Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Чего добьётся белорусский дуэт Naviband на «Евровидении-2017» в Киеве?
не пройдёт в финал
выиграет конкурс
в последний момент снимется с конкурса в знак солидарности с участницей из РФ
в финале займёт последнее место
№14 (1090) 11 апреля 2017г. Общество

Второй облом

13.04.2017, Виктор Федорович

Известный бизнесмен не смог доказать свою невиновность и в суде второй инстанции. Осталась последняя попытка

7 апреля судебная коллегия по уголовным делам Мингорсуда рассмотрела в апелляционном порядке уголовное дело в отношении бизнесмена Александра Муравьева и других фигурантов.
Суд второй инстанции не нашел оснований отпустить обвиняемого с миром на волю.

Второй облом
Покидая здание Мингорсуда, один из знакомых обвиняемого произнёс: «Не в этих кабинетах решают судьбу Саши»
  Фото: tut.by

Под стражей Александр Муравьев находится уже 22 месяца. Из Минска он был этапирован к месту отбытия наказания в ИК-3 в поселке Витьба (Витебская область). На слушание дела по его и адвокатов жалобам бизнесмена привезли в столицу и временно определили в СИЗО. Увидев обвиняемого в металлической клетке в хорошем расположении духа, многочисленные родственники восприняли это как добрый знак. Ведь не зря же привезли? Но…

Напомним, что 30 января суд Фрунзенского района признал директора австрийской компании ATEC Investment GmbH Александра Муравьева виновным в мошенничестве и ряде других преступлений (см. «БелГазету» N5 от 7 февраля). В обвинении сообщалось, что «с 23 августа 2007г. по 1 февраля 2013г. из корыстных побуждений путем обмана должностных лиц Министерства промышленности и Государственного комитета по имуществу он завладел акциями ОАО «Мотовело» и распорядился ими по своему усмотрению»

По совокупности окончательно Муравьеву назначено наказание в виде 11 лет лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества.

В довесок бизнесмен лишен права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей на срок 5 лет. Судом постановлено конфисковать имущество обвиняемого, к коему причислили не только его квартиру в Москве, автомобили, бытовую технику, но и квартиру в Минске, которая по документам принадлежит гражданке России. Также в доход государства обращены почти 75 млн. акций ОАО «Мотовело», которые в настоящий момент находятся под арестом, но фактически принадлежат ATEC Investment GmbH (80%) и СП ЗАО «РосинтехГрупп» (19,72%). За эти акции иностранный инвестор заплатил государству более $7 млн.

Все дело в том, что суд полностью принял позицию обвинения, признав Муравьева «фактическим владельцем» австрийских и белорусских компаний. Обвинение было убеждено, что именно Александр Муравьев осуществлял фактическое руководство и контроль за всей финансово-хозяйственной деятельностью ОАО «Мотовело», а потому он был признан виновным и в двух эпизодах хищения денег, и в организации и пособничестве в уклонении от уплаты сумм налогов путем умышленного занижения налоговой базы.

Подельниками Муравьева по делу проходил экс-гендиректора ОАО «Мотовело» Казимир Мороз (получил 5 лет так называемой «домашней химии» с конфискацией имущества - квартиры - и запретом занимать руководящие должности сроком на 5 лет) и бывшая замгендиректора по недвижимости Татьяна Луковец, которой повезло: суд изменил ей квалификацию на ч.1 ст.427 УК (служебный подлог) и приговорил к году лишения свободы, но ввиду истечения срока привлечения к уголовной ответственности она была освобождена от наказания. Жалобу на приговор она не подавала. А вот Мороз в этом случае составил компанию Муравьеву. Бывший руководитель «Мотовело» свою вину не признал, рассчитывая, что вторая судебная инстанция хотя бы отменит наказание в виде конфискации имущества. Речь шла о квартире, в которой живут его дети. Официально Мороз является собственником двух квартир.

«В ЧЁМ НЕ ПРАВ ПРИГОВОР?»

Председательствующий судья Сергей Хрипач предложил Муравьеву высказать свою позицию по жалобе на приговор суда первой инстанции. Вот что сказал обвиняемый: «Суд необоснованно пришел к выводу, что я завладел акциями ОАО «Мотовело». Такого мотива не было, и быть не могло. А все материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что я действовал от имени компании АТЕС Holding GmbН. Сама компания в моем лице как директора, в лице ее иных директоров, участников, инвесторов преследовала лишь одну цель - занятие предпринимательской деятельностью и выгодное вложение инвестиций. К тому же инициатива [инвестировать в ОАО «Мотовело». - «БелГазета»] поступила не от компании, а от главы государства. Я лично как директор компании участвовал в проекте с энтузиазмом с одним лишь намерением - успешная деятельность АТЕС Holding GmbН, успешная деятельность общества «Мотовело» и исполнение обязательств по договору. Я не завладевал и никак не мог завладеть тем, что было приобретено компанией АТЕС Holding GmbН на законных основаниях. Нет ни одного свидетельства, на основании которого можно сделать вывод, что этим [акциями. - ­«БелГазета»] завладел я. К тому же компания АТЕС Holding GmbН заплатила около $7 млн., это цена акций. Сразу с возникновения договора стало известно, что «Мотовело» является хроническим должником, что продавец скрыл перед сделкой. На тот момент генеральный директор Щербаков сообщил, что критический дефицит денег составляет $5 млн.»

На этом месте судья Хрипач перебил Муравьева: «Здесь не суд первой инстанции, вы начинаете рассказывать события какие-то. Нас интересует ваша жалоба с точки зрения ваших доводов. Вы не согласны с приговором, в чем не прав приговор? Мы знакомы с вашим делом, читали жалобы, приговор. Ваши доводы, с чем вы не согласны?».

После небольшой паузы Муравьев продолжил: «Я не согласен с приговором в том, что суд не учел фактические обстоятельства, изложенные в деле. Суд не учел, что «Мотовело» получило $5 млн. сразу, через год - $10,4 млн., еще через два года $8,8 млн., в последующем еще около $9 млн. Итого «Мотовело» получило в виде кредитов и вкладов в уставный капитал более $35 млн. При этом само государство как продавец получило $7 млн. за акции. Кредиторы «Мотовело» - Мингорисполком и Госкомитет по имуществу - получили $30 млн. О какой безвозмездности могла идти речь в приговоре, почему суд сделал такой вывод?

Я являлся директором АТЕС Holding по состоянию на момент заключения сделки и до января 2011г. Я никогда не был владельцем АТЕС Holding и не мог завладеть тем, что было продано не мне. Суд не учел, что у меня не было корыстных интересов, что якобы я получал зарплату и различные премиальные. Так это и есть моя корысть! Выполнять квалифицированно свою работу и получать зарплату. Но нет ни одного доказательства в деле, что я получил иные доходы. Суд не учел то обстоятельство, что арестованное имущество якобы мое, но оно моим не является. Акции, которые принадлежат австрийской компании, не являются моими, сельхозтехника «РосинтехГрупп» не моя, акции «РосинтехГрупп» не мои, квартира на ул. Сторожевской не моя.

Суд не учел, что в материалах уголовного дела нет ни одного доказательства, что я имел хоть какое-то отношение к договору с ИП Николайченко. Нет доказательств, что я каким-то образом причастен к тому, что она получала и использовала деньги. Суд не учел то обстоятельство, что я не имел никакого отношения к договору со «СпецАвто», тем более что деньги вернулись на «Мотовело» и не были похищены. Я не имел никакого отношения к налоговым нарушениям.

Прошу приговор, вынесенный мне Фрунзенским судом, отменить, уголовное преследование прекратить. С чужого имущества арест снять, с моего тоже арест снять».

ВЕЛЕНО СИДЕТЬ. ДО ОСОБОГО РАСПОРЯЖЕНИЯ?

Адвокаты Александра Муравьева к заседанию готовились основательно. Если сам приговор составлял более 140 страниц текста, то их жалоба на вердикт в защиту бизнесмена была объемом в 80 страниц. Правда, председательствующий не дал возможности им огласить свои замечания в полном объеме.

Кстати, и у прокуратуры были претензии к приговору суда Фрунзенского района. Их в виде протеста отстаивала помощник прокурора Фрунзенского района Кристина Асрян. Она же в суде первой инстанции представляла сторону обвинения. Также Асрян была гособвинителем и по делу брата Александра Муравьева - директора СП ЗАО «РосинтехГрупп» Сергея Муравьева. 27 февраля за налоговые преступления его приговорили к ограничению свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на срок 2 года 6 месяцев с конфискацией имущества (см. «БелГазету» N9 от 7 марта).

Протест прокурора больше касался различных нарушений и неточностей, в их числе: путаница с квартирами Мороза, ошибки в инициалах, противоречивые формулировки, не соответствующие УК и УПК.

После того как были выслушаны все стороны, суд удалился в совещательную комнату и спустя полчаса судья Сергей Хрипач огласил постановление. Судебная коллегия прислушалась лишь к прокурору, приговор был изменен с учетом ее протеста. «В остальной части приговор оставить без изменений, апелляционные жалобы без удовлетворения», - сообщил судья. А это значит, что в части наказаний для обвиняемых ничего не изменилось. Муравьев будет сидеть, Мороз - отбывать «домашнюю химию» и готовиться к конфискации квартиры. Судом первой инстанции было определено взыскать с Муравьева и Мороза солидарно в пользу ОАО «Мотовело» в счет возмещения материального ущерба на сумму BYN415 тыс. и BYN20 тыс. госпошлины.

Покидая здание Мингорсуда, один из знакомых обвиняемого произнес: «Не в этих кабинетах решают судьбу Саши». 3 февраля на «Большом разговоре» с представителями общественности, белорусских и зарубежных СМИ Александр Лукашенко помянул Муравьева такими словами: «Там же на уровне президента вопрос решался. Он же ко мне приполз… Я ему обеспечил все: от крыши до поддержки самой реальной. А он начал жульничать. Пообещал 20 млн. вложить, создать прекраснейшее предприятие… А что такое велосипед для народа? Я из этого исходил. «20 миллионов вложу, федерацию возглавлю, я это сделаю». «Хорошо, но имей в виду - ответишь…»  Я ему так сказал: «Не сделаешь - сядешь в тюрьму!».

Адвокаты Александра Муравьева сообщили о намерении обратиться с жалобой в следующую инстанцию - Верховный суд.

Добавить комментарий
Проверочный код