Воскресенье, 22 Октября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Указ N376 декларирует уход от плановых проверок, сокращение контрольных органов, проведение проверок без приостановления бизнеса и т.д. Чтобы это значило?
введут новые основания для проверок
ничего, функции КГК не урезаны
из 1703 контрольных органов останется 1700
задания по штрафам не отменены
ничего, суть госсистемы РБ - тотальный контроль
для бизнеса наступают райские времена
№30 (1106) 8 августа 2017г. Общество

План спасения

10.08.2017, Михаил Пастухов*

Проблема со статьёй 75 УК требует решения

С интересом прочитал на страницах «БелГазеты» информацию про акцию «Статья 75». Целиком поддерживаю и откликаюсь на инициативу.

БЕЛАРУСЬ - САМАЯ КРИМИНАЛЬНАЯ СТРАНА?

Каждый год белорусские суды выносят приговоры в отношении 40-45 тыс. человек. Из них в колонии и тюрьмы отправляются около 15 тыс. И так - каждый год. Правда, сколько бы белорусов ни сажали, по статистике ДИН МВД, их всего чуть больше 30 тыс. Интересно, где они размещают очередные этапы заключенных?

Вот и первый зампредседателя Верховного суда Валерий Калинкович на пресс-конференции 31 июля сообщил, что за первую половину 2017г. суды Беларуси осудили 21326 человек. Каждый третий (6335) направлен за решетку.

Не менее печально и то, что среди новых осужденных 1568 лиц осуждены за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, свыше 8 тыс. совершили преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Правда, больше всего меня поразило то, что за полгода суды направили в ЛТП 4631 человека, а за 2016г. - почти 10 тыс. То есть в ЛТП у нас направляется столько же мужиков, сколько в колонии и тюрьмы (замечу, что условия в ЛТП не намного отличаются от тюремных).

Не следует забывать и тех 5-6 тыс. сидельцев, которые «парятся» в СИЗО и в ИВС в ожидании суда: срок их предварительного заключения длится от одного месяца до одного года, а нередко и больше с учетом судебного разбирательства. Например, некоторые из ошмянских таможенников находятся под стражей с марта 2015г.

Похоже, что мы - первые в мире по количеству тюремного населения. Правда, согласно официальной статистике, Беларусь находится где-то в середине списка стран мира по уровню преступности. А были времена, когда Беларусь занимала 12-е место сверху, но потом ситуацию подправили.

Тем не менее около 50 тыс. мужиков ежегодно находятся в изоляции от общества, от общественно полезной деятельности, превращаясь в бесправную массу, закрытую в концентрационных лагерях, какими являются по условиям содержания наши СИЗО, ИВС, колонии, тюрьмы, ЛТП.

УК - САМЫЙ СТРАШНЫЙ КОДЕКС?

Читали ли вы наш Уголовный кодекс? Если нет, то почитайте - содрогнетесь от ужаса. Особенно, если раскроете статьи Особенной части УК. Там всюду статьи, одна страшнее другой. А в статьях - несколько частей. За каждую последующую часть дают все больше и больше. Например, совершение преступления повторно, либо группой лиц, либо в крупном размере или в особо крупном. И так все 465 статей, начиная со ст.122, с которой идет отсчет составов преступлений.

О том, что наш УК строгий, догадываются все, а вот что он жесточайший, знают только те, которые получили сроки. Особенно впечатляют санкции по ст.328 УК (незаконный оборот наркотических средств…). Сроки лишения свободы по ней довели уже до 20 лет, добавив еще и конфискацию имущества. Исключением не являются и квартиры, где проживали эти несчастные.

Удивляют и приговоры по бытовым преступлениям. Например, в Могилеве осудили 47-летнюю бабулю, которая в состоянии алкогольного опьянения выбросила из окна квартиры на 5-м этаже свою 9-месячную внучку. Девочка чудом осталась жива.

Родные простили женщину, назвав ее лучшей мамой и бабушкой. Суд же приговорил раскаявшуюся бабушку к 11 годам лишения свободы. Зачем так жестоко? Хватило бы и трех лет ограничения свободы в домашних условиях.

Следует отметить, что в Беларуси действует два исключительных вида наказания: пожизненное заключение и смертная казнь. За первую половину 2017г. были применены 3 пожизненных заключения и вынесены 2 смертных приговора. Зачем расстрел, если есть ПЖЗ? Почему белорусские власти с таким упорством не хотят отказаться от смертной казни в отношении своих граждан? Не проще ли заменить 2-3 случая казни пожизненным заключением, чтобы перестать злить Европу очередным кровопролитием?

Лично меня возмущает в действующем УК применение в качестве дополнительного наказания конфискации имущества. Она применяется не только за совершение экономических преступлений и за взятки, но и по многим составам, даже не связанным с причинением вреда государству. Это напоминает обычаи Древнего Рима, опричнины при Иване Грозном и сталинских репрессий, когда вместе с арестом человека забирали все его имущество, не заботясь об остальных членах семьи.

Что до ст.75 УК (правила зачета предварительного заключения), то она - не самая «вредная» для прав человека. Конечно, перерасчет в ней разных наказаний, возможно, не самый справедливый. Однако, на мой взгляд, есть вещи более страшные и опасные. Например, произвольный порядок заключения граждан под стражу. Вот где проблема! Вот где нужно обеспечить защиту прав граждан! Вот где человек обрекается на рабство и поражение в правах!

УПК - самый обвинительный кодекс?

Действующий с 1 января 2000г. Уголовно-процессуальный кодекс РБ - не менее опасный для прав граждан, чем Уголовный кодекс. Он определяет порядок возбуждения уголовных дел, дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства, вынесения приговора и его обжалования и опротестования в вышестоящих судах.

Когда-то я имел отношение к уголовному процессу. Это моя специальность по кандидатской и докторской диссертации. Я участвовал в разработке Концепции судебно-правовой реформы в 1992г. и даже принимал участие в подготовке УПК на его начальном этапе (после референдума 1996г. я был освобожден от должности судьи Конституционного суда и, естественно, исключен из числа разработчиков).

То, что получилось на выходе, меня поразило. Это кодекс, закрепляющий сугубо инквизиционный порядок расследования преступлений с бесправным положением подозреваемого, обвиняемого, а также его адвоката. Прокурорский надзор только усиливает обвинительную направленность следствия, давая санкции на заключение под стражу и проведение следственных действий. Позднее прокурор как бы перенимает эстафету у органов расследования и доказывает обвинение в суде.

Суд тоже не проявляет либерализма в отношении обвиняемых, особенно если они сидят в «клетке». Судебный процесс, хотя и гласный, напоминает игру в одни ворота, т.к. судья почти во всем подыгрывает прокурору и всецело разделяет его обвинительные выводы.

На пресс-конференции 31 июля Валерий Калинкович говорил о каких-то оправданных (36 человек). Но надо сначала выяснить, по каким делам они оправданы. В итоге может оказаться, что это, в основном, дела частного обвинения, где один сосед побил другого и перед судом они «помирились». А вот оправданных по расследованным делам у нас единицы. Почему? Да потому, что суды не решаются оправдывать обвиняемых, если их до этого полгода держали под стражей. В таких случаях прокурор и судья найдут хоть какую-то «мелочь» в обвинении, на которую «переведут стрелку».

Главная проблема нашего уголовного процесса, на мой взгляд, - это полная бесконтрольность дознания и следствия, что позволяет делать с подозреваемым, обвиняемым все, что хотят «расследователи». Прокуратура на все нарушения прав человека часто закрывает глаза. Если подозреваемый, обвиняемый - под стражей, то с ним могут сделать все что угодно. Во всяком случае, могут применить десятки способов для склонения к даче показаний или дачи показаний на других для своего «спасения».

Как показывает практика, суд у нас не заинтересован устанавливать истину по уголовным делам. Судью вооружают томами уголовного дела, ему солирует прокурор своими обвинительными выступлениями. Роль адвоката-защитника в суде почти никакая и сводится обычно к заявлению каких-то ходатайств. В результате судья обычно разделяет позицию прокурора и осуждает обвиняемого, несмотря на его ходатайства и несогласие.

Обжалование приговора, как правило, ни к чему не приводит. Ситуацию не изменило и введение апелляции, т.е. пересмотра приговора с участием «живых лиц» и рассмотрением дополнительных материалов. В судебной отчетности много лет подряд используется выражение: «Случаев необоснованного осуждения граждан не допущено». В редких случаях вышестоящий суд может немного смягчить наказание, проявив, так сказать, гуманизм.

Вот и весь наш уголовный процесс, от начала и до конца нацеленный на осуждение каждого, кто попал в жернова милицейско-следственного механизма. Смягчить участь обвиняемого может только открытое сотрудничество со следствием, сдача всех подельников и всего полученного в ходе совместной деятельности. Для этого предлагается написать заявление о сотрудничестве со следствием. Тогда прокурор может учесть деятельное раскаяние и просить суд снизить наказание не более чем на половину санкции статьи УК.

Такие методы расследования - тоже из сталинского прошлого. Они страшны и аморальны для порядочного человека, попавшего в пекло следствия. Но многие из тех, кто оказался под стражей, за долгие месяцы отсидки и уговоров соглашаются «сотрудничать», не считаясь с моральными принципами.

КАК РЕШИТЬ ПРОБЛЕМУ СТАТЬИ 75?

Как юрист с большим стажем, знакомый с нашей правоприменительной практикой, могу предложить один верный и надежный рецепт. Он позволит решить почти все проблемы в уголовно-правовой и уголовно-процессуальной сфере. Это - замена кодексов. Вместо них надо подготовить новые с учетом опыта развитых стран и соблюдения международных стандартов.

Однако подготовка кодексов - дело объемное и долгое. А что можно сделать сейчас? В качестве безотлагательных мер предлагаю: 1) ввести должность следственного судьи в каждом районном суде. Этому суду следует предоставить право решать вопросы о заключении лиц под стражу (о продлении срока содержания под стражей), рассматривать жалобы на действия и решения органов дознания и следствия, посещать места предварительного заключения в целях исследования обстоятельств; 2) учредить должности судей по рассмотрению всех вопросов, касающихся отбывания уголовного наказания в районах, где располагаются ИТУ; 3) создать комиссию из депутатов и авторитетных юристов с целью выработки предложений по совершенствованию уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства; 4) учредить должность парламентского уполномоченного по правам человека с акцентом на положение лиц, заключенных под стражу и находящихся в местах лишения свободы; 5) активизировать кампанию по отмене смертной казни.

Короче, надо что-то делать, объединиться всем заинтересованным и спасать наших граждан от террора, развязанного органами милиции, следствия, прокуратуры и судами. Надо остановить произвол, который порой творят «люди в форме» в местах предварительного заключения и тюремных учреждениях. Сделать это должны мы - люди, которые понимают всю опасность, исходящую от этих репрессивных органов.

* доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Беларуси

Добавить комментарий
Проверочный код