Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Президент России предложил обязать белорусские НПЗ использовать российскую инфраструктуру для экспорта нефтепродуктов. Чем это грозит Беларуси в случае отказа от смены логистики?
сокращением поставок нефти из РФ
введением РФ пошлин на нефть
ростом экспорта из РБ нефтепродуктов под видом разбавителей/растворителей
российские войска останутся в РБ после «Запада-2017»
ничем, накануне выборов Путин не пойдет на конфликт с Минском
№29 (1105) 1 августа 2017г. Тема недели

Почему всё дорого и когда это кончится

04.08.2017, Кирилл Нежданский

«Население продолжает тратить сбережения для поддержания привычного уровня жизни»

По официальной версии, ключевой успех отечественного ритейла в I полугодии 2017г. - рост розничного товарооборота на 0,3% за январь-июнь при падении реальных денежных доходов населения на 1,2% за январь-май. Впечатляет? Не очень. Тем более что потребители, как правило, спрашивают высших должностных лиц при встрече с оными не про товарооборот, а про цены. Вопрос этот стал уже привычным, ответа на него пока нет.

Про цены упомянул накануне Дня работников торговли премьер Андрей Кобяков. О «приемлемых ценах» говорил на корпоративных предпраздничных торжествах глава МАРТ Владимир Колтович. И его заместительница Ирина Наркевич, рапортуя об ударном росте товарооборота аж на 0,3% («для нас это основной критерий того, как работает торговля»), с похвальной откровенностью признала: «Население продолжает тратить часть своих сбережений для поддержания привычного уровня жизни».

В общем, в правительстве и отраслевом министерстве всё понимают, пытаются изменить ситуацию и даже делают некоторые выводы из собственных ошибок прошлых
лет.

 Скажем, по словам Наркевич, сейчас нет необходимости злоупотреблять госрегулированием по перечню социально значимых товаров.

Тем более всё и так вроде бы под контролем: «Налажен системный мониторинг за ценовой ситуацией в стране, обоснованностью принимаемых решений. Это способствует обеспечению доступности для населения цен на товары и услуги первой необходимости».

Индекс потребительских цен (ИПЦ) в I полугодии почти вдвое ниже рассчитанной Совмином планки. Опять же, ФПБ к мониторингу цен подключилась - может, под влиянием магической харизмы профсоюзных лидеров хоть что-то подешевеет?

Справка «БелГазеты». По данным Нацстата, ИПЦ на товары и услуги в июне т.г. по сравнению с маем составил 100,7%, с декабрем 2016г. - 103,4%. Базовый ИПЦ, рассчитываемый с учетом колебаний сезонного и административного характера, в июне составил 100,4% к маю 2017г. и 101,5% к декабрю 2016г.

ИНТИМНАЯ УЗОСТЬ

Обычно белорусский розничный рынок характеризуют как «маленький». Это не совсем так, хотя при первом приближении фактор масштаба имеет значение.

Автор этих строк, например, регулярно читает издания стран Балтии. Эстонские коллеги терпеливо объясняют местным потребителям, вынужденным ездить за подгузниками в Финляндию, почему в маленькой стране все дороже, а открытие импортозамещающего производства экономически не оправдано. Латвийские коллеги более сумбурно и эмоционально, но тоже убедительно соглашаются с читателями: да, то, что стоит в Германии 1 евро, нам обходится в 3-4, а то и 5 евро, но это от скудости предложения.

Белорусский рынок на порядок больше. Импортозамещением подгузников у нас вообще занимался Совмин. Однако рынок этот достаточно узкий, тонкий и неактивный. В терминологии рынка ценных бумаг это означает вялые торги при ­ощутимых колебаниях цен, которые бы отсутствовали при активных торгах.

МСБ, чаще всего ипешнику, рискованно ввозить в Беларусь, допустим, 4 дамских берета (столько в стандартной упаковке) или 20 светодиодных ламп в одном коробе - не факт, что удастся продать сразу, а не придется вдувать потом со скидкой (отсюда колебания цен).

Опять же, применительно ко многим товарным группам ему столь же невыгодно везти в РБ много дешевого товара: во-первых, спрос невелик или, как минимум, ограничен; во-вторых - легче жить с наценки, чем с оборота, а наценка выше на то, что подороже.

В идеале же МСБ в Беларуси стремился и будет стремиться работать не с гражданами, а с крупными госорганизациями.

Отечественный производитель - как правило, экспортоориентированное предприятие. Оно оперирует большими объемами поставок и заточено под большой рынок, поэтому ему зачастую проще оптом мариновать товар на складе, чем поштучно сбывать в РБ.

Многие отечественные производители непродовольственных товаров, столкнувшись в 2000-х с дешевым китайским импортом, восприняли совет уйти от ценовой конкуренции буквально и, не побоимся этого слова, «забили» на внутренний рынок, т.е. почти ушли с него, сведя дистрибуцию к минимуму.

Поэтому легендарный призыв «Купляйце беларускае» во многих товарных группах сегодня просто невыполним. Автор этих строк, например, дважды заказывал светильник гомельского предприятия через «Белпочту», оба раза безрезультатно. Пришлось везти из Китая через Москву, получилось даже дешевле.

Врожденная узость и вялость отечественного рынка, впрочем, вполне преодолима. Велосипедов тут изобретать не нужно: стимулирование спроса (покупка), логистики (доставка), маркетинговых коммуникаций (информация). На этой основе только и возможно развитие конкуренции, о котором сейчас так живо рассуждают чиновники.

В РЕАЛЕ И ВИРТУАЛЕ

Значимое место в ценообразовании занимают затраты на инфраструктуру - строящиеся, арендуемые, эксплуатируемые торговые и складские площади. С одной стороны, белорусский ритейл в 2000-е совершил мощный рывок из-за форсированного ввода новых объектов и освоения новых торговых форматов. МАРТ имеет все основания гордиться обеспеченностью среднебелорусского потребителя торговыми площадями: около 700 кв.м на 1 тыс. человек при нормативе 620 кв.м. Но в условиях цифровой трансформации экономики виртуальная дистрибуция оказывается менее затратной, чем реальная, а для несетевых ритейлеров содержание убыточных торговых площадей зачастую становится настоящей удавкой.

Справка «БелГазеты». По данным Нацстата, в 2016г. в РБ функционировал 102831 торговый объект, в т.ч. 53,1 тыс. магазинов, 531 торговый центр (ТЦ), 388 рынков. 43577 магазинов работали в городах, 10076 - на селе. Из общей торговой площади 5353 тыс. кв.м на городские торговые объекты приходилось 4608 тыс. кв.м, на сельские - 745 тыс. кв.м, в среднем на объект - 100 кв.м торговой площади. По данным Торгового реестра, за I полугодие 2017г. в РБ было открыто 3608 новых розничных торговых объектов (+3,6%).

Убытки сельской торговли, по оценке Ирины Наркевич, упираются именно в инфраструктурные издержки: «Не менее 22% населения страны живут в селах. Есть соцстандарты: если в селе менее 2 тыс. жителей, там может не быть магазина, а лишь автолавка. Но по просьбам граждан магазины там остаются, а это затраты…» Вот вам и вся история проблем «Белкоопсоюза»: большие издержки, высокие цены, гигантские долги.

Проблема существует и в городах - по крайней мере, в Минске волна бегства мелких несетевых торговцев за МКАД из-за падения спроса и дорогой аренды началась еще в 2014-15гг.

Сегодня локомотивом отрасли является крупный сетевой ритейл: если в 2014г. сетевики контролировали 27,2% продовольственного товарооборота, то в 2015г. - 30% с небольшим, а в 2016г. 40% оборота продтоваров пришлось на 10 крупнейших сетевых ритейлеров. Периодически несетевой ритейл оглашает информационное пространство РБ лоббистскими заплачками на предмет того, что иностранный капитал в лице сетевиков давит их, нежных и национально-патриотичных, мешая работать с привычными наценками и продавать столичным пенсионерам куриные потрошки по цене говяжьей вырезки. Ребята, это конкуренция! У вас всегда есть вагон и маленькая тележка альтернативных стратегий - специализация, таргетирование на основе глубокого исследования спроса и т.п. Стоит ли ругать «Евроопт» или «Виталюр», если вы сами полезли соревноваться с ними по цене и ассортименту?

Другой актуальный тренд в ритейле связан с интенсификацией роста интернет-торговли, особенно непродовольственными товарами. «БелГазета» писала о неизбежности такой трансформации и в 2014г., и в 2015г., и в 2016г. За последний год эта тенденция стала выраженной: у виртуальной торговой точки издержки по определению ниже, чем у реальной.

Поскольку непродовольственный ритейл уже ощутил давление интернет-конкурентов (в Минске на них, судя по всему, уже приходится более 5% товарооборота), ему стоит активнее обзаводиться интернет-витринами. Вероятно, этот сегмент повторит траекторию развития ­розничных продаж бытовой техники в 2000-е - реальная торговая точка, зачастую выполняющая лишь функции шоу-рума или пункта ­самовывоза, плюс интернет-магазин с полным ассортиментом и доставкой. Значительная часть МСБ уже работает по такой же схеме. В перспективе потребитель вряд ли поедет в центр, в условный ЦУМ или ГУМ, или, наоборот, куда-нибудь за МКАД, без информации о том, что в интересующем его магазине действительно есть интересующий его товар по приемлемой цене. К тому же ожидается снятие ряда законодательных ограничений в отношении e-commerce, что резко повысит ее конкурентоспособность.

Поэтому недистанционной торговле вместо игры в ВДНХ и акций со скидками 2-5% неизбежно предстоит обрастать дистанционными сервисами, в первую очередь - через Интернет.

Тогда конкурировать с «интернет-гипермоллами», весь персонал которых зачастую ограничивается парой девочек на телефонах и парой мальчиков в доставке, а площади - двумя комнатками в промзоне или замкадье, будет легче.

Справка «БелГазеты». На 1 июля 2017г. в Беларуси было зарегистрировано 15165 интернет-магазинов, причем за последнее полугодие открылось 1352 интернет-магазина (+9,8%); 88% из них торгуют непродовольственным ассортиментом. Оборот интернет-торговли в 2016г. оценивался МАРТ в BYN19 млрд. По данным Нацстата, на интернет-торговлю в 2016г. пришлось 2,8% товарооборота отечественного ритейла.

 

Добавить комментарий
Проверочный код