я так не считаю, ушла от рефсекций очень давно. Можно пробовать административным ресурсом все это пропихивать, но я не считаю, что это правильно».

«Следствием и обвинением активно подменяются понятия о том, что расформирование секций происходило для передачи дизель-генераторных вагонов…  От рефсекций в 2008, 2009, 2010 гг. - убытки. В 2010г. принимается решение о расформировании рефсекций, и в том числе о передаче «Белинтертрансу». И в то же время не было ответа, что бы было, если бы не расформировали? Виртуальный ущерб насчитали…»

«Не нужно содержать неэффективное имущество, людей и делать вид, что они работают. Они пьют, вываливаются из поезда, милиция составляет акт, а после это в суде их гособвинитель спрашивает, а если бы этого не произошло, вы бы дальше работали? Да, если бы он не выбросился пьяный из поезда, наверное, работал бы».

«Как эксплуатируется сейчас то имущество, которое было создано? Я согласен с позицией гособвинителя, что ни один проект не бывает вечным. Но этот проект остановился по инициативе госбезопасности вместе с госконтролем. Это благодаря их эффективным действиям он прекратил существование. Это благодаря их эффективным действиям госпредприятие перестало получать доходы, это благодаря им снизились доходы и прибыль. «Сифуд-Сервис» продолжает работать как частная структура и возит грузы. Худо-бедно, не знаю, но возит. А 11 сцепов «Белинтертранса» ржавеют в Колядичах. Два готовы, один ездит через раз. Очень эффективно!»

«Не мое дело давать оценку, но хочу обратить внимание суда, что из 128 томов уголовного дела, из всех этих томов, хорошо если 10 имеют важность и прямое отношение. Для того чтобы доказать, что были перевозки, достаточно было получить справки из вычислительного центра, поставить печать и все. Но зачем собирать документы, которые никто не читал и не анализировал, вывода из них не сделал? С большим сожалением отмечаю, что ни следствие, ни органы прокуратуры в конечном итоге должного анализа из этого всего не сделали».

«Транспорт - сложный процесс и механизм, мне, чтобы понять и сейчас выводы делать, пришлось много учиться, учиться в наших заведениях, у наших коллег за границей. В результате, скажу так, не совсем квалифицированных действий мне пришлось доказывать свою невиновность, находясь в условиях тюрьмы. Для меня наказанием было даже не нахождение здесь, а само подозрение, что я это мог совершить. Отнеситесь объективно и примите правильное решение».

Следующий в очереди на последнее слово был Владислав Лембиевский, однако судья объявил перерыв до 18 сентября.

Комментарии
  1. Журналист из России 09.10.2017 13:38

    А что стало с Петрушкевичем? Его судили отдельно, или он сбежал из Белоруссии?

Добавить комментарий
Проверочный код