Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№16 (1092) 25 апреля 2017г. Тема недели

Последний диктатор Европы: сиквел на бис

28.04.2017, Янка Грыль

Александр Лукашенко разочарован ЕС

В прозвучавшем 21 апреля послании президента РБ парламенту и нации обращает на себя внимание жесткость, с которой глава государства прошелся по Евросоюзу и белорусско-европейским отношениям. С Москвой Минск может ругаться всласть и в охотку - по крайней мере, известно, что результат будет. С Вашингтоном тоже все понятно: в случае чего приедет клерк из Госдепа, с которым можно договориться по наиболее острым проблемам региональной безопасности. А вот с Брюсселем не заладилось.

Последний диктатор Европы: сиквел на бис

В 2015г. Александр Лукашенко утратил титул «последнего диктатора Европы» (ПДЕ), Europe's last dictator, по воле брюссельских партнеров унаследованный Владимиром Путиным. В 2017г. Александр Григорьевич, похоже, затосковал по тем временам, когда его именовали ПДЕ: тогда к нему, по меньшей мере, внимательнее прислушивались.

О сворачивании оттепели с Брюсселем речь не идет - скорее, происходит ревизия итогов этой оттепели: «Что касается ЕС, то нам жизненно необходимо уже в этом году существенно продвинуться в достижении полноценного взаимодействия с ним по всем направлениям. Мы ценим, что отменены ограничительные меры в отношении нашей страны. Развиваются различные двусторонние инструменты политического диалога». Опять же, 5-9 июля впервые в истории ПА ОБСЕ проведет свою 26-ю ежегодную сессию в Минске, и Лукашенко признался, что гордится этим.

А вот экономические результаты белорусско-европейской оттепели не то что скромны - они на глазах съеживаются. Это видно и по внешней торговле, и по инвестициям: Германия, крупнейшая экономика еврозоны, вложила в 2016г. в РБ $103,4 млн., или 1,2% от общего объема иностранных инвестиций (против $163,4 млн. в 2013г.). Капиталы, приходящие из Европы, это по-прежнему в основном белорусские и постсоветские денежки, пропущенные через налоговые гавани британской юрисдикции, Кипр, Австрию или просто «дочек» отечественных компаний в соседних странах.

Справка «БелГазеты». По данным Белстата, в 2016г. объем внешней торговли РБ с ЕС составил $11,176 млрд. (экспорт - $5,672 млрд., импорт - $5,504 млрд.). Для сравнения: в 2015г. он достигал $14,383 млрд. ($8,549 млрд. экспорт, $5,834 млрд. импорт), в 2013г. - $20,117 млрд. ($10,668 млрд. и $9,449 соответственно). Крупнейший европейский инвестор в РБ - выходящее из ЕС Объединенное Королевство ($1,464 млрд., 17% общего объема инвестиций). За ним следуют Кипр ($627,6 млн., 7,3%), Австрия ($288 млн., 3,36%), Литва ($253,4 млн., 2,96%).

Взаймы европейцы тоже не дают, экспорту чинят препоны: «Дайте нормальный кредит под оборудование. Это же вам пойдут деньги. Нет, задирают цену на эти деньги... Позакрывались. Невозможно ни текстиль продать нормально, ни по другим товарным группам». Прагматичный Лукашенко, кажется, намерен решать эту коллизию с Брюсселем тем же способом, которым он решает аналогичные проблемы с Москвой: «Нас не пускают на рынок ЕС. А мы почему не отвечаем? Почему не защищаемся? Почему мы аналогично им абсолютно симметрично и адекватно не показали ценность Беларуси?
Я жду от правительства в этом направлении конкретных действий»
.

Остается гадать, какой именно окажется протекционистская «ответка». Президент РБ в политике - стойкий приверженец симметричных ответов на вызовы, поэтому пока только намекает: «А если я завтра вас прикрою на этой границе? Вы по каким дорогам будете передвигаться? Но мы же этого не делаем. Ну так и вы понимайте нас».

НЕ СМЕШИТЕ МОИ «ПОЛОНЕЗЫ»

Риторический запал президента достиг наивысшей точки, когда речь зашла о не прекращающихся вопреки оттепели европейских упреках в несоблюдении прав человека. «Не надо нас все время в спину толкать. Этот Макей боится уже к вам ехать. Он уже вон, высох. Как вилочник стал, как в народе говорят. Как ни приедет - то там чрезмерная сила, то там. Неужели мы опять возвращаемся к тому, с чего начинали?» - негодовал глава государства. Во время трансляции эта реплика оказалась проиллюстрирована попаданием в кадр главы МИД РБ Владимира Макея. Вопреки описанной президентом симптоматике, Макей был румян, улыбчив и отнюдь не иссушен отсутствием европейской взаимности. Обставлено все было так, словно Лукашенко стремится подчеркнуть, что в неудачах на европейском направлении виновен отнюдь не глава МИД.

Президент резко ответил на упреки ЕС по поводу действий правоохранительных органов в последней декаде марта: «Прекратите нами понукать! Вот, применили чрезмерную какую-то силу. Мы же не идиоты, мы же видим, что происходит в самом ЕС. Мы что, водичкой поливали? Газом травили людей? Еще чего-то совершали в Беларуси? Нет! А вы это делали, и в это же время!». Полемический удар по традиции оказался направлен в самую болезненную точку - двойные стандарты ЕС. Белорусские стандарты, понятно, тоже не одинарные, но и претензий на менторство нет.

Короче, Александр Григорьевич на какой-то момент вернулся в амплуа ПДЕ и принялся резать правду-матку. Его претензии к ЕС множились и разрастались: терроризм, миграционный кризис, Украина, тревога НАТО по поводу отечественных РСЗО «Полонез», жирующий в трехкомнатной тюремной камере норвежский террорист Андерс Брейвик… У Лукашенко все подсчитано, не отвертишься: «Вы же меня просили открыть для украинцев двери, им деваться некуда. А вы - Польша 5 тыс. беглецов не может принять. Мы 160 тыс. с лишним приняли!».

И все равно Лукашенко предлагает себя в качестве партнера, и не просто так, а под конструктивную программу - Беларусь как донор стабильности, Минск как Нью-Хельсинки и т.п. Он явно обижен отсутствием отклика и материально подкрепляющих этот отклик бонусов: «Европейцы, вы одумайтесь, давайте вместе работать над стабилизацией обстановки в Европе. Мы многое можем вам предложить и во многих процессах на пользу вам поучаствовать. Мы дорого за это не попросим. На первых порах нам даже платить не надо, мы это бесплатно сделаем». Оптовая скидка, ликвидация склада евронадежд.

Ответа нет, президенту остается только прорицать и вопрошать: «Вы скоро поймете свои ошибки. Где ваша так называемая демократия, толерантность?». Два с лишним десятилетия белорусско-европейских отношений с их широкой (от флирта до санкций) амплитудой колебаний, казалось бы, навсегда должны были отучить Лукашенко от подобных риторических вопросов. Однако президент по-прежнему требует от партнеров политической искренности, сурово предупреждая о последствиях ее отсутствия: «Вы допрыгаетесь, что скоро эти силы, которых вы боитесь (мы тоже их не приветствуем), они будут у власти. Вот тогда вы поймете, что вы потеряли»

КЛУБ ЕВРОБАТЕК

* версия ЕС

Мало кто знает, что образ «последнего диктатора Европы» (ПДЕ) пришел в политологию из кинокомедии, а звание ПДЕ в разное время носил целый ряд лидеров. Сейчас автократические и антилиберальные тенденции в Восточной Европе усиливаются, и европейские СМИ признают значение белорусского опыта для авторитарных трансформаций других государств.

«Лукашенко создал прототип современного авторитарного государства. Его путь к авторитарной государственной модели сегодня копируется другими авторитарными руководителями Европы», - пишет Шарлотте Флиндт Педерсен в статье «Беларусь создала школу для автократов Европы», опубликованной датской Jyllands-Posten. Увы, эта точка зрения не совсем соответствует действительности.

Первым ПДЕ был Борис Поченко, диктатор вымышленной восточноевропейской страны Словеции из кинокомедии «Парикмахерша и чудовище» (1997). Диктатора сыграл Тимоти Далтон,
но фильм все равно оказался провальным.

Сюжет узнаваемый: «Под влиянием яркой и остроумной парикмахерши из Нью-Йорка мрачный вдовец и жесткий руководитель начинает осознавать необходимость перемен». С того самого времени все истории про ПДЕ кроятся по одному и тому же комедийному лекалу.

Из наиболее известных ПДЕ стоит вспомнить Траяна Бэсеску, президента Румынии в 2004-14гг. Парламент дважды объявлял ему импичмент: в 2007г. (332 депутата за, 108 против) и в 2012г. (258 за, 114 против). По Конституции вслед за парламентом вопрос об импичменте дважды выносился на референдум: в 2007г. 75% румын поддержали президента, в 2012г. 87% румын поддержали импичмент. Но явка в последнем случае составила лишь 46%, и вторично выигравший выборы в 2009г. Бэсеску благополучно досидел до конца второго срока. Титул ПДЕ он получил от журнала New Europe в 2013г.

Наиболее успешный из сегодняшних европейских ПДЕ - Виктор Орбан. В 1998-2002г. он был самым молодым премьером Венгрии, будучи вполне мейнстримным правоцентристом. В 2010г. после победы возглавляемой им партии Fidesz на выборах Орбан вернулся в премьерское кресло и сидит там до сих пор. Сейчас у него имидж правого консерватора и клерикала: Орбан ругается с Брюсселем и Джорджем Соросом, перекраивает избирательное законодательство, запрещает аборты и однополые браки, провоцирует вышвыривание флага ЕС из окна парламента, отказывается пускать в Венгрию мигрантов, потому и слывет ПДЕ, хотя находится у власти совершенно легально. На саммите «Восточного партнерства» в Риге в мае 2015г. глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, пребывавший, похоже, немного навеселе, приветствовал Орбана возгласом «О, диктатор идет! Привет, диктатор!» и потрепал по щечке. Премьер не отреагировал.

Еще один ПДЕ - Ярослав Качиньский, лидер польской PiS. Диктатором пана Ярослава назначил авторитетнейший журнал Foreign Affairs. Хотя Качиньский не занимает никаких постов, однако все знают, что и президент Польши Анджей Дуда, и премьер Беата Шидло - креатуры лидера PiS, фактически определяющего политику страны. Выиграв выборы, PiS резко и не вполне легитимно поставила под контроль судебную систему и финансируемые из госбюджета СМИ. Брюссель грозил Варшаве санкциями, выдвигал грозные ультиматумы, но… Короче, не прокатило.

Восточноевропейские ПДЕ 2000-х, как и их российский коллега Владимир Путин, резко правели и становились в открытую оппозицию к Брюсселю при втором-третьем заходе во власть в 2000-е гг. Лукашенко, напротив, из власти не уходил, и, вероятно, поэтому его попытка объясниться с ЕС повторяется каждую каденцию. Не будем мешать: главное - не забывать, что сюжет про ПДЕ взят из пошловатой кинокомедии, едва не провалившейся в прокате.

Добавить комментарий
Проверочный код