Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Президент России предложил обязать белорусские НПЗ использовать российскую инфраструктуру для экспорта нефтепродуктов. Чем это грозит Беларуси в случае отказа от смены логистики?
сокращением поставок нефти из РФ
введением РФ пошлин на нефть
ростом экспорта из РБ нефтепродуктов под видом разбавителей/растворителей
российские войска останутся в РБ после «Запада-2017»
ничем, накануне выборов Путин не пойдет на конфликт с Минском
№29 (1105) 1 августа 2017г. Общество

«В нормальном обществе людей ограничивают в свободе, а не лишают всего и приравнивают к скоту»

05.08.2017

Из СИЗО N2 в Витебске пишет Артем Ромейко. Фрагмент письма (письма цитируются с сохранением авторского стиля, орфографии и пунктуации): «Здравсвуйте уважаемая редакция «БелГазеты»! Письма я часто не пишу, потому извините за костноязычность и ошибки. Меня зовут Артём, и на данный момент, я жду решения Поставского суда по части 4 статьи 209 УК Республики Беларусь (запрос был 6 лет). Я не буду говорить про обстоятельства, надуманность, предвзятость и несоответствие тяжести «преступления» ­ это совершенно другой разговор, а хочу попробовать объяснить свою позицию, касаемую «статьи 75».

Я благодарен Вам за то, что хотя бы кто­то пытается поднять эту тему, так как считаю, что на данный момент она актуальна и в любом варианте хотелось бы что­то изменить.

Приведу пример из своего опыта. Я нахожусь под стражей с 1 декабря 2016 году и по настоящее время мне ещё не вынесен приговор, а так как я не согласен с квалификацией статьи, то естественно буду ознакамливаться с протоколами судебных заседаний и писать аппеляционую жалобу. То есть смею предположить, что кататься мне по этапам  в «комфортабельном вагончике типа столыпин» до вступления приговора в законную силу и приезда в лагерь от 2 до 4 месяцев. И таким образом получается, что всего около года я провёл в условиях тюремного режима!

А что это значит на практике? Сижу я в СИЗО №2 города Витебска. Со стороны вроде бы всё очень даже культурно ­ все в плиточке, чистенько, сотрудники по сравнению с 2011 годом стали вежливей, но по факту всё очень и очень грустно.

Вот лишь пару примеров: мыться нас водят только раз в неделю от 5 до 10 минут (при «хорошей» смене 15 мин. и это праздник), половину этого времени ­ то вода стекает, то напора нет, при том, что нормальные люди, летом как минимум два раза в день ходят в душ. На прогулку мы выходим каждый день от 5 до 45 минут без права отказа в помещение с крышей, которое работает зимой по принципу холодильника, летом ­ теплицы и не знаешь то ли плакать то ли радоваться, т.к. всё таки в камере как ни крути воздух по­хуже будет, из­за недостатка вентиляции, нехватки квадратных метров и т.д. Окна есть, вот только они забиты решёткой и «ресничками», получаются что многие люди видят небо только при поездке в суд. Такая же ситуация с мед. обслуживанием, при этом свои лекарства на усмотрение врача и по рецепту, а если болит голова, желудок, насморк ­ какие рецепты и назначения?

И так касаемо всего ­ от книг и до сна! К чему я все это пишу? Вы не подумайте, я не жалуюсь, человек в свое время и в концентрационных лагерях выживал, и пешком в Сибирь топали, ­ я констатирую факт. В нормальном обществе людей ограничивают в свободе, а не лишают всего и приравнивают к скоту, которого покормили и помыли изредка ­ извините за грубость.

И я не говорю о нарушениях УК, УПК, ­ это отдельная история по которым можно книги писать в лучших традициях Солженицына, я говорю об условиях содержания, то что на свободе называется утрированно ­ бытом. Именно поэтому очень многие уже осужденные рвутся в исправительные колонии, просто ради того, чтобы подышать свежим воздухом, посмотреть телевизор (например, я уже 7 мес. его не видел), заняться спортом и просто наконец нормально помыться и т.д. и т.п. И именно поэтому считаю, что необходимо сделать (как послухам в Украине) 1 день тюрьмы за 2 дня исправительной колонии.

Я прекрасно понимаю, что всю пенициарную систему поменять не возможно. Но пытаться надо. Надеюсь, что у Вас что­нибудь получится. У Вас ­ потому что в данном случае я как минимум лет пять буду «вне игры». И очень хочется верить, что изменения в этот системе, да и не только в этой, а во всём в целом будут уже и сейчас, а не как обычно; и все мы наконец­то поймём, что достойны лучшего…»

Добавить комментарий
Проверочный код