Понедельник, 23 Октября 2017 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Указ N376 декларирует уход от плановых проверок, сокращение контрольных органов, проведение проверок без приостановления бизнеса и т.д. Чтобы это значило?
введут новые основания для проверок
ничего, функции КГК не урезаны
из 1703 контрольных органов останется 1700
задания по штрафам не отменены
ничего, суть госсистемы РБ - тотальный контроль
для бизнеса наступают райские времена
№17 (1093) 2 мая 2017г. Общество

Анекдот с петлёй на шее

08.05.2017, Виктор Федорович

Вынесен приговор по делу о «Минском городовом»

27 апреля суд Московского района столицы рассмотрел необычное уголовное дело, предыстория которого содержит в себе элементы трагикомичности и парадоксального восприятия событий вековой давности.

Анекдот с петлёй на шее
Встреча старых друзей: «простой хулиган» Вячеслав Косинеров и новая белорусская святыня - истукан-городовой
  Фото: Василий Семашко

Дело само по себе оказалось простеньким и резонансным. Началось оно 2 марта т.г. с открытия в торжественной обстановке и с музыкой на столичной ул. Городской Вал, аккурат напротив здания МВД, скульптурной группы «Минский городовой».

Открывали композицию, которую упорно называют памятником, хотя это совсем не так, стражу порядка начала ХХ в. лично глава МВД Игорь Шуневич в присутствии министра культуры Бориса Светлова, председателя Мингорисполкома Андрея Шорца, председателя Следственного комитета Ивана Носкевича и других ответственных лиц. Событие было приурочено к 100-летию белорусской милиции.

И вот спустя 10 дней случился перфоманс, автора которого Вячеслава Косинерова и судили в минувший четверг, 27 апреля. В его действиях правоохранители усмотрели совершение преступления по ч.1 ст.339 УК (хулиганство), а правозащитники после недолгих раздумий признали угодившего в СИЗО Косинерова политзаключенным.

В изоляции обвиняемый провел почти месяц, и за неделю до начала процесса ему изменили меру пресечения на подписку о невыезде. Помимо этого Косинеров отбыл 15-суточный административный арест за участие в демонстрации 17 февраля в Минске. Имелась у него и судимость. Он проходил обвиняемым по так называемому «делу граффитистов». Вместе с двумя товарищами Косинеров попался за нанесение различных надписей на стенах: «Беларусь мае быць беларускай», национального орнамента, «Рэвалюцыя сьвядомасьці, яна ўжо ідзе…» Также их обвинили в порче краской баннера с изображением сотрудников милиции. Отделались парни штрафом. Во время задержания Вячеславу сломали челюсть, но привлечь обидчиков в погонах к ответственности не удалось. Не любит Косинеров милицию. И это, очевидно, взаимно.

СУДИМОСТЬ ЗА ПЕРФОМАНС

После традиционной судебной процедуры по установлению личности обвиняемого и прочих протокольных нюансов судья Александр Петраш объявил о начале судебного следствия. Затем с обвинительным словом в адрес Косинерова, 1988 г.р., имеющего высшее образование, нигде не работающего, выступил помощник прокурора Московского района Евгений Серяков. Итак, вот что натворил обвиняемый в изложении прокурора: «12 марта 2017г. около 22 часов 12 минут, находясь в общественном месте, имея единый умысел на совершение хулиганских действий, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, противопоставляя свою личность общественным интересам и нормам нравственности, определяющим добропорядочное поведение, показывая способность к бесчинству, действуя с исключительным цинизмом, выражая необузданное желание самоутвердиться с помощью дерзких выходок, демонстрируя крайне презрительное отношение к нравственным ценностям общества и требованиям добропорядочного поведения, умышленно, беспричинно, из хулиганских побуждений, в присутствии иных лиц, совершил хулиганские действия, а именно прикрывая свое лицо медицинской маской возле скульптурной группы «Минского городового» накинул на шею скульптуры «Минского городового» петлю, имитирующую петлю для повешения, выполненную из каната светлого цвета, выделяющегося на фоне скульптуры и заметного для окружающих, после чего затянул петлю на шее скульптуры и, в продолжение своих действий, нанес два удара рукой по голове скульптуры «Минского городового», олицетворяющей порядок и спокойствие на улицах города».

На предложение судьи оценить все сказанное гособвинителем Косинеров сообщил, что вину свою не признает полностью. В то же время во время допроса он подтвердил, что это именно он провел акцию-перфоманс - накинул петлю на статую полицейского-городового времен Российской империи в знак протеста против милицейского беспредела, преследования активистов, журналистов и простых граждан  за участие в мирных акциях.

Выступившие в качестве свидетелей военнослужащие внутренних войск Роман Семененко и Дмитрий Булгак - в тот день они несли службу по охране здания МВД - сообщили подробности задержания Косинерова. По их словам, они на мониторах системы видеонаблюдения заметили мужчину, который набросил веревку на шею скульптуры, и приняли меры по его задержанию. Парня задержали быстро, убежать он не успел, сопротивления не оказывал, но на всякий случай на задержанного надели наручники. «Минского городового» от петли отважно освободил Бегун. Служивые также сообщили, что в тот вечер видели рядом с обвиняемым девушку, фиксировавшую акцию на мобильный телефон, однако ее задержать не смогли - она убежала в сторону Немиги.

Косинеров в свою очередь несколько раз сообщил суду, что был один. В то же время после задержания автора перфоманса в Сети появился ролик, озаглавленный «Ответ белорусских анархистов на мусорской беспредел», с зафиксированной акцией. Примечательно, что некоторые СМИ называли Косинерова анархистом, членом некой группы «Черная роза». Обвиняемый в суде пояснил, что в политических партиях и прочих организациях не состоит: мол, сам по себе, со своей гражданской позицией.

Со слов Косинерова следовало, что веревку в метра полтора он купил за пару дней до акции и провел ее так, чтобы не было ущерба - городовой с веревкой на шее простоял считанные минуты. Он же памятник, что ему сделается! Что касается отмеченных «двух ударов рукой по голове скульптуры», то это, как заметил Косинеров, были не удары, а похлопывания по щекам изваяния с целью зафиксировать завершенную творческую работу. Городовой ведь устоял!

 «Таким образом я решил выразить свое отношение к тому, что неконтролируемое и безнаказанное насилие сегодня над людьми уже завтра может произойти с родными сотрудников милиции. Это символический пример насилия, которое действует с обеих сторон. Если оно не будет остановлено, оно будет угрожать всему обществу», - сказал обвиняемый.

Однако столь творческий ход, несмотря на логично выстроенную защиту адвоката Антона Гашинского, пытавшегося убедить суд, что «Минский городовой» - обычная городская скульптура, коих в столице десятки, их и руками трогают и даже взбираются на них, в итоге оправдательного приговора не принес. К слову, как расценить, к примеру, потертости на теле «Торговки семечками» или посадку взрослых и детей на бронзовую лошадь на Комаровке? А если положить руку на коленку «Дамы на скамейке» в Михайловском сквере или похлопать по щекам веником «Парильщика» у бани на ул. Московской? Какую статью пришить можно?

Более того, на запрос суда о статусе скульптурной композиции в виде городового, собачки и фонаря Минкульт сообщил, что сия группа не памятник, а потому историко-культурной ценности не имеет. Вот только случай оказался особым с учетом личности обвиняемого.

Прокурор предложил наказать Косинерова за хулиганство с «особым цинизмом» 2 годами ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа - так называемую «домашнюю химию».

Суд ограничился штрафом в размере 30 базовых величин - BYN690. С учетом содержания под стражей наказание Косинерову смягчено до 5 базовых величин, до BYN115. Судья Петраш покидал зал под аплодисменты, а свежеосужденный - со второй судимостью.

А ЧТО БЫ СКАЗАЛ ТОВАРИЩ ФРУНЗЕ?

21 апреля после освобождения из СИЗО Вячеслав Косинеров сообщил «Радыё Свабода», что слышал от сотрудников изолятора, что якобы своим поступком он лично обидел главу МВД Шуневича. Очень даже может быть, ведь на открытии «Минского городового» министр сказал: «Я считаю, что это очень символичная фигура. Она олицетворяет собой порядок и спокойствие на улицах города, то, что сегодня обеспечивает Министерство внутренних дел, и то, что является визитной карточкой нашего ведомства и нашего государства». Очень похожая цитата имеется в обвинительном заключении Косинерова.

Уже после творческой выходки Косинерова начальник ГУВД Мингорисполкома Александр Барсуков с простодушием бывшего омоновца заявил телеканалу ОНТ: «Это простой хулиган, на котором клейма негде ставить, по большому счету! Который подошел к памятнику, да - ну это для нас, для милиции, для нас всех, я 30 лет в милиции служу, даже больше, сам во всех горячих точках был - это святое место. И накинул на него веревку! Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы сотрудники милиции его не задержали!».

И вот какой исторический парадокс случился! Скульптуру отлили и установили в честь 100-летия белорусской милиции. Отсчет ведется с 4 марта 1917г. когда (дальше цитата с сайта МВД): «Из стен канцелярии гражданского коменданта г. Минска вышел правовой акт, согласно которому служащий Всероссийского земского союза Михаил Александрович Михайлов (под этим псевдонимом действовал в Минске Михаил Васильевич Фрунзе) назначался временным начальником милиции Всероссийского земского союза по охране порядка в городе. 4 марта 1917г. является днем рождения белорусской милиции. Именно в этот день отряды боевых дружин рабочих и милиции разоружили бывшую полицию, захватили городское полицейское управление, архивное и сыскное отделения, взяли под свою охрану важнейшие государственные учреждения, почту и телеграф. Минск, таким образом, стал центром создания милиции».

То есть 100 лет назад Фрунзе, которого нынче позиционируют прародителем белорусской милиции, разогнал в шею ненавистных ему городовых, околоточных, приставов и прочих служак царского режима, а через век его наследники памятники им ставят!

И что бы сказал товарищ Фрунзе, узнав о дерзком поступке анархиста Косинерова, накинувшего петлю на шею его классовому врагу? Очень даже может быть похлопал бы одобрительно по плечу, признал Вячеслава социально близким и выдал ему наградной маузер.

Добавить комментарий
Проверочный код