Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
По данным ВОЗ, Беларусь занимает 2-е место в мире (после Литвы) по потреблению алкоголя. В 2016г. каждый белорус старше 15 лет выпил 16,4 л чистого алкоголя. Как часто вы употребляете алкоголь?
несколько раз в год по праздникам
несколько раз в неделю
раз в неделю - в выходной
каждый день
не пью
№17 (1093) 2 мая 2017г. Futurum

Назад, в будущее?

13.05.2017, Кирилл Нежданский

Парадоксы и ловушки постиндустриального завтра

Пока добрые футурологи рассказывают о близящихся чудесах искусственного интеллекта, злые футурологи подсчитывают, сколько человечеству придется заплатить за эти чудеса. Правду говорят и те, и другие. Но в обоих случаях это предположительное знание: утопия всегда порождает антиутопию. И практически все постиндустриальные утопии и антиутопии несут на себе узнаваемые черты средневековья.

ЛЮДИ НЕ НУЖНЫ

Вы заметили, как изменилось за последние десятилетия военное дело? На смену массовым армиям индустриальной эпохи пришли немногочисленные, компактные, хорошо вооруженные и идеально обученные части специального назначения.

Каждый боец, увешанный высокотехнологичной экипировкой и продвинутыми гаджетами, больше напоминает средневекового рыцаря, чем солдата прошлых эпох. Рыцаря, кстати, одевали, раздевали, сажали на коня и т.п. специально обученные оруженосцы - настолько все было громоздко, тяжело и сложно. Зато в поле один такой воин стоил сотни обычных.

Искусственный интеллект и автоматизация производства делают огромное количество людей ненужными. В общем-то, уже сейчас непонятно, чем их занять. Оптимисты говорят, что прогресс даст человечеству возможность заняться раскрытием своих способностей в творчестве. Пессимисты возражают: какое творчество, если среди элит вот уже два столетия популярны мальтузианские идеи - народец как-то усиленно плодится и слишком много потребляет, население растет в геометрической прогрессии, производство продуктов питания - в арифметической, рано или поздно голод, болезни, социальные катаклизмы проредят популяцию, восстанавливая равновесие. Если что, идеи Мальтуса сегодня считаются частью классической экономической теории.

Давайте будем реалистами. Сколько ваших знакомых за последние годы прошли через курсы Forex-трейдеров или увлеклись компьютерными игрушками? Сколько в вашем электронном почтовом ящике писем про «бинарные опционы» и легкий заработок - кликанье рекламных объявлений? Человечество спасет от мальтузианской ловушки умение играть - в процессе игры homo ludens, человек играющий, способен выполнять массу полезных операций, даже не подозревая об этом. Так что нас ждет цивилизация интернет-трейдеров и геймеров.

Увы, не всем такое идиллическое времяпрепровождение придется по нраву - человек все-таки честолюбив, агрессивен, склонен к авантюрам. Вы обращали внимание, сколько граждан благополучных стран ЕС воюет на Ближнем Востоке за радикальные группировки вроде ИГИЛ, сама идеология которых, казалось бы, враждебна их образу жизни и воспитанию? Как мы помним из школьного курса истории, средневековые общества периодически потрясали набеги варваров и восстания социальных низов - просто тогда это не называлось ни «терроризмом», ни «популизмом», ни как-то иначе.

ГУДБАЙ, ДЕМОКРАТИЯ

Деформация традиционных социальных структур, скорее всего, сделает ненужной демократию в ее привычном понимании. Дэниел Белл, умерший в 2011г. американский социолог, создатель теории постиндустриального общества, ставил вопрос так: экономика управляется принципами эффективности, политика - принципами равенства. Давайте додумаем за Белла: если в политике вслед за экономикой «резать косты» (сокращать издержки), первыми в мусорную корзину полетят как раз громоздкие и неэффективные процедуры, составляющие суть демократии, и обслуживающий их громоздкий и неэффективный аппарат. Либеральная демократия создавалась средним классом и для среднего класса. В постиндустриальном обществе среднего класса не будет - собственно, он исчезает уже сейчас, на наших глазах.

Хотите эффективной коммуникации между рядовым гражданином и аппаратом управления? Для этого есть соцсети, e-government и т.п. Электронное правительство удобнее: его бесполезно ругать, свергать, отправлять в отставку. Зачем плестись на избирательный участок, когда достаточно лайкнуть понравившегося кандидата? Впрочем, и кандидат не нужен. Лайкайте понравившуюся идею - у вас есть потребность, ее удовлетворят (или не удовлетворят). Недаром госуправление все чаще описывается в терминах индустрии услуг, и в русском языке уже появился термин «госуслуги». Рядовой гражданин хочет сменить электронное правительство? Если он не специалист, то вряд ли в состоянии заменить даже процессор или модуль памяти, и наивно рассчитывать, что ему по силам написать новое ПО для того, что останется от государства.

Да, какое-то время избирательный цирк шапито будет продолжаться, но даже сдержанные и политкорректные политологи уже называют это «постдемократией», как Колин Крауч: политика и политики «все сильнее замыкаются в своем собственном мире, поддерживая связь с обществом при помощи манипулятивных техник, основанных на рекламе и маркетинговых исследованиях», массы же разочарованы и охвачены апатией. Политика превращается в шоу-биз, в «Евровидение» поющих бородатых трансвеститов, но ведь всем это нравится, правда?

5 февраля 2017г. на президентских выборах во Франции кандидат Жан-Люк Меланшон одновременно обратился к двум митингам своих сторонников: в Лионе с электоратом беседовал лично он, в Париже - его голограмма. Логика постиндустриального общества в том, что Жан-Люка можно убрать (скажем, для профилактики коррупции), останутся голограмма и программа. А управлять нами станет некоррумпируемый искусственный интеллект.

BIG DATA И КАРГО-КУЛЬТ

Как осуществляется переход от модерна к постмодерну? Вспомним феодализм: феодалы концентрировали в своих руках контроль над земельными ресурсами. Или капитализм: буржуа концентрировали в своих руках капитал. Раз основным ресурсом постиндустриального общества станет информация (поэтому и само это общество чаще всего называют информационным), борьба идет за контроль над ней. Финансовые группы инвестируют непосредственно в будущее, вкладывая средства в ИТ-компании и их проекты. Капитал перетекает в гигабайты, подхлестывая прогресс и одновременно ограничивая круг его бенефициаров. У кого Big Data, тот и правит миром.

Эффективно обрабатывать большие массивы данных способен только искусственный интеллект. В цивилизациях прошлого накопление знания сопровождалось его фильтрацией, фальсификацией, потерями, лакунами и т.п. Это мы наблюдаем и сейчас: образование очищается от теории, постепенно сводясь к набору прикладных лайфхаков. Когда человек обучается лишь конкретным операциям, не видя ни их конечной цели, ни полной картины сделанного, ему ничего не остается, кроме как мифологизировать окружающую реальность - отсюда и популярность фэнтези. Думать и решать предстоит искусственному интеллекту, человеческое же сознание в постиндустриальном обществе будет становиться все более религиозным.

Конечно, речь не идет о традиционной религиозности. Социализм, феминизм, либертарианство, экологизм - адепты этих учений уже сегодня знакомы лишь с ключевыми догматами и отдельными ссылками на авторитеты, подкрепляющими избранную теорию. По мере развития искусственного интеллекта и упрощения массового образования исчезнет и это - то, что было знанием, превратится в откровение. Если мы уже сегодня наблюдаем карго-культ iPhone, то логично предположить обожествление в будущем, допустим, 3D-принтера. Даже пародийное пастафарианство, церковь летающего макаронного монстра, спустя полвека-век сможет стать вполне серьезной и очень почтенной конфессией. Вот и искусственный интеллект будет обожествлен в той или иной форме.

Уже сегодня можно заметить тенденцию к обожествлению CEO крупных высокотехнологичных корпораций - скажем, Стива Джобса или Илона Маска. Если кто-то забыл, первым в этом ряду был Билл Гейтс, просто он оказался не столь непогрешимым и чудотворным, как ожидалось. А вообще эта технология за последние полвека проделала огромный путь - от харизматических сект вроде неопятидесятников через молодежные субкультуры и сетевой маркетинг в крупные инновационные компании.

Казалось бы, чего тут сложного: босс-харизматик с лазерной указкой и микрофоном на сцене проповедует новый путь спасения посвященных с помощью модного гаджета, адепты-подчиненные впадают в благоговейный экстаз. Но мы-то помним, что когда тем же самым занимались президенты, генсеки, аятоллы и махатмы, то и проповедь, и экстаз получались так себе - приходилось придуриваться. Зато топ-менеджеры будущего с полным правом будут повторять самую известную фразу братьев Стругацких: «Трудно быть богом».

ВЫНОС МОЗГА В ОБЛАЧНУЮ СРЕДУ

Самый модный и оптимистичный футуролог наших дней Рэй Курцвейл предлагает нам такую траекторию ближайшего будущего: 2020г. - развитие технологий позволит обеспечить самым необходимым всех нуждающихся; 2021г. - Землю полностью покроет сеть широкополосного Интернета; 2022г. - медицина ежегодно позволит продлевать жизнь на срок более года; 2023г. - широкое использование нанотехнологий удешевит все на свете; 2024г. - нанороботы проникнут в тайны человеческого мозга; 2026г. - летающие автомобили; 2027г. - питание человеческого организма нанороботами в кровеносных сосудах; 2028г. - наноиммунитет от всех вирусов; 2030г. - полное преодоление бедности и войн; 2031г. - искусственный интеллект начинает генерировать знания; 2032г. - виртуальная реальность интегрируется в человеческий мозг; 2033г. - переход к человеческому телу версии 2.0. и т.п.

По идее, прогресс бесконечен. Но футурологи все равно ставят многоточие на сингулярности - слиянии искусственного интеллекта с человеческим. Раньше этот счастливый миг ожидался в 2045г., теперь Курцвейл настаивает, что сингулярность наступит уже к 2029г.

Если взглянуть на прогнозы отстраненно, станет понятно, что та же траектория прогресса существовала в умах людей и сто, и двести, и тысячу лет назад. Просто называлось это иначе: золотой век, тысячелетнее Царство Божие на Земле, хилиазм, коммунизм и т.п. Да, прогресс направляем и управляем. Вынос мозга в облачную среду вполне можно вообразить и сегодня - это вопрос технологий. Но его линейный, без изломов, поворотов и отступлений характер - вопрос веры.

Коль скоро мы верим в такой прогресс, новое средневековье уже наступило.

Добавить комментарий
Проверочный код