Четверг, 21 Сентября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Чем вам запомнились учения «Запад-2017»?
фобией президента РБ оказаться погребённым в одной воронке с президентом РФ
неприездом на полигон «Борисовский» министра обороны РФ
словами президента РБ о «непоказушных учениях»
вручением пистолета ТТ президенту РБ
истерикой Запада
мощью совместной военной группировки РБ и РФ
№26 (1102) 11 июля 2017г. Тема недели

Город двух резолюций

15.07.2017, Янка Грыль

Чего официальный Минск опасался на 26-й сессии ПА ОБСЕ

Петербург-Ленинград когда-то именовали городом двух революций. Минск после проведения 26-й сессии ПА ОБСЕ вполне может именоваться городом двух резолюций. В не слишком обширном списке рисков, сопряженных для власти с мероприятием, почетное первое место заняли два проекта резолюций Ассамблеи, упоминавшие РБ. Остальное - скажем, схватка российской и украинской делегаций за проект резолюции по Украине или появление спецдокладчика ООН по правам человека в РБ - относится к категории предсказуемых и даже неизбежных явлений.

Город двух резолюций
  Фото: рисунок Василия Почицкого

В Минске опасались, во-первых, проекта резолюции по РБ литовского парламентария Лауринаса Касчюнаса; во-вторых - проекта резолюции по Восточной Европе его шведского коллеги Кристиана Хольм-Баренфельда.

Если по правде, то шансы проекта Касчюнаса «О ситуации в Беларуси» изначально были близки к нулевым: обычно принимающей стороне (а речь в документе шла только о ней) такие подарки не делают. Касчюнас требовал сразу и моратория на применение смертной казни, и реабилитации политзаключенных с полным восстановлением их в гражданских правах, и отмены ст.193.1 УК РБ, предусматривающей ответственность за участие в незарегистрированных ОО и несанкционированных массовых акциях, и «всеобъемлющей электоральной реформы в рамках более широкого демократического процесса и в сотрудничестве с международными
партнерами»
.

По отдельности, возможно, оно и верно, однако в случае принятия такой резолюции реакция официального Минска была бы диаметрально противоположной декларируемым целям. Вдобавок проект ставил вопрос о соответствии строящейся БелАЭС международным стандартам, ради чего, похоже, все это Литвой и затевалось.

Как тактично заметил вице-президент ПА ОБСЕ Кент Харстед, постоянный комитет ПА большинством голосов отказался выносить на сессию литовскую резолюцию «из-за неудачной комбинации тем».

«Литовская резолюция вызвала удивление даже у их коллег и друзей», - признался член Совета Республики Нацсобрания Сергей Гайдукевич.

Проект Хольм-Баренфельда критиковал реалии РБ ровно по тем же параметрам, однако он был общерегиональным, а не адресно-страновым, да и очевидный лоббистский «прицеп» отсутствовал. «В стране есть политзаключенные, нет свободы СМИ и политических свобод, остается ст.193.1 в УК, что делает сложной и даже рискованной работу для гражданского общества и оппозиции, которые не могут зарегистрировать объединения и партии», - перечислил парламентарий из Швеции свои претензии в интервью
БелаПАН.

Интрига со шведским проектом сохранялась до самого конца, и 6 июля сенатор Гайдукевич хвастался тем, что уже подготовил к резолюции две поправки по пп.14-15, касающимся осуждения мартовских задержаний протестующих в РБ: «Резолюция будет поправлена, будем отстаивать наши интересы. Будет принята или нет - 50 на 50%. Мы ожидаем, что она может быть принята. Но в том виде, в котором будет принята, ничего отрицательного для Беларуси не будет. Кое-что будет поправлено или дополнено, я над этим очень тружусь».

Поправки Гайдукевича не единственные - белорусские парламентарии много чего предложили подредактировать. Всего четверть века понадобилось нашей элите, чтобы понять: разговор о правах человека в стране легко переводится в региональный контекст, а любая резолюция в ходе обсуждения может быть ­отредактирована и даже выхолощена. Хорошо, что доходит, но темпы, конечно, разочаровывают.

БРАТСКОЕ РАВНОУДАЛЕНИЕ

Куда менее интригующим и сенсационным оказался сюжет с украинским проектом резолюции «О восстановлении суверенитета и территориальной целостности Украины». Резолюция по всем расчетам должна была получить поддержку большинства ПА ОБСЕ, и в итоге получила ее.

Российская делегация во главе с вице-спикером Госдумы Петром Толстым попыталась не допустить проект к рассмотрению из-за прямых обвинений РФ в оккупации Крыма и гибридной войне на Донбассе. Белорусская делегация не поддержала россиян, ибо в противном случае это вызвало бы неприятие Украины. «Я искренне благодарен белорусской делегации за позицию, когда она не выступила в поддержку российской делегации», - цитирует БелаПАН главу украинской делегации Артура Герасимова.

Резолюцию выставили на рассмотрение. И тут сенатор Гайдукевич немедля предупредил СМИ, что намерен воздержаться: «Оппозиционные СМИ, которые вбрасывают информацию, что Беларусь бросила Россию, - это просто несерьезно… Нам близка Украина, у нас традиционные связи. Мы не должны делать самый неправильный выбор: пойти в одну или другую сторону… Если мы пойдем на поводу у кого-то, то уничтожим Минскую переговорную площадку». В общем, как Гайдукевич предрекал, так и приключилось: резолюцию ПА одобрили, все 6 белорусских делегатов воздержались.

Ту же коллизию еще на обсуждении вопроса о рассмотрении украинского проекта описал вице-спикер ПП НС Болеслав Пирштук: «Мы договорились с украинскими и российскими коллегами, что эта позиция должна быть им понятна, - мы соседи, мы должны выстраивать хорошие мирные отношения... Мои коллеги, формируя повестку дня, высказали каждый свою позицию». Соответственно, и при голосовании коллеги Пирштука дружно поступили так, как посчитали нужным. Эта позиция всем известна, понятна и согласована в кулуарах. В спорте это называется «договорняк», политика же вся состоит из «договорняков»: если стула два, желательно усидеть на обоих, даже если это потребует некоторых акробатических трюков.

К НАМ ПРИЕХАЛ, К НАМ ПРИЕХАЛ…

Утешительным призом оппозиционному коммьюнити стал приезд в Минск спецдокладчика ООН по правам человека в РБ Миклоша Харашти. Бедняга с 2012г., т.е. с момента обретения статуса спецдокладчика, не мог посетить Беларусь, поскольку власти не признавали его мандат и не направляли приглашения.

Справка «БелГазеты». 14 июня 2017г. Совету ООН по правам человека (СПЧ) был представлен доклад спецдокладчика по РБ. 23 июня на основании доклада СПЧ принял резолюцию по РБ, продлевающую мандат спецдокладчика на год и требующую от властей РБ «всеобъемлющего пересмотра» законодательства, политики, стратегий и практики на предмет соответствия международным правозащитным обязательствам. МИД РБ не признает ни страновых резолюций СПЧ, ни спецдокладчиков и их мандатов.

На сессию ПА ОБСЕ Харашти, как подчеркнул пресс-секретарь МИД РБ Дмитрий Мирончик, прибыл как частное лицо «для участия в одном из внепрограммных мероприятий» в роли внешнего эксперта. В этом качестве его впустили в страну: «Принимая у себя дома столь авторитетное международное мероприятие, Беларусь взяла на себя определенные обязательства… в отношении широкого круга его участников».

Несгибаемый Харашти выразил надежду, что «сессия ПА ОБСЕ станет первым шагом на пути к признанию официальным Минском мандата странового спецдокладчика ООН». С этим не поспоришь: белорусский путь в Европу теперь вымощен не только благими надеждами и звучными увещеваниями, но и элегантными победами официального Минска, одержанными на поле его оппонентов.

P.S. Как и ожидалось, победил проект Хольм-Баренфельда: 8 июля Комитет по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам ПА ОБСЕ принял соответствующую резолюцию. Поправки белорусских парламентариев комитет зарубил, увещеваниям не внял. Документ весьма предметно критикует ситуацию в РБ - наряду с положением в России и Азербайджане.

Ключевая претензия - «нарушения прав человека в Беларуси по-прежнему носят системный и структурный характер». Мартовский хапун, смертная казнь, практика проведения выборов, ст.193.1 УК РБ, отсутствие свободы СМИ и все прочие болевые темы затронуты.

Принимающая сторона уже обиженно закатывает глаза. Но тактически для Минска резолюция, где перемывают косточки сразу трем странам, безусловно, выгоднее, чем резолюция, где в роли «плохого парня» фигурирует только РБ. Ни один европейский межгосударственный клуб не откажет себе в удовольствии прочесть нравоучение государству, не являющемуся членом этого клуба. Весь вопрос в том, способствует ли это нравоучение реальным сдвигам в общественной жизни обличаемого государства или остается только поводом для продолжения диалога.

Добавить комментарий
Проверочный код