Пятница, 22 Сентября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Чем вам запомнились учения «Запад-2017»?
фобией президента РБ оказаться погребённым в одной воронке с президентом РФ
неприездом на полигон «Борисовский» министра обороны РФ
словами президента РБ о «непоказушных учениях»
вручением пистолета ТТ президенту РБ
истерикой Запада
мощью совместной военной группировки РБ и РФ
№34 (1110) 5 сентября 2017г. Экономика

Культы и некульты

10.09.2017
Каждая эпоха имеет своих героев. В каждой эпохе есть культовые вещи, институты и явления. Советский Союз зиждился на ленинизме, сталинизме, серпе и  молоте. Он разрушился, а спрос на культы остался. Не могут наши люди без поводыря, который почти как Бог. Идеализация, романтизация и обожествление идут не только от общества, но в первую очередь от номенклатуры. Создавать, поддерживать и подвергать ротации культы - это их прибыльный бизнес. Они - главные бенефициары Левиафана, самой благодатной системы для культа политиков.

Культы людей и институтов, мифологизацию силы и дискредитацию знаний, византийские практики и пропагандистский борщевик в свежих «Экономических диалогах» обсуждают постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК и руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид ЗАИКО.

КУЛЬТ ЛУКАШЕНКО: БЫЛ, ЕСТЬ И БУДЕТ

Ярослав Романчук: - В Советском Союзе в свое время был культ личности - культ Ленина, Сталина, Брежнева. А в современной Беларуси культ кого?

Леонид Заико: - Когда я был маленьким, а это было начало 1950-х гг., послевоенное время, очень много было людей с культями. Общество было сострадательное, потому что был пройден очень тяжелый момент. И никто не воспринимал Сталина как культ личности. Потому что выжившие были благодарны тем, кто в тяжелые минуты был с ними - Сталин, Жуков. Что до культа Ленина, то я думаю, что во время его жизни никакого культа не было. Это главное. После смерти - пожалуйста, культите сколько хотите.

Романчук: - Есть ли в Беларуси традиция возводить кого-то в культ, поклоняться ему,  восхищаться, следовать за ним? Есть ли культ Лукашенко?

Заико: - Культ Лукашенко был, есть и будет. Потому как белорусское общество с 1994г. стало воспроизводиться как монократическая система. Естественно, пошел сильный процесс манипуляций. Беларусь - манипулятивное общество. Оно стало таким через различные каналы. Где-то к 1997г. стало понятно, что белорусский президент представляет себя в качестве единственного политика, единственного гуру в стране. Когда это стало очевидным и всякая политическая персонифицированная конкуренция ушла, так как ее просто взяли да прибили гвоздями, с этого момента стало понятно: процессы манипуляции сознанием, процессы воздействия на стереотипы персонифицированы. Вот, скажем, проспект Машерова был переименован в проспект Победителей. У Александра Григорьевича, наверное, было какое-то плохое отношение к дочери Машерова.

Романчук: - Одно время она собиралась баллотироваться в президенты.

Заико: - Так выжигается политическое пространство. Из политиков исторически у нас самая сильная фигура - Петр Машеров. Его культ был оправданным. Машеров был учителем, партизанил. Высокий, статный, красивый.

Романчук: - Многие говорят, что в Беларуси нет культа Лукашенко: его портреты висят только в госучреждениях; нет ни улицы, ни площади его имени; нет ему памятников. Понятное дело, что отдельные художники рисуют президента, да и почтовые марки есть с изображением Лукашенко. Но до культа Туркменбаши или культа лидера Северной Кореи, чьи портреты на каждом утюге и угле, нам еще далеко. Поэтому-то, мол, Лукашенко до сих пор и имеет определенную электоральную поддержку.

Заико: - Нельзя Беларусь опускать до уровня азиатского гегемонизма. Азиатский подход, по сути, - сплошное вранье: при жизни человека сначала возносят до небес, поклоняются ему, как идолу, а когда на смену приходит другой абсолютно неповторимый и уникальный политик, первого просто вычеркивают. Еще раз повторюсь: в Беларуси культ Лукашенко был, есть и будет.

Романчук: - Еще неизвестно, как распорядится история.

Заико: - Пока у нас есть номенклатура, которой около 80 тыс., да плюс их дети, родственники и любовницы плюс армия и милиция - миллион наберется, они будут воспроизводить этот культ, говорить: а вот во времена Александра Лукашенко было построено так много ледовых дворцов, была возведена Национальная библиотека. Правда, построили ее в тот момент, когда бумажные книги начали исчезать из жизни людей.

А ЧТО СКАЖЕТ ПУТИН?

Романчук: - А культ Путина? Около 60% белорусов по-прежнему получают информацию из российских телеканалов. Они далеки от культа Лукашенко, а превозносят культ Путина, особенно в последние годы. То Путин щуку поймает, то со стерхами полетает - этакий протомонарх новой России. В Беларуси есть те, кто связывает улучшение качества жизни у нас в стране с фигурой именно Путина. Идет романтизация, героизация Путина. Смотрите, в Грузии так называемый порядок навел, Украину за бандеровщину якобы наказал. А теперь военные учения начинаются, и говорят, что Путин может и в Беларуси что-то сделать иначе.

Заико: - Да нет. Это от людей, которые Александра Григорьевича окружают. Кремлю не нужна зависимая Беларусь, которая бы стала частью России. Кремлю нужна Беларусь, которая является членом ООН, является независимым, самоидентифицирующимся государством, которое относится к России по-братски, потому что у той есть только один друг. Что значит взять и захватить Беларусь или принудить ее к сожительству?

Романчук: - Например, символические жесты: единая валюта, введение поста президента Союзного государства, которым станет Путин, или продажа России НПЗ. Для начала.

Заико: - НПЗ вообще надо отдавать, потому что Беларусь превратилась…

Романчук: - В Эмираты.

Заико: - Какие Эмираты? Превратилась в полунищую страну, где ходят и только дергают глазами, где взять нефть, затем навесить на нее лейбл «разбавитель 626» и продавать прямо в баки автомобилей. Поэтому я уверен, что России не нужна оккупированная Беларусь. Дальше. Путин обладает более высоким авторитетом, чем Лукашенко. Александр Григорьевич не справился ни с одним серьезным вызовом Беларуси. Какие вызовы? Экономический суверенитет - сидим на русской нефти…

Романчук: - С диверсификацией тоже не справился.

Заико: - Реструктуризация - не справился. Социальная политика - хуже даже. С безработных начали требовать деньги.

Романчук: - С деиндустриализацией тоже не справился.

Заико: - Промышленность стала странной. У нас были телевизоры. Где теперь они?

Романчук: - А где часы, мотоциклы?

Заико: - Кстати, раньше был мотоцикл «Минск», который в простонародье называли макакой. Купить его мог любой колхозник или даже ученик средней школы при поддержке родителей. Это был массовый мотоцикл, дешевый и экономный.

Романчук: - Смотрите, как парадоксально. Лукашенко не справился с этими вызовами, но одновременно вы констатируете, что его культ есть. Это культ колосса на глиняных ногах? На чем он зиждется?

Заико: - Любой культ - мифология. Он держится на мифе о том, что Александр Григорьевич взял страну, которая валялась в грязи, пропадала. Но Вячеслав Францевич Кебич так не думает. Мне на эту тему приходилось с ним рассуждать.

Романчук: - Но публично он об этом не говорит особо.

Заико: - Потому что пенсия у него очень хорошая.

Романчук: - И работа непыльная. Так что его за молчание не обидели.

КУЛЬТ СИЛЫ, НО НЕ ИНТЕЛЛЕКТА

Романчук: - Когда смотришь на фотографии Путина - это культ силы и тела, понтов и пацанов. Лукашенко никогда не позировал. Но он с клюшкой - все равно это сила. Еще тракторы и квадроциклы. Ну, не летал со стерхами, не пилотировал самолет, за танком не сидел. Тем не менее в нашем обществе почему-то культ силы преобладает, мифология строится на этом, а не на культе ума, науки, ученых или изобретателей.

Заико: - Это чуждо Александру Григорьевичу. Он же человек, как и вы, из деревни. Ну что вы на него несете, если сами такой же?

Романчук: - Я не несу, а разбираюсь…

Заико: - Вам тоже сила нравится - вы играете в футбол, любите бегать куда-то по полям.

Романчук: - Здоровый образ жизни и культ - разные вещи.

Заико: - Самый простой способ становления личности, мы же говорим о культе, о персонификации - это работа над своим экстерьером. А откуда председатель некоего колхоза «Знамя индустриализации имени Ленина и Сталина» знает, как одеваться?

Романчук: - Лукашенко же похвалил вашего ученика Русого за то, что у него костюм не от Brioni, но хорошо сидит. Вот пример того, как далеко некультовые парни могут выглядеть вполне даже прилично.

Заико: - Становление личности начинается с работы над своим экстерьером. Это прическа, джинсики, платьице у девочки и прочее. Когда человек добивается успеха в экстерьере, у него начинают идти контакты и он понимает, что нужен еще и интерьер, то бишь интеллект.

Романчук: - Но согласитесь: культа знаний и культа учителя в Беларуси нет? Нам надо решить задачу, как при помощи культа Александра Лукашенко, культа силы трансформировать их в нечто более конкурентоспособное для страны.

Заико: - Пока это сделать невозможно, потому что умный учитель - это опасная для власти ситуация. Власть, которая нуждается в достаточно оглупленном населении, не справится с умным учителем. Умный учитель, завуч, директор ее победит. Культ учителя - это уже культ знаний, интеллекта, человека, воспитанности, интеллигентности. Сейчас это не актуально.

ЛЕВИАФАН В МОЗГАХ

Романчук: - Вы наверняка согласитесь с тем, что в Беларуси  есть культ Левиафана - культ государства, который застрял везде - в оппозиции, во власти, у медиков, педагогов, рабочих. Чуть что - государство, как только что - Лукашенко. Понятно, что исторически так сложилось, что Левиафан-государство сидит в мозгах. Как с ним справиться?

Заико: - Белорусы бояться ответственности. В 1975г. половина жила в деревнях, половина - в городе. Сейчас в деревнях осталось где-то 15%. Но дело не в этом. Они привыкли, что для того чтобы вскопать огород, надо идти к бригадиру просить лошадь и дать ему что-то.

Романчук: - Культ бригадира, культ местного начальства. Это и есть государство.

Заико: - У белорусов эта черта очень сильная. Белорусы предпочитают равенство свободе. Они не верят в свободу, в себя, в подход «сам справлюсь»: сам дом построю, сам детей воспитаю.

Романчук: - Государство! Дай дом! Дай полное материальное обеспечение! Дай работу!

Заико: - Государство - это миф. Это обычная номенклатура, чиновники, которые будут перераспределять чужие деньги и ресурсы. Это определенный социальный мазохизм. Белорусы, по большому счету, мазохисты. Они боятся. Может, это история заставила их быть такими? Боялись русских, поляков, шляхтичей. Всех боялись.

Романчук: - Это до сих пор осталось?

Заико: - Молодежь, что сейчас растет, - уже другая. Она не понимает, почему в магазинах ничего не было, что была очередь на покупку авто.

Романчук: - Прошло 25 лет. Эти люди, которые, собственно, дети перестройки, начала 1990-х гг. Они уже в возрасте 50 лет плюс. И они же не создают спрос на свободу, на личность, на разум и знания. Они воспроизводят спрос на Левиафана.

Заико: - Они порыпались, посмотрели, что живут в мощном окружении... Они адаптировались под это все - под вертикаль, БРСМ, под чиновников и телевидение. Умные уезжают, а другие остаются.

Романчук: - Даже если культ Лукашенко прекратится, культ Путина развалится, культ Сталина, наконец, сдадут на металлолом, в мозгах все равно останется Левиафан. Причем заметьте, опрос общественного мнения в Европе показывает, что и там культ государства - государство, по мнению людей, должно увеличить инвестиции в медицину, образование и в новые рабочие места. И там - дай-дай-дай. Это что-то европейское такое?

Заико: - Скорее, обратная сторона пролетаризации. Когда сформировался капитализм, 5% самых сильных добилось больших успехов. А что сделать, чтобы люди избавились от этого Левиафана?

Романчук: - Прежде всего, нужно работать с мозгами.

Заико: - Отсутствует внутренняя свобода. Люди не верят в себя, не могут полагаться на то, что могут принять эффективное решение в жизни.

Романчук: - Что поддерживает культ Левиафана - культ Христа или храма? После Советского Союза декларировали атеизм, а сейчас все бросились в декларирование веры. Дилемма - Христос или храм. С одной стороны - верующие, католики, протестанты, иудеи. С другой - поклонение титулам, некоей религиозной власти, которая раздает индульгенции. Такое поведение, наверное, усиливает Левиафана, а не разрушает его?

Заико: - Идея современного Запада, христианская идея - это идея спасения. Если вглубь залезть, то люди беспокоятся о своем спасении. А это очень плохо, потому как человек должен думать не о спасении, а о том, как стать творцом, как формировать жизнь, окружение, себя. Поэтому христианская идея спасения - вчерашний день. Она была выгодна тем, кто не способен был сам вокруг себя создавать, творить. А идея человека - это идея творца, потому что Бог - творец.

Романчук: - Может, поэтому в России Путин так яро взялся за партнерство с РПЦ, с храмом? Но явно не с целью раскрепощения личности, не создания культа знаний.

Заико: - Когда Путин стал у власти большой страны, практически империи, то он обратился к клерикальным теоретикам, чтобы они дали определенную рекомендацию, как выстроить российское общество. Какие империи? Империи царской российской - 300 лет, британской - около 600, а самая продолжительная империя, 1000 лет, была Византийская. Сейчас в России работает модель Византийской империи - наместник и император, которые сменяются. Система армии и система защиты и прочее. Образование и сильная власть. Абсолютнейшая предсказуемость действий государства - власти, императора. Византия славилась своими университетами, искусством, культурой. Западная Европа тогда была грязной, немытой, чумазой, необразованной.

Романчук: - Мы в Беларуси тоже заразились этой византийской моделью? У нас тоже опасный культ Левиафана, посредника или наместника, культ Лукашенко и одновременно у нас тоже поддерживается православие, по сути дела культ РПЦ, а не Христа.

Заико: - Беларусь не доросла до византийской высоты. С мозгами ситуация несколько иначе сложилась. А что касается церкви и христианства… Власть не от бога, а от Лукавого.

Дальше. Меняются цивилизационные ориентиры. Поэтому та же католическая церковь стала отражать эти процессы. Даже в Китае стали эти процессы происходить, стало меняться китайское общество, оно стало динамично проходить мировизацию, хотя страна очень закрытая и традиционная. Мир пришел в движение, находится на входе в новую уникальную цивилизацию, где не производство товаров главенствует, а производство знаний, не экономика, а экономика человека, не капитал, а человеческий капитал. Это совершенно другое. Это не нефть, не Уолл-Стрит.

Романчук: - Осталось в этом убедить только Путина, Лукашенко, Ким Чин Ына, Трампа и прочих, которые по-прежнему считают, что культ должен быть государственного мужа, Левиафана. Понимаете, то, что вы говорите, - проекция, утопия будущего. А чтобы туда прийти, что нужно? Очередную войну пережить?

Заико: - Они просто смешные и устаревшие. И Лукашенко, и Путин - это все вчерашний день, это все уже надоело. Это мешает. Они как борщевик, социально-политический борщевик.

Романчук: - Но была революция достоинства в Украине. Люди были против конкретно Януковича и политических олигархов. Как ни парадоксально, те же самые люди потом избрали точно таких же слепков ненавистных политиканов. Многоликий Янус: одного Януса убрали - другого поставили. И спроса на свободу, на свободный рынок, на предпринимательство, на свободную конкуренцию, на частную собственность как не было, так и нет.

Заико: - В Украине не хватило интеллекта лидеров и элиты. Она влезла в старую историю. Элита запуталась в собственных соплях. То же самое и у нас. Когда общество перемещается в сторону цивилизации интеллекта, цивилизации человека, на первый план выходят элиты, которые связаны со знаниями и интеллектом. А старые - колхозно-совхозные, торговые, финансовые - элиты будут сопротивляться. Это естественно. Как их победить?

Романчук: - Словом?

Заико: - Их не надо побеждать. Ребята, сидите, мне с вами неинтересно. С промышленниками неинтересно. Бизнесмены пока тоже не выросли.

Романчук: - Они все еще в коротких штанишках.

Заико: - В розовых?

Романчук: - Если не ввязываться в борьбу, если надменно сидеть и говорить «ребята, вы еще не доросли», то культ Левиафана и его политических наместников никогда не будет разрушен. Важно уметь создавать коалиции, объединять единомышленников, очищать дискурс от соплей, пропагандистского борщевика и слепой веры в светлое будущее из рук Лукашенко, Путина и любого другого культ-туриста в политике.

Добавить комментарий
Проверочный код