Воскресенье, 19 Ноября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Минск готов отправить своих миротворцев на Донбасс, если «это будет приемлемо всем заинтересованным сторонам, для того, чтобы участвовать в решении миротворческих задач», - заявил глава МИД РБ Владимир Макей. А вы готовы стать миротворцем?
да, уже иду записываться в военкомат
нет, не хочу стать «цинковым мальчиком»
да, если много заплатят
да, надо помочь России очистить Украину от бандеровцев
нет, пусть туда едут дети топ-вертикальщиков
№34 (1110) 5 сентября 2017г. Общество

«Я не тратил деньги, не шиковал»

06.09.2017, Виктор Федорович

Завершилось разбирательство по делу о коррупции в «Беларусбанке»

На минувшей неделе в суде Центрального района Минска завершилось судебное следствие по уголовному делу о взятках почти на $700 тыс. в «Беларусбанке».

1 сентября прошли прения сторон и свое последнее слово сказали обвиняемые - бывшие первый зампредседателя правления банка Геннадий Господарик и замдиректора департамента - начальник управления кассового обслуживания департамента по работе с ценностями Николай Цырто. Затем судья Татьяна Оковитая и народные заседатели удалились в совещательную комнату.

В ходе судебного разбирательства в этом коррупционном деле не все сошлось с версией следствия, а потому гособвинитель Юрий Шерснев 25 августа предъявил новое обвинение. В нем уже не фигурировал эпизод совершения Господариком преступления по ст.424 УК (злоупотребление служебными полномочиями) с нанесением существенного вреда и существенного ущерба банку на сумму BYN564 тыс.

Несколько иначе зазвучала формулировка обвинения в отношении Цырто. Изначально он обвинялся в том, что умышленно в интересах коммерческой структуры внес в техзадание на закупку счетно-сортировочных машин для банкнот марки конкретных производителей.

Однако в суде выяснилось, что внутреннее положение банка допускает указание конкретной торговой марки в задании на закупку, но с обязательным обоснованием, которое в данном случае имелось.

В новой версии обвинения в этой части произошла корректировка. Теперь Цырто обвиняется в том, что, зная о существовании такого документа, использовал его в лоббировании интересов фирмы-поставщика машин марки Kisan, которые были приобретены «Беларусбанком» по завышенной цене. То есть в данном случае речь шла о том, что банк - потерпевшая сторона. Однако со стороны банка к обвиняемым официально никаких исковых претензий не предъявлялось. Гражданский иск в интересах государства на огромную сумму заявил прокурор. Позиция гособвинителя такова: суммы взяток закладывались поставщиком в стоимость оборудования.

В то же время к материалам уголовного дела были приобщены характеристики Геннадия Господарика, которые дали его бывшие коллеги: председатель правления «Беларусбанка» Виктор Ананич, председатель правления ОАО «Банк развития Республики Беларусь» Сергей Румас и экс-глава Нацбанка, а ныне председатель комитета по рискам «БСБ Банка» Надежда Ермакова. Характеристики исключительно положительные, в них отмечалось, что Господарик - опытный и умный руководитель, много сделавший для развития банковской сферы Беларуси.

Когда адвокат бывшего первого зампреда правления «Беларусбанка» зачитывала эти документы, тот сидел на скамье обвиняемых с низко опущенной головой. Свою вину по ч.2 и ч.3 ст.430 УК в получении 7 взяток на общую сумму $215 тыс. он признал в полном объеме. За все время судебных разбирательств никаких попыток хоть как-то себя защитить или поставить под сомнение какую-либо из сумм Господарик не предпринимал. Он даже признал вмененную следствием взятку в $32 тыс., о которой никто из свидетелей слова не сказал.

САМ ОТДАЛ ВСЁ, ЧТО ВЗЯЛ

Оказалось, что в ходе обыска квартиры Господарика, сразу после его задержания 15 июня 2016г., чекисты ничего для себя интересного не нашли. На втором допросе в КГБ обвиняемый добровольно сообщил о наличии у него валютных облигаций на сумму $207 тыс., которые он хотел бы оформить в счет возмещения полученных взяток. История с облигациями заинтересовала гособвинителя Шерснева.

Прокурор: - По обстоятельствам приобретения облигаций. Сумма облигаций $207 тыс. Сумма взяток, без учета последней в $14 тыс., $201 тыс. Чем можно объяснить, что сумма облигаций практически соответствует сумме взяток по предъявленному обвинению?

В последнем слове Геннадий Господарик пытался разжалобить судью словами о том, что «самый высокий дар - это свобода человека»... Фото Василий Семашко

Господарик: - Когда случилось… Я понимал, что действия незаконные, в конце концов, мне может быть предъявлено… Я не тратил деньги, не шиковал, не расходовал их, я на все деньги покупал облигации. И в конечном итоге получилось так, что сумма соответствует. Некоторые облигации рефинансировались, проценты начислялись, поэтому есть разница.

Прокурор: - Все суммы взяток были потрачены на приобретение облигаций?

Господарик: - Да, других расходов я не проводил.

«Ваше отношение к тому, что вы совершили?» - спросила у обвиняемого судья.

Господарик: - Конечно, сказать о том, что я раскаиваюсь, это практически ни о чем не сказать. Это упрощение по отношению к тому, что я чувствую, что происходит у меня в душе. Страдания и муки… Сожалея, я отчетливо понимаю, что я потерял в этот период. Понимаю, что так глупо и непростительно исковеркал всю свою дальнейшую жизнь. Чувство стыда колет перед близкими, знакомыми, перед коллегами, сожалею о том, что практически нет больше красоты… Многие мысли угнетают, это непереносимая душевная боль, когда тебя кто-то должен содержать. Понимаешь, что для тебя значит отношение тех людей, кто тебе доверял, верил, работал вместе тобой. Это вдвойне тяжелей, когда у тебя есть чувство совести и ответственности.

«Я СТОЛЬКО ВЗЯТОК НЕ БРАЛ»

Затем свою позицию по новому обвинению высказал Николай Цырто, обвиняемый в получении взяток на общую сумму $470 тыс.

«По ст.430. Я признаю вину по данной статье за исключением размера сумм, полученных от Бучнева Александра Николаевича в 2013-14гг. Я подтверждаю свои ранее данные показания о том, что Бучнев передал мне $70 тыс. и $80 тыс. соответственно.

По ч.5 ст.16 и ч.2 ст.431. Вину не признаю и настаиваю, что Бучнева к даче взяток Господарику я не подстрекал. Как выяснилось в ходе следствия, Бучнев с 2009г. сам активно давал взятки Господарику, подстрекать и склонять его у меня не было необходимости.

По ч.2 ст.431. Вину не признаю, несмотря на то, что в новом обвинении указано, что я передал Господарику взятку осенью 2015г. за содействие ООО «Регула» в конкурсах уже в будущем, а не в прошлом, при проведении конкурсов по закупкам средств автоматизации для нужд «Беларусбанка». Я указываю, что по данным обстоятельствам взятку Господарику не передавал.

По ч.3 ст.424. Вину не признаю, я не злоупотреблял своими служебными полномочиями в 2013-14гг. по закупке счетно-сортировочных машин, а действовал в строгом соответствии с нормативными актами и в интересах банка».

Прокурор: - Как вы определяли с Бучневым, какую сумму взяток он вам должен дать?

...Николай Цырто же был предельно конкретен, попросив «о милосердии и снисхождении». Фото kp.by

Цырто: - Я не определял вообще. Я даже не знал, будет он давать деньги или не будет. Мог предполагать, но не знал.

Прокурор: - За что конкретно эти взятки вы получали?

Цырто: - Я получал за его победу в конкурсах и поставку сортировщиков в 2013-14гг. Так совпало, что интересы банка совпали с интересами Бучнева. Я брал у него деньги, незаконное денежное вознаграждение, я предполагаю, что это является взяткой.

Пожалуй, самым загадочным моментом в этом деле был поиск ответа на вопрос: за что взяткодатель платил топ-менеджерам банка? Ведь явных фактов лоббирования интересов конкретных фирм никто из допрошенных в суде в качестве свидетелей сотрудников «Беларусбанка» не смог назвать. Наоборот, все в один голос твердили, что конкурсы были прозрачными и проводились в рамках законодательства. Более того, как сам Цырто заметил, «Бучнев мог тендеры выигрывать и без взяток». За что же тогда брали? Под занавес судебного разбирательства председательствующая Татьяна Оковитая еще раз попыталась узнать это у обвиняемого.

Судья: - Ваши показания постоянно менялись, то вы признаете вину, то не признаете. То указываете, что получали деньги как просто часть прибыли своего друга, сейчас вы признали, что это взятки. Какова ваша позиция? В связи с чем вы постоянно меняете показания?

Цырто: - Прежние показания те же… Я считаю, что прибыль этого друга, который дал мне ее в качестве взятки.

Судья: - За что вы получали эти деньги?

Цырто: - За то, чтобы он победил в конкурсе и поставил эти машинки. Получил прибыль и дал мне денег.

Судья: - За что, в связи с чем Бучнев делился с вами прибылью? Как вы это понимали?

Цырто: - Ну, он мне говорил: «Ты же тоже там участвовал». За мое участие, наверное, он считал, что я ему помог.

Судья: - А вы как понимали, Бучнев деньги дает вам как другу за помощь или должностному лицу?

Цырто: - Скорее всего, Бучнев понимал, что это было как должностному лицу. Когда я к нему на работу просился, он сказал, давай, оставайся лучше в банке, поработай еще…

«Вы раскаиваетесь?» - спросил у него адвокат. «Конечно, я раскаиваюсь. Семья в счет возмещения незаконного денежного вознаграждения вернула $50 тыс. и BYN20 тыс.», - ответил Цырто.

А ГДЕ ЖЕ ВЗЯТКОДАТЕЛЬ-СВИДЕТЕЛЬ?

В прениях сторон позиция гособвинителя не претерпела изменений: вина Господарика и Цырто доказана. В числе доказательств прокурор назвал показания самих обвиняемых, ряда свидетелей и материалы уголовного дела, в числе которых протоколы оперативно-розыскных мероприятий, которые в отношении обоих проводил КГБ. Под колпак чекистов топ-менеджеры попали в январе 2016г. С того момента и вплоть до задержания 15 июня 2016г. их телефоны прослушивались, а встречи фиксировались.

Прокурор предложил наказать обоих лишением свободы в колонии усиленного режима с конфискацией всего имущества. За получение Господариком взяток по ч.2 ст.430 (в крупном размере) предложение гособвинителя - 6 лет, по ч.3 ст.430 (в особо крупном размере) - 7 лет и 6 месяцев. Окончательно, путем поглощения менее строгого более строгим наказанием, Шерснев просил для бывшего банкира 7,5 лет, это ровно половина от максимального срока.

А вот к Цырто прокурор просил применить частичное сложение наказаний. Предложение по ч.3 ст.430 - 8 лет 6 месяцев, по ст.16 и ст.431 (подстрекательство к даче взятки и дача взятки) - 4 года, по ч.3 ст.424 - 7 лет. Всего по совокупности гособвинитель счел, что в местах лишения свободы Цырто должен провести 9 лет.

Суммы заявленных гособвинителем гражданских исков к Господарику и Цырто составили $201 тыс. и $410 тыс. соответственно.

Позиции адвокатов в прениях сторон практически полностью соответствовали позиции их подзащитных. Наиболее активными были защитники Цырто. Особенно в части обвинений по ст.ст.431 и 424. К месту заметить, если прокурор ссылался на показания Бучнева как доказательства вины Цырто в том, что он был в этом деле подстрекателем и взяткодателем, то адвокаты эти доказательства раскритиковали.

Особенностью этого дела стало то, что г-н Бучнев успел опередить ход событий, которые его самого должны были привести на скамью обвиняемых.

Обвинение утверждало, что все взятки, общая сумма которых составила почти $700 тыс., Господарик и Цырто получили из рук Александра Бучнева, который, по версии следствия, представлял интересы ряда коммерческих фирм, поставлявших оборудование для нужд «Беларусбанка». Бучнев первым написал покаянную на имя председателя КГБ: мол, Цырто с него взятки требовал для передачи Господарику, благодаря чему в этом деле он получил статус главного свидетеля обвинения.

Бизнесмена ждали в суде, но он не явился: якобы уехал лечиться в Латвию, когда вернется - неизвестно. В то же время выяснилось, что Бучнев покинул Беларусь 18 июля, за день до начала процесса, а вернулся 25 августа. Но МВД и КГБ не смогли установить его местонахождение.

Адвокаты до последнего дня процесса настаивали, что пока главного свидетеля не допросят, а вопросов к нему накопилось множество, то судебное следствие нельзя завершать. Защитники предположили, что Бучнев скрывается от суда. Однако судья заявленные ходатайства о допросе Бучнева отклонила.

Пограничники сообщили: сведений о том, что Бучнев 25 августа пересекал западную границу, не имеется. Прокурор не исключил, что он мог покинуть Беларусь в другом направлении, «ведь с Россией у нас граница открытая». Как бы там ни было, но по факту главного свидетеля в суде не допросили. На этом основании защита Цырто просила суд показания Бучнева, данные им в ходе предварительного расследования, во внимание не принимать, а Цырто оправдать в части обвинений в подстрекательстве к даче взятки и даче взятки и учесть его чистосердечное признание и сотрудничество со следствием.

* * *

В последнем слове Господарик сказал: «Принимая незаконное денежное вознаграждение, я понимал, что каким бы ни был большим мир, он все равно маленький и абсолютно прозрачный и все равно тебе будет предъявлен счет… У меня было много времени, чтобы прийти к выводу, что самый высокий дар - это свобода человека. Прошу при назначении справедливого наказания учесть мое чистосердечное признание. Наверно, это событие и произошло для того, чтобы и задуматься о судьбе, которая предначертана. Хочу поблагодарить суд за высокую организацию и проведение судебного заседания».

Цырто был краток, он попросил суд «о милосердии и снисхождении».

Приговор будет оглашен 8 сентября.

Добавить комментарий
Проверочный код