Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№10 (1086) 14 марта 2017г. Тема недели

Неудержимый Джо

17.03.2017, Янка Грыль

Переход на личности в белорусско-российских отношениях давно не считается чем-то предосудительным - братья все-таки. Посвежевший после зимнего отдыха президент РБ снова честно и нелицеприятно сказал своим коллегам из РФ, чего он от них хочет.

Неудержимый Джо
  Фото: рисунок Василия Почицкого

Прелюдией к этой перепалке стало состоявшееся 7 марта в Бишкеке заседание межправсовета ЕАЭС. Премьер-министр РБ Андрей Кобяков, охарактеризовавший себя как горячего сторонника интеграции, подверг эту самую интеграцию конструктивной критике: двусторонняя нормативно-правовая база не исполняется, барьеры, ограничения, изъятия в торговле не снимаются, прорывов нет, «в течение более чем 2,5 лет мы так и не смогли договориться по транзиту товаров в третьи страны». Ну и газ, конечно же: «Пусть будет пока разница в ценах на газ. Мы договорились при подписании договора о ЕАЭС, что она будет постепенно ликвидирована к 2025г. Но почему эта разница так резко растет - не на 1%, не на 5% и даже не на 10%? А разница в ценах между РБ и РФ выросла с 38% в начале 2014г. до 110% в 2016г. Почему после создания ЕАЭС вместо постепенного сокращения разница стала почти в 3 раза выше?» Заметим: Кобяков говорил и о позитивных сторонах интеграции, а в его критическом спиче было много дельных аргументов.

А теперь посмотрим на ситуацию глазами россиян - например, премьера РФ Дмитрия Медведева, которому известно, что РБ за год с лишним не доплатила за уже потребленный газ свыше $600 млн. Смена оптики проясняет резкость ответной реплики Медведева: «Давайте прямо, без обиняков: если бы некоторые страны, присутствующие здесь, не входили в состав нашего союза или вышли из его состава, они покупали бы сейчас газ по европейским ценам - $200 за тыс. куб. м. Вот и все… В конце концов, здесь насильно никто никого не держит». Дмитрий Анатольевич тут не менее прав, чем Андрей Владимирович был прав абзацем выше.

4 марта СМИ обнародовали письмо зампреда правления «Газпрома» Валерия Голубева к министру энергетики РФ Александру Новаку с указанием цены на газ для РБ в 2017г.

Справка «БелГазеты». Цена газа для РБ в 2016г. составляла $132 за тыс. куб.м, Беларусь настаивала на $73. Российские аналитики в первой половине 2016г. допускали получение РБ скидки до $100-110. На практике газ дорожает до $141,1 (+6,81%).

У российской монополии примерно такая же ситуация, как у белорусского промсектора: физические объемы экспорта растут, стоимостные - падают. Standard&Poor’s еще весной 2016г. предупреждал, что если «Газпром» даст слабину, то следом повалится бюджет РФ. Так что у корпорации есть повод для ужесточения ценовой политики по отношению к должнику.

Справка «БелГазеты». Очередной рекорд суточной прокачки газа «Газпром» установил 27 января - 636,4 млн. куб.м. В 2016г. компания экспортировала в дальнее зарубежье рекордный объем газа - 179,3 млрд. куб. м (+12,5% к 2015г.). При этом, по данным ФАС РФ, январские контракты «Газпрома» стоят в среднем ниже $200 за тыс. куб.м, в то время как европейские котировки составляют $220-240.

ПЕРЕРЫВ В БУХГАЛТЕРИИ

У Александра Лукашенко были основания обидеться, что он и сделал: «Меня больше всего удивили заявления моего закоренелого друга Медведева. Нас, кстати, уже пугать начинают, что газ мы будем природный покупать по европейским ценам. Типа того, что будете платить не $150, а $200. Это, знаете, сродни тому, что намек всем - в России, прежде всего, и в Беларуси, - что мы являемся нахлебниками». Обидный намек, даже в отсутствие договоренностей по газу и при недоимке за 2016г. свыше $600 млн.

Обиженный Александр Григорьевич предался эмоциям: «Медведев должен понимать, что если мы будем платить, как в Европе, то кое за что ему тоже придется заплатить. И цена будет неимоверно выше». «Кое-что» первым дешифровал для россиян медиаконсультант Александр Зимовский, долго работавший в системе белорусской власти: «Это 43-й узел связи ВМФ РФ в Вилейке и РЛС «Волга» в Ганцевичах, входящая в систему СПРН РФ и связанная с т.н. «ядерным чемоданчиком» президента РФ. 25-летний срок аренды этих объектов истекает в 2020-21гг. Насчет них Лукашенко и намекнул».

После столь тонкого намека глава государства выступил в жанре, принесшем ему славу в 1990-е гг.: «Наши отношения с Россией - это не бухгалтерия. Бухгалтерия здесь, и цена на природный газ, который не принадлежит Медведеву, не должна лежать в основе наших отношений… Чтобы оценивать эти отношения, надо уходить в середину прошлого века, когда мы третью часть населения положили». От души сказал, как в лучшие годы. И пояснил: «Никаких низких цен мы не хотим на газ. Нам надо, чтобы руководство братской России выполняло свои обязательства. По содержанию и по духу».

Видимо, в связи с этим Лукашенко распорядился свести повестку Высшего госсовета (ВГС) Союзного государства (СГ), который все откладывается и откладывается, с обычных 25 вопросов до 3-4 основных - чтоб разобраться и по содержанию, и по духу.

Увы, Дмитрий Анатольевич не снизошел до полемики с «закоренелым другом». Ответила президенту РБ пресс-секретарь премьера РФ Наталья Тимакова: «Любые политико-экономические отношения, даже с таким близким партнером, как Беларусь, - это всегда бухгалтерия. Правительство России в своей работе обязано учитывать складывающиеся торгово-экономические отношения с другими странами, включая их долги». Намек Тимаковой получился не менее тонким, чем намек Лукашенко.

БАТЬКА ДЕГЛОБАЛИЗАЦИИ

9 марта глава государства попытался теоретически осмыслить метаморфозы своей позиции по интеграционным вопросам: «На смену глобальным интеграционным процессам приходит осознание первичности национальных интересов. Если по-народному говорить, мир национализируется». Лукашенко чутко уловил эту тенденцию, нашедшую отражение в Brexit и победе на выборах в США Дональда Трампа, но истолковал ее, как обычно, в свою пользу.

Между тем 6 марта на неформальном саммите в Версале лидеры 4 крупнейших экономик ЕС - президент Франции Франсуа Олланд, ­федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, премьер-министры Италии Паоло Джентилони и Испании Мариано Рахой - окончательно оформили концепцию «многоскоростной евроинтеграции», при который все члены ЕС по-прежнему равны, но некоторые еще ровнее.

Старая Европа (фактически в границах империи Каролингов) строит внутри ЕС уютный междусобойчик, слегка отгороженный от аутсайдеров Новой Европы.

Справка «БелГазеты». Концепция «Европы двух скоростей» предусматривает более тесную и последовательную интеграцию внутри ЕС стран-лидеров, в то время как все остальные будут интегрироваться лишь в степени, соответствующей их реальным возможностям.

У Москвы таких изысков не получится: ядро ЕАЭС составляет она одна, вместо разных скоростей - разные цены на энергоносители. После саммита в Бишкеке российские политологи с удивлением отметили настороженность Минска к ЕАЭС.

А ведь все было понятно еще в 1990-е гг.: в СГ Беларусь была единственным и привилегированным партнером России, в любом ином формате интеграции она оказывалась не одна, поэтому была обречена перетягивать одеяло обратно в СГ, пробуя на прочность новые надгосударственные объединения.

Об этом говорил и Медведев в Бишкеке: «Участились случаи, когда проблемы двусторонних отношений… переносятся на нашу многостороннюю площадку. Только что это с успехом продемонстрировала белорусская сторона. Исполнение достигнутых нами договоренностей и сам интеграционный процесс в целом становятся заложниками специфически понимаемых национальных интересов». Но не о том ли сейчас рассуждает и Лукашенко?

Помните Неуловимого Джо из анекдота? Беларусь - своего рода Неудержимый Джо: она форсирует интеграцию сама, в надгосударственных объединениях ее действительно никто не держит. Но и сдерживаться, отстаивая «специфически понимаемые национальные интересы», белорусское руководство не привыкло и не намерено.

Добавить комментарий
Проверочный код