Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Президент России предложил обязать белорусские НПЗ использовать российскую инфраструктуру для экспорта нефтепродуктов. Чем это грозит Беларуси в случае отказа от смены логистики?
сокращением поставок нефти из РФ
введением РФ пошлин на нефть
ростом экспорта из РБ нефтепродуктов под видом разбавителей/растворителей
российские войска останутся в РБ после «Запада-2017»
ничем, накануне выборов Путин не пойдет на конфликт с Минском
№10 (1086) 14 марта 2017г. Экономика

Бухгалтерия дружбы и развода

20.03.2017

Славянское братство нельзя выразить в дензнаках. Единое историческое прошлое роднит крепче всяких договоров и контрактов. Кто деньги помянет - тому глаз вон. Такова позиция официального Минска в отношениях с Москвой. Более чем за 20 лет Кремль шел в ее фарватере. Бурчал, ворчал, иногда грозил задвижками и вентилями, но в целом никто толком не ставил вопрос ребром: или мы четко определяем бухгалтерию отношений (мухи), или мы прекращаем интеграционные проекты (котлеты). Это был Кремль, который упал в грязь и вставал с колен. Со второй половины 2000-х Владимир Путин и его команда решили, что Россия встала в полный рост. И ей захотелось гегемонии. Процесс ускорился после создания ЕАЭС и падения цен на нефть. Белорусский лидер протестует, негодует и грозит, наконец, предъявить свою бухгалтерию.

Новый поворот в белорусско-российских отношениях в свежих «Экономических диалогах» обсуждают постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК и руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид ЗАИКО. 

ГЕОБУХГАЛТЕРИЯ РУЛИТ

Ярослав Романчук: - Как в 1995г. Борису Ельцину, так и сейчас Путину и Медведеву Лукашенко предлагает одни и те же аргументы в пользу союза России и Беларуси: мы же друзья, партнеры, у нас одна история, в одних окопах гнили. Мы вместе против аморального, агрессивного Запада и НАТО. Бухгалтерия в наших отношениях не уместна. Аргументация не меняется, а проблемы остаются. Что лежит в основе добрососедства двух противоборствующих сегодня сторон?

Леонид Заико: - Совершенная непредназначенность Лукашенко для уже новой, стратегически продвинутой России, которая может применять различные способы воздействия на мировых игроков. Что такое Беларусь по сравнению с тем же арабским Востоком?

Романчук: - То есть Россия, которая «вставала с колен», была партнером Беларуси с тем Лукашенко, который обещал единое государство, а когда она встала, расправила плечи и начала махать томагавками, танками и ракетами, то это уже другой партнер, вне зависимости от ранее принятых соглашений?

Заико: - Именно так. Во времена Ельцина и раннего Путина утверждалось, что Россия является континентальной, а не супердержавой, что она никогда не будет вмешиваться в дела других стран. Противоречие в том, что Россия очерчивает свою новую конфигурацию, новые стратагемы, при которых она является доминирующим фактором в ближнем зарубежье. Ближнее зарубежье - это их зарубежье. Тем более, судя по американцам, они больше не собираются вмешиваться в дела на ближнем пространстве России. Это первый момент.

Второй момент. Определенные успехи России в своем геополитическом доминировании, в выходе из ситуации континентальной страны на уровень супердержавы - это все, как говорили китайцы в 1950-е гг., рождает гегемонизм. Именно советский гегемонизм китайцы ставили основным упреком СССР.

Романчук: - Но у нас же вроде Союзное государство и ЕАЭС. Белорусская сторона последовательно и упорно настаивает на одном ценностном фундаменте взаимоотношений с Россией - равноправии. Но равноправия никогда не было. И вы сколько раз говорили, что не может быть равноправия со страной, у которой ВВП составляет около 3% от российского. Лукашенко не признает этого. Он продолжает настаивать на равенстве, как, например, Германия и Кипр. Размер разный, а правила работы на рынке едины. Обращение президента Беларуси к «закоренелому другу Медведеву» говорит о том, что он собирается предпринимать какие-то действия. Мол, если вы будете настаивать на бухгалтерии, то вам придется заплатить гораздо больше. Так как выглядит бухгалтерия отношений между РБ и РФ?

Заико: - Хотите новый термин? Геобухгалтерия. Все гораздо проще. В контексте высказываний Александра Григорьевича по поводу руководителей Кремля и других представителей правительства РФ Россия прекращает субсидировать Беларусь. Кремль посмотрел, что в принципе с Европой они сейчас будут иметь другие отношения, с США тоже - они выстраивают собственную гегемонистскую линию. Буду говорить в духе китайских коммунистов: все, всех поставить на место.

Любая интеграция включает в себя интеграционное ядро, в котором может быть несколько стран. В Евросоюзе - это Германия, Франция и еще была Великобритания. Ну и примкнувшие к ним итальянцы и чехи, в подвисшем состоянии. Никогда серьезный специалист ни о каком равенстве не говорит - страны настолько разные по объемам ВВП.

Романчук: - Но Минэкономразвития РФ огласило объем интеграционного гранта, который якобы получила Беларусь в результате партнерства с Россией в рамках существующих интеграционных проектов - $115-135 млрд., по разным данным. Белорусская сторона, как партизан, бухгалтерию по-прежнему скрывает. Лукашенко говорит об угрозах газом и нефтью, но России тоже придется «кое за что заплатить». Что он имеет в виду?

Заико: - Что может потребовать Беларусь? Это содержание двух российских военных баз - в Барановичах и Вилейке. Потом то, что касается транзита - железнодорожного и автомобильного. Потом то, что связано с работой белорусов в России - это в меньшей степени, хотя, может, более сильный экономический фактор. И то, что касается поддержки тех или иных российских международных инициатив, в той же ООН. Но Беларусь не поддерживала Россию в вопросах, связанных с признанием Южной Осетии, эмбарго, санкциями, по украинскому конфликту, присоединению Крыма и по многим другим вопросам.

ВСЯ БЕЛАРУСЬ - ТУНЕЯДЕЦ?

Романчук: - Значит ли это, что Лукашенко, в принципе, привел к ситуации, когда он говорит: слушайте, я поддержу вас там-то и там-то, а вы мне давайте примерно $10 млрд. в год? Лукашенко апеллирует к нематериальным активам. Русские говорят про газ, нефть, электроэнергию, про растворители-разбавители, про товары, услуги и деньги, а белорусская сторона постоянно говорит: ну какая может быть бухгалтерия между друзьями и братьями?

Заико: - Скажу жуткую вещь: надо применить декрет о «тунеядцах» по отношению ко всей Беларуси. Страна не работала и получала от России $5-6 млрд. ежегодно. Тунеядское поведение. Сама позиция белорусского президента как раз к этому и идет - не надо никакой бухгалтерии. А внутренним тунеядцам мы говорим: платите.

Романчук: - Какими цифрами, помимо апелляции к нематериальным активам, может оперировать Лукашенко, например, на очередном заседании Высшего госсовета? Он сказал: «Мы не должны превращать Высший госсовет… в некую заседаловку - приехали, друг на друга посмотрели, перекусили и разъехались, а решения вопросов нет».

Заико: - Ребята, так это же вы скуракочили такую интеграцию. То, что есть - это не интеграция, это клуб несчастных политиков и чиновников.

Романчук: - В этом клубе зарабатывают деньги олигархат и монополии.

Заико: - Кто требует деньги? «Газпром», акции которого есть у всех заинтересованных лиц. «Газпром» - это национальное достояние России. Его защищают все, даже самый демократически мыслящий гражданин. Купил акции «Газпрома» - стал миллионером.

Романчук: - Когда про Медведева говорят: смотрите, сколько у него десятков миллиардов долларов, а люди отвечают, ну, это же премьер-министр, положено же что-то себе откатывать. Когда у людей восприятие «президент, премьер, чиновник - делай что угодно», как с этим феноменом быть? Может, Лукашенко показать фильм Навального про Медведева на БТ, чтобы как-то повлиять на общественное мнение?

Заико: - Обязательно. В России, понимаете… Скажем, Кремль, там придворные. Вор, вор. В России к этому практически все уже привыкли. В России есть две категории людей - которые думают о России и которые воруют. Те, кто думает о России иногда, когда перестают о ней думать, тоже приворовывают.

Романчук: - Так все-таки какой ценник и что можно предъявить Кремлю?

Заико: - Мы останавливаем весь российский транзит и говорим: есть указ, которым предусматривается пропуск через Беларусь российских товаров только с разрешения нашего главного санитарного врача, колеса всех российских машин должны быть обработаны особым белорусским реагентом. Во-вторых, у них должны быть транзитные документы на особой гербовой бумаге, которая не бесплатно выдается. Мы предупредим, скажем, за день: Беларусь вводит электронное правительство, новые электронные документы. И вообще, ребята, езжайте через Латвию, Литву, копайтесь там, латыши как раз завезли танки натовские, американские солдаты появились.

СУВЕРЕНИТЕТ ТРУБЕ ИЛИ ТРУБА СУВЕРЕНИТЕТУ

Заико: - На сегодняшний день Россия может быть отлучена от европейской экономики. Она сама хочет этого - по тем же продуктам питания себя обеспечивает, плюс-минус. Закрытие внутреннего рынка России для западных продтоваров сказалось благотворно на развитии аграрного сектора и на малом и среднем бизнесе.

Романчук: - Может, это шанс для белорусского руководства спрыгнуть именно с нефтегазовой зависимости и начинать, наконец, создавать институты суверенного независимого государства, насколько можно быть независимым в современном интегрированном мире?

Заико: - Лукашенко прозевал это время. Это надо было делать в 2005-08гг. Он засиделся на этой трубе, успокоился, осчастливил всех. А на самом деле белорусская экономика более гибкая, малая и открытая, она может более быстрыми темпами развиваться, чем российская.

Романчук: - В нынешнем состоянии эта машина настолько зажата бюрократией, что я сомневаюсь, что она хоть на шажок сдвинется вперед.

Заико: - Это вопрос времени. Авторитарные, зажатые системы очень быстро рассыпаются. Они строятся на некоем клее, некоей субстанции, субстрате. Когда субстрат вдруг рассыпается, все рушится сразу. Чик - и нету.

Романчук: - Пришло время, когда возможны перемены на самом высоком политическом уровне? На это намекаете?

Заико: - Я не намекаю, я об этом говорю. В принципе, Кремль загоняет в угол. Александр Григорьевич начинает воссоединяться с национал-патриотами, появился тезис о белорусском суверенитете. А какой суверенитет, если вы, ребята, не можете жить без нефти и газа чужого? На что вы потратили 20 лет?

САМИ НАПОРТАЧИЛИ - ВИНОВНИКА НАЗНАЧИЛИ

Романчук: - Фундаментально стоит вопрос: что лежит в основе добрососедства со всеми соседями Беларуси не в режиме быть частью России или с Россией, управляющей геобухгалтерской конторой? Те же Германия или Мальта - они, в принципе, в одном союзе, но никто из Мальты не жалуется на притеснение со стороны крупнейшей страны ЕС.

Заико: - Возникла ситуация, когда Кремль уже не нуждается в Лукашенко и белорусской номенклатуре в ее нынешнем виде, а Запад может пока поиграть с Лукашенко, но они его потом абсолютно сдадут, предадут и прочее. И Лукашенко прекрасно понимает, что у него диапазон возможностей очень узкий, поэтому ему надо делать ставку на национальный бизнес, на своих ученых и интеллигенцию. Предстоит возрождение страны, и необязательно делать, как сделал де Голль, но, по крайней мере, поменять вокруг себя основные принимающие решения элитные группы. Отдать им то, что они хотят. А они хотят предприятия, собственность, хотят быть богатыми и ничего не делать.

Романчук: - Такого, как правило, не получается, если только не постоянно кормиться за счет бюджета и не компенсировать свои ошибки за счет налогоплательщиков.

Заико: - Ребята, берите, но бюджетного вы ничего не получите. Никаких субсидий, ничего вам давать не будем. Стране требуется реконструкция. Я думаю, что Восток и Запад подвели Лукашенко к этой черте.

Романчук: - Получается, что нам нужна бухгалтерия и дружба, прежде всего, внутри страны. Критически важный вопрос - формирование новой команды. Кто должен туда войти, какие будут у нее полномочия, какие отношения она будет выстраивать с силовиками, «красными» директорами и VIP-номенклатурой? Продолжается перетрахивание кадров в рамках той же обоймы. Они, эти кадры, точно не подходят для восстановления полноценной мультивекторности, партнерства бизнеса, общества и власти. Не разобравшись со своими внутренними болячками, едва ли стоит ожидать нормализации отношений с Россией. Кремль ведь идеально подходит на роль главного виновника всех промышленных, аграрных и социальных бед.



Добавить комментарий
Проверочный код