Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Указ N376 декларирует уход от плановых проверок, сокращение контрольных органов, проведение проверок без приостановления бизнеса и т.д. Чтобы это значило?
введут новые основания для проверок
ничего, функции КГК не урезаны
из 1703 контрольных органов останется 1700
задания по штрафам не отменены
ничего, суть госсистемы РБ - тотальный контроль
для бизнеса наступают райские времена
№29 (1105) 1 августа 2017г. Экономика

Хельсинкнулось

06.08.2017

Разрядит ли Беларусь международную напряжённость?

1 августа 1975г. главы 35 европейских стран, а также США и Канада, подписали заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, который вошел в историю как Хельсинкская декларация. Были закреплены территориальные и политические итоги Второй мировой войны. Прошло более 25 лет с момента развала одного из ключевых участников этого Соглашения - СССР. События в Грузии и Украине окончательно похоронили Хельсинки-1. Кремль постарался. Парализовано международное право и его основные организации. Опять в Европе война. Гибридная, информационная, кибернетическая, с элементами традиционных боевых действий. Опять санкции, эмбарго и плотные заборы протекционизма вместо сотрудничества и кооперации. Мир быстро приближается к состоянию «пороховой бочки». Желающих поднести спичку предостаточно. Белорусские власти вышли с инициативой Хельсинки-2. Скудный мир и напряженные переговоры лучше войны и подрывных действий. К сожалению, спроса на Беларусь как на место для мирных переговоров в новом международном формате пока нет.

Об этом в свежих «Экономических диалогах» говорят постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК
и руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид ЗАИКО.

ПЕТЛЯ НА ШЕЕ СССР

Ярослав Романчук: - Тема нашей сегодняшней беседы - «Станет ли Минск Хельсинки-2».

В Минске прошло несколько важных международных мероприятий, и белорусский МИД высказал точку зрения, что нам бы претендовать на статус Хельсинки-2, апеллируя к известным Хельсинкским соглашениям от 1975г. Еще одно событие - учения «Запад-2017», к которому усиленно готовятся. С одной стороны, мы за мир, с другой - учения. Давайте сначала немного истории. Какой эффект имели Хельсинкские соглашения 1975г.?

Заико: - Хельсинки были придуманы одним из самых талантливых французских специалистов в области разведки. Он это надиктовал, ввел в уши тамошнему президенту. Получилось так, что с этой идеей Запад начал совершенно новую эпоху в отношениях с тоталитарными странами, а смысл… Если определить смысл, меня женщины поймут, это удушение при помощи объятий. Хельсинки представляли собой процесс сближения Востока и Запада, определенные соглашения и взаимопонимание по глобальным и региональным вопросам, вопросам общей безопасности, потому что она стояла на первом месте. К 1970-м гг. военный потенциал Советского Союза снизился, но был еще достаточно высок и представлял опасность. Тем более что СССР не имел соглашений по границе.

Скажем, тот же самый Калининград или эксклав этот - он на 10 лет предусматривался. Потом границы Польши, на западе Польши - это территория Германии, Пруссия, и восточная часть Польши, Гданьский коридор - это тоже территория Германии.

Самая главная удавка - это human rights - права человека. Что такое для Политбюро ЦК КПСС human rights? Да ничего. Они не знали, что такое гражданское общество. Ну, права человека. У нас есть право на труд, право на мир, право на колбасу в отдельно взятом магазине. Поэтому Хельсинки - это был удачный, стратегический ход.

Романчук: - Кто выиграл от Хельсинки-1 - Запад или Советский Союз?

Заико: - Конечно, Запад.

Романчук: - Если Запад выиграл, можно ли проводить причинно-следственные связи между Хельсинки и распадом Советского Союза?

Заико: - Безусловно. Ведь тупые, грубые антикоммунистические атаки на СССР приводили к тому, что люди еще больше становились коммунистами. Они видели, что надо защищаться от НАТО и Запада, которые представляют угрозу, несут моральное разложение.

Романчук: - В виде джинсов, жвачки и «Кока-­Колы».

Заико: - Наша молодежь, наши комсомольцы строили коммунизм. У меня ощущение, что в Беларуси еще до сих пор строят.

Романчук: - Наряду с Северной Кореей и некоторыми экзотическими странами мира да Венесуэлой.

Заико: - В Венесуэле просто веселые ребята.

Романчук: - Настолько веселые, что туалетной бумаги не купить, а миллионы выходят на улицы и даже убивают полицейских.

Заико: - Латинская Америка - что тут поделаешь.

HUMAN RIGHTS КАК ПРИМАНКА

Романчук: - Финал Хельсинки-1 известен. После развала СССР прошло 26 лет. Контекст поменялся. И тут Александр Лукашенко выступает с инициативой сделать Минск Хельсинки-2. Кстати, почему именно Финляндия стала местом для заключения соглашений в 1970-е гг.?

Заико: - Она была практически нейтральной страной. Равномерно распределяла свои экспортно-импортные потоки, сотрудничала с Западом и Востоком. Для некоторых белорусских идеологов это стало подсказкой.

Романчук: - Но ведь президент Финляндии Урхо Кекконен был чуть ли не партнером компартии СССР.

Заико: - Социалисты - что вы хотите. Северный социализм, социализм шведской социал-демократической партии, норвежская и финская соцпартии. Эти партии вместе с СДПГ и соцпартией Франции составляли костяк Социнтерна. Тогда вообще-то правящим был Социнтерн. Если посмотреть на положение во Франции. Наша КПСС для Социнтерна была немножко одиозной, такой левацкой, слишком авторитарной, негибкой.

Романчук: - Какая мотивация была у Брежнева, что он пошел на заключение Хельсинкских соглашений? Наверняка же пытался использовать их в свою пользу.

Заико: - В 1970-е гг. Брежнев взял к себе в команду молодых ребят - Бовина, Федорова и т.д. Было 7-8 молодых ученых, специалистов в области международной политики. Конечно, они не совсем все знали, но эта группа молодых ребят давала прорывные идеи. Брежнев сам считал, что не силен в идеологии, и понимал, что нужны умные люди. Искать их в обкомах партии или лесах Беларуси бесполезно. И вот он взял этих талантливейших ребят. Бовин вел «Международную панораму». Он был очень точен. Среди тех, кто мог работать в контрпропаганде, сориентировать в пользу ценностей социализма, он был самым талантливым.

Романчук: - Как они подавали это Брежневу? Говорили, что завоюем Запад? Ослабим Америку? Привлечем новые технологии в страну? Забросаем Запад нашими товарами?

Заико: - До Хельсинки-1 нефть была очень дешевой - литр бензина стоил где-то копейку. И тогда стало понятно, что, во-первых, нам нужны технологии. Во-вторых, после войны прошло 30 лет, поколение стало совершенно другим. Надо было искать точки соприкосновения с западными социалистами. Компартия СССР называла себя авангардом, а на самом деле погрязла в схоластике. На Западе были идеи демократического социализма, он был ближе к социализму. Это подталкивало. Потому что необходимо было осознать, особенно номенклатуре всех уровней, что социализм - плюралистичный, демократичный по своей природе, допускает и политическую, и социальную, и экономическую демократию. А лучше всего это сделать, когда будут контакты, начнется взаимодействие социалистической Европы и социалистического Востока.

Романчук: - Получается, что концепция human rights была приманкой, которую Запад использовал в одних целях, а Брежнев и СССР в своих: о’кей, мы включим, но одновременно будем продвигать те вещи, которые нужны нам. Но просчитался.

Заико: - Не думаю, что Брежнев был абсолютно тупым. Наши тоже понимали, что СССР необходимо демократизировать, особенно отношения на уровне взаимодействия человека и государства.

Демократия не столько в сфере политической, сколько в социальной и духовной, могла помочь продлить существование авторитарного Советского Союза. Они, дураки, не воспользовались этим. Был такой Михаил Андреевич Суслов, идеолог N1. Его все боялись, но он был абсолютным схоластиком, консерватором. Это все отражалось и на СССР.

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ШТУЧКИ

Романчук: - После Хельсинки-1 прошло много времени, мир изменился. Насколько адекватна идея Лукашенко о Хельсинки-2? Можно ли провести параллель между Беларусью и Финляндией? Созрел ли международный контекст для новой переговорной площадки Хельсинки-2?

Заико: - Нет. По-моему, ребята, которые ему подсказывают, зафиндячили выше крыши. Беларусь не является столь значимой величиной с точки зрения международных отношений. Тем более что она отличается значительной авторитарной составляющей. Нельзя устраивать какие-то разрядки в стране, где могут осудить за то, что ты иначе думаешь.

Сегодня отношения между Западом и Востоком имеют другой характер. В 1970-х гг. отношения были крайне обостренными, была холодная война. Советский Союз держал группу войск в Германии и южную группу войск, американцы тоже держали свои контингенты в Германии. Было сильное военное противостояние. Когда подлетное время ракет средней дальности к объектам СССР начало составлять 7-15 минут, когда появилось тактическое ядерное оружие, стало понятно, что уже надо установить какие-то гарантийные позиции, чтобы можно было предотвратить легко провоцируемую войну. Поэтому Хельсинки-1 были необходимы для Востока и Запада. Сейчас такого нет.

Романчук: - А кому нужны вторые Хельсинки? Сегодня хватает горячих точек, так или иначе связанных с Россией, которую многие, к сожалению, воспринимают как наследницу хардлайнеровского Советского Союза: Украина, Сирия, Грузия, Приднестровье, Азербайджан, Армения. Совершенно очевидно, что Александр Лукашенко имеет особые отношения с Кремлем. Официальная позиция Минска - это нужно капитализировать и монетизировать, получить дивиденды, в том числе нематериальные активы. Например, укрепить репутацию Беларуси на международной арене. Такая позиция обусловлена чем-то?

Заико: - Это провинциальные штучки. Когда разрушилась та, старая, Югославия, было движение неприсоединившихся стран, не входивших ни в западный блок, ни в восточный. Империализм и коммунизм - два пугала, два чудовищных образа, которые они рисуют друг против друга. У Александра Григорьевича есть блестящая возможность быть интегратором движения неприсоединения. Это помогло бы ему выйти на крепкие международные позиции на основании стран Азии, Африки, Латинской Америки. Он бы там продвинулся очень сильно.

Романчук: - Желающих впрыгнуть в роль такого лидера хватает. Помните, Лукашенко встречался с Чавесом и другими подобными лидерами. У Чавеса нефть, распальцовка, а у Беларуси что, кроме доброго имени и партизанской истории?

Заико: - В Югославии тоже ничего не было, только личность.

Романчук: - Ну и где та Югославия?

Заико: - Вы меняете карты, хотите отнять у меня туза. Югославия держалась совершенно четко. Там не было никаких экономических приоритетов. Это было движение неприсоединения, которое было нейтральным. Беларусь официально продекларировала многовекторную политику и нейтральность.

Романчук: - Вступив в ОДКБ и разместив на своей территории российские базы?

Заико: - Говорим одно, делаем другое, думаем третье. Просто была такая ситуация, когда был бы нужен лидер. Но… Мало языков знали - ни португальского, ни испанского, ни африканских. Короче, наши там споткнулись.

Романчук: - Движение неприсоединения и Хельсински-2 - совершенно разные вещи.

Заико: - Да, движение неприсоединения - гораздо выше, шире.

Романчук: - Минские переговоры фактически ничем не закончились. В формате того, что Беларусь имеет статус с претензией на нейтральность и особые отношения с Кремлем, ей все равно не дадут возможности на этом что-то получить - геополитического, регионального.

Заико: - Я вообще не вижу никаких получек. Гораздо важнее всех танцев вприсядку и гопака вокруг нормандской четверки минского диалога то, что Беларусь открыла безвизовый шлюз для иностранцев на 5 суток. Беларусь имеет шанс быть самой открытой страной между Востоком и Западом. Главное - открытость, никаких виз и минимум границы. Белорусскую границу охранять не надо. Во-первых, какой дурак пойдет с Запада на Восток, к нам? Мне пограничники рассказывали, что одна молодая пара из Польши пересекла нашу границу, дабы пожениться в Беларуси, так как родители им не разрешают сделать это на родине. Это human rights.

Романчук: - Но у нас в области прав человека особых привилегий нет: однополые браки запрещены, трансгендер тоже.

 «ЗАПАД-2017» КАК ВИРУС ЭБОЛА

Романчук: - Почему разгорелся такой ажиотаж вокруг учений «Запад-2017»? Они же стандартные, а весь мир просто на ушах стоит. Как будто за этими учениями последует чуть ли не ритуальное убийство Фердинанда, и начнется Третья мировая война.

Александр Лукашенко на совещании с руководством Госсекретариата Совбеза коснулся предстоящих совместных учений вооруженных сил Беларуси и России: «И озабоченность НАТО, и наши соседи, и в Украине я недавно был - всем все объяснили. Учения открыты, мы приглашаем или уже пригласили огромное количество наблюдателей. Приезжайте, смотрите». Беларусь, вроде бы, самая добрая страна, даже на запасном пути броненосца не имеет.

Заико: - На этом зарабатывают.

Романчук: - Кто?

Заико: - Масс-медиа, молодые политологи, которые умно и тонко обосновывают, что к нам приедет 215126 русских диверсантников (новая профессия, сам придумал на ходу), что уже заказали 226 гробов для жертв учений.

Романчук: - Мне ситуация с «Западом-2017» напоминает медийный вброс про вирус Эбола, только с оружием, танками и русскими.

Заико: - Эти учения - простая проверка боеготовности войск двух стран. Белорусская армия зажирела, расслабилась. На парадах уже унитазы показывают. У армии нет возможности проявить себя.

Романчук: - Путин же пригласил белорусов участвовать в военных действиях в Сирии.

Заико: - Если бы я был начальником белорусского Генштаба, то согласился с этим предложением. Летчики должны пройти обкатку.

Романчук: - Вам мало Афганистана, где погибли тысячи белорусских пацанов?

Заико: - Афганистан - это боевые действия наземных войск. Что касается современных технологий, то это системы ПВО - С-300, С-400, это самолеты - Су-27, Су-24. Я говорю, что в Сирии могли бы пройти обкатку около 70 наших пилотов и два дивизиона противовоздушной обороны. Никаких призывников там не должно быть. С рациональной точки зрения, участие в военных действиях в Сирии профессионалов, которые готовятся противостоять любым военным действиям, учатся летать и совершать маневры от зенитных и противовоздушных атак, - абсолютно нормально.

А где им еще готовиться? Не ездить же на российский полигон Ашулук и запивать там водку «Пепси».

Романчук: - Лукашенко говорит, что мы нейтральны и по Грузии, и по Украине, что переговорная площадка для Армении и Азербайджана находится у нас. Если наши эскадрильи будут участвовать в военных действиях в Сирии, не поставит ли это крест на Беларуси как нейтральной стране, на возможности Минска стать Хельсинки-2? Не станет ли это формальной причиной отказа Беларуси в статусе любой переговорной площадки? Тот же Назарбаев спит и видит, как стать миротворцем. Переговоры по Сирии уже провели у него.

Заико: - Соревнование двух монократических лидеров в области мягкой демократической международной политики - это глупость.

Смотрите, в Сирии же летают французские летчики, английские. Любые профессионалы, что в НАТО, что в Минобороне Германии или США, прекрасно понимают, что если Беларусь хочет иметь квалифицированные кадры в армии - пилотов, инженеров ракетных войск, то она может их посылать в Сирию, но по их согласию.

Романчук: - Надо набирать частную армию. Такие подразделения уже есть в США, в России.

Заико: - У меня такое ощущение, что и в Беларуси есть частная армия Александра Григорьевича. Как они перед ним вытягиваются во весь фронт! У Мао Цзэдуна есть прекрасная фраза: «Винтовка рождает власть». Это как раз про Беларусь.

Романчук: - Наша винтовка «Запад-2017» укрепит авторитет Беларуси как переговорной площадки, увеличит нематериальные активы Лукашенко или, наоборот, ослабит?

Заико: - Люди в окружении Лукашенко создают себе ложный авторитет, пугая президента тем, что во время учений русские введут войска, но не выведут, он будет сидеть под арестом, Путин разъезжать в бронированном «Тигре», а министр обороны Шойгу построит дачу в Беловежской пуще.

Романчук: - А Медведев на Полесье разобьет виноградные плантации.

Заико: - Синеокая не будет захвачена. России нужна независимая Беларусь.

Добавить комментарий
Проверочный код