Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
На встрече со спикером Палаты представителей президент РБ заявил о намерении сократить ее финансирование: «Важен вопрос сокращения финансирования, материальных затрат на содержание той или иной структуры. Вот что такое оптимизация». Что делать с ПП НС?
распустить за ненадобностью
установить оклад депутатам на уровне минимального прожиточного минимума
сократить в 2 раза, объединив с Советом Республики
отправить депутатов на общественные работы
ничего, это самая эффективная ветвь власти
№17 (1093) 2 мая 2017г. Общество

«Нас тревожит то, что переход в партийную систему может сломать нашу динамику»

12.05.2017, Денис Лавникевич

Разговоры о том, что крупнейшая республиканская общественная организация (РОО) «Белая Русь» может сменить свой статус и превратиться в «партию власти», идут давно, минимум с 2010г. Сперва тема муссировалась журналистами и политологами, теперь она обсуждается и на сайте самой «Белой Руси». Подготовка к президентским выборам 2020г. уже началась. А значит, вновь будет обсуждаться преобразование «Белой Руси» в политическую партию. «БелГазета» постаралась узнать подробности из первых рук, побеседовав с зампредседателя Республиканского Совета РОО «Белая Русь» Александром ШАТЬКО.

«Нас тревожит то, что переход в партийную систему может сломать нашу динамику»
Александр Шатько убеждён, что, случись новый закон о выборах, «Белой Руси» хватит и двух месяцев для трансформации в партию

- Какова на сегодняшний день численность «Белой Руси»?

- Порядка 170 тыс. человек. Но сейчас у нас отчетно-выборная кампания, и в ходе собраний в торжественной обстановке довольно часто проходят мероприятия по приему новых членов. Поэтому точная цифра станет известна лишь по окончании кампании.

- На 28 октября назначен III съезд «Белой Руси». Много говорят о грядущем превращении вашей РОО в политическую партию. Может ли это произойти на предстоящем съезде?

- Действительно, дискуссия о партии идет достаточно давно. Мы говорили об этом и перед II съездом, говорим и сейчас. Высказываются самые разные мнения. Кто-то из членов Совета высказывается против партийного строительства, кто-то - категорически за.

Пять лет назад, перед II съездом, мы хотели провести преобразование в партию и даже уже готовили документы, создали рабочие группы. Мы провели анкетирование по вопросу преобразования в партию, результат - 50 на 50. Большинства, требующего для перехода в статус партии, мы не получили.

Почему нет единого мнения о партии? Прежде всего, потому что система построения общественного объединения - это одно, партии - совсем другое. Партия ведет борьбу за лидерство в государстве - свой президент, свой премьер-министр… Мы же являемся сторонниками действующего президента и его политического курса.

Сегодня у нас достаточно крупные ячейки в Палате представителей и Совете Республики Нацсобрания, много людей из Академии наук, силовых структур - МЧС, армии. При переходе в статус партии мы все это потеряем: по законодательству занимать определенные должности людям партийным нельзя. А в наших рядах - министры, главы областей и их заместители, главы районов… Мы гордимся этим.

Сегодня у нас 68 депутатов в Палате представителей и больше 30%, 32 человека, в Совете Республики. Мы потеряем все это, став партией, по той простой причине, что у нас выборы проводятся не по партийным спискам. Конечно, когда законодательство будет изменено и парламент будет избираться и по партийным спискам (возможна смешанная система, она действует во многих странах), тогда более жестко станет вопрос о создании партии.

Сегодня все чаще говорят о том, что не вся «Белая Русь» должна стать партией, а из рядов РОО должна вырасти партия, которая будет существовать отдельно от общественного объединения. Вот эти стыки оказались очень сложными.

К III съезду мы подходим с осознанием преждевременности перехода в партию. Но мы всегда можем собрать внеочередной съезд и инициировать создание партии. Пока же мы выполняем все социально-политические функции, мы динамично развиваемся, и нас тревожит то, что переход в партийную систему может сломать нашу динамику.

- Глава Центризбиркома Лидия Ермошина не так давно заявила о предстоящих изменениях в избирательном законодательстве - переходе к смешанной, пропорционально-мажоритарной системе формирования парламента. Вполне вероятно, что это случится накануне местных выборов 2018г.

- Мы готовы. Нам надо максимум два месяца для того, чтобы создать партийную структуру. Но стоит помнить, что любые структуры создаются под определенные потребности - социальные, государственные… Мы не видим смысла поднимать этот вопрос, пока нет нового закона о выборах. За что бороться этой партии? Мы и так достигли своей цели, выполняем все свои функции. А развивать себя, чтобы с нашими противниками или просто людьми, стоящими на иных позициях, мы пикировались, - мы тоже не видим смысла. Мы и так пикируемся, когда надо.

Но это не значит, что у нас нет желания, нет планов и стремлений в этом направлении. Изменится законодательство - будем плотно думать о создании партии.

- «Белую Русь» часто называют «проф­союзом чиновников». Согласны с таким определением?

- Нет. Мы живем исключительно за взносы, не пользуемся ни господдержкой, ни спонсорской. Это принципиальная позиция. И в рамках этого бюджета мы и создаем свою структуру.

- Вы могли бы провести аналогию между «Белой Русью» в РБ и партией «Единая Россия» в РФ?

- Это не так просто. «Единая Россия» - партия власти во главе с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым. У нас Александр Григорьевич не является членом «Белой Руси». Да, мы его поддерживаем, в том числе на выборах - через пикеты, сбор подписей и прочее. Мы сверяем свою деятельность с тем, какую политику в государстве выстраивает наш президент.

Мы проводим мониторинг в регионах по разного рода проблемам, мы предоставляем в Администрацию президента честную, не приукрашенную информацию, и делаем это регулярно.

У нас есть депутатский корпус, через который мы вносим свои предложения, помогаем нашим депутатам в проработке некоторых документов. Не всем это нравится - как не всем главам администраций нравится то, что делает депутатский корпус.

- Депутаты от «Белой Руси» в парламенте сами вносили какие-либо законопроекты?

- Наша парламентская система немного по-другому устроена. Депутаты работают над теми законопроектами, которые вносят на рассмотрение министерства и ведомства, которым не хватает законодательной базы. Депутатский корпус может противиться некоторым вещам, вносить разумные коррективы, отменять законопроекты как несвоевременные, либо инициировать какие-то законопроекты.

- Планы на местные выборы 2018г. имеются?

- Да, мы подбираем свои кандидатуры, людей, которые сегодня являются депутатами городских, районных, областных советов. Мы поддержим их на предстоящих выборах, будем рекомендовать их.

Безусловно, должны приходить и новые люди, более динамичные. Кто-то подустал, кто-то ушел на пенсию и уже не может вести такую активную социально-политическую работу. Эти люди остаются в наших советах, в президиумах - уже как «старшие товарищи».

У нас есть кадровый резерв, и мы стараемся предлагать его и президентской администрации, и руководителям областей, городов, районов. Есть масса примеров, когда с нашей поддержкой люди становятся, как говорят, «у чиновничьего руля» и достойно работают без особых проблем.

Мы с ними плотно сотрудничаем: они с нами советуются, мы с ними советуемся, какую-то поддержку оказываем, в том числе общественную.

- На президентских выборах 2010г. «Белая Русь» была основным организатором всего процесса (Александр Радьков был главой штаба Александра Лукашенко). А на выборах-2015 эту роль уже выполняла ФПБ. Почему так?

- Ну, это не совсем так. В 2015г. штабом руководила Марианна Щеткина, член нашего президиума, некоторыми вопросами занимался лидер профсоюзов Михаил Орда. Но не забываем, что он - член Республиканского Совета нашего РОО и на протяжении многих лет был зампредседателя «Белой Руси». В пикетах мы участвовали наравне с профсоюзами и БРСМ. И мы плотно сотрудничали, ведь есть определенная тактика и стратегия выборов.

ВЫСТРЕЛИТ ЛИ РУЖЬЕ?

Комментарий директора Восточноевропейской Школы политических исследований Александра Добровольского

- По театральным законам, если на сцене висит ружье, то оно должно выстрелить в последнем акте. «Ружье» в виде «Белой Руси» висит на белорусской политической сцене давно, и пока непонятно, выстрелит оно или заржавеет. Зато «Белая Русь» периодически поздравляет людей с праздниками с использованием возможностей общественного транспорта. Зная, что такая реклама - недешевое удовольствие, я не думаю, что она оплачивается за счет взносов членов организации. Если оплачивается вообще.

Формально «Белая Русь» - общественное объединение. У исследователей общественной активности есть термин, который относится к подобного рода организациям - ГоНГО. Государственные НеГосударственные Организации. То есть общественные организации, созданные госчиновниками. Специфика таких организаций в том, что они, как правило, возникают в незрелых демократиях или авторитарных странах для имитации общественной деятельности и демократического процесса. Обычные общественные организации создаются гражданами для реализации своих интересов. В их диалоге и конкуренции происходит согласование общественных интересов, что и является публичной политикой. Но «Белая Русь» - не совсем обычная организация. Как становятся ее членами, знают все работники бюджетных учреждений.

Какие граждане создают ГоНГО? Граждане, оказавшиеся у власти. Для реализации каких интересов? Злые языки скажут: остаться у власти. Не буду с ними спорить. Строго говоря, такие граждане используют свое положение в своих собственных интересах. Это нормально и похвально в большинстве случаев, кроме случаев, когда граждане обязаны действовать в интересах народа и общества, т.к. находятся на госслужбе. В том, что в таких организациях много чиновников, нет ничего удивительного, ведь чиновниками они и создаются. Этим можно гордиться на таких же основаниях, как и тем, что говоришь прозой.

Станет ли «Белая Русь» партией? Думаю, да, если потребуется. Потребуется для кого и для чего? Пока в Нацсобрании - суррогате парламента Беларуси - нет ни одной фракции. Поэтому я и называю это образование суррогатом. В настоящем парламенте представлены разные общественные интересы, порой конфликтные. В дискуссиях и борьбе мнений находятся компромиссные решения, учитывающие интересы людей. А какие дискуссии, какая борьба в белорусском парламенте? Какие компромиссы? Да и какие разные мнения? Авторитарному лидеру не нужны никакие партии, в т.ч. те, которые его поддерживают. Последние еще и опасны, ведь, если с ними ассоциироваться, нужно заботиться не только о собственном рейтинге.

Так что, пока власть крепка, потребности в партиях нет. Вот и нет в парламенте ни одной фракции, что выглядит дико для внешнего наблюдателя и является самым ясным свидетельством того, как у нас представлены общественные интересы и как считаются голоса избирателей.

Но проходит время, заканчиваются ресурсы, выясняется, что нет новых идей, и приходится что-то менять. Вот в такой ситуации может быть принято решение перейти от полной имитации политического процесса к частичной. И потребуются провластные политические игроки. Тогда и настанет время «Белой Руси».

Думаю, что приход такой партии на политическую сцену будет полезен для страны. Вот только на что будет способен гигант, выросший в тепличных условиях, пока неясно. Выйдет ли на поле игрок, много лет просидевший на скамейке запасных? Сможет ли он противостоять слабым и малочисленным, но побывавшим в политических боях конкурентам? Посмотрим.

Добавить комментарий
Проверочный код