Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Президент поделился сокровенным желанием:«Хочу, чтобы наши ученые изобрели какой-то новый источник энергии, чтобы мы на коленях не ползали даже перед нашими братьями, умоляя их и выпрашивая тонну нефти или куб.м. газа».Какое задание могут получить ученые?
изобрести вечный двигатель
создать комплекс велоэлектростанций
разработать механизм использования энергии черных дыр и нейтронных звезд Галактики
сконструировать генераторы, преобразующие движения артистов балета в электроэнергию
№9 (1085) 7 марта 2017г. Тема недели

Диалог утопающих с топящими

12.03.2017

Интригу XVIII Ассамблее деловых кругов 1 марта 2017г. добавляло публичное обещание Александра Лукашенко принять в ней участие. Свое обещание встретиться с главным редактором «Народной воли» Иосифом Середичем гарант сдержал. Частному бизнесу не повезло. И он опять высказывал свою боль министрам, депутатам ПП НС и представителям райисполкомов. Власти поддерживают риторику о необходимости создания благоприятного делового климата и поддержке национального предпринимательства, но не как основного драйвера структурных перемен, не как новый источник экономического роста, а как мальчика на побегушках, как бесплатное приложение к большому госсектору.

Об этом в свежих «Экономических диалогах» говорят постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК и руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид ЗАИКО. 

ПОДТАНЦОВКА НА ПОБЕГУШКАХ

Ярослав Романчук: - Каково, на ваш взгляд, получилось качество диалога бизнеса и власти на Ассамблее? Республиканская конфедерация предпринимательства на днях опубликовала данные индекса делового оптимизма, согласно которому сегодня 2/3 бизнеса считают качество такого диалога неудовлетворительным.

Леонид Заико: - Наши чиновники не умеют вести диалог, если быть точнее - делают это формально. Как муж, которого жена застукала в постели с другой, начинает оправдываться, какой он хороший - вчера картошку почистил, а сегодня квартиру пропылесосил. Наши чиновники в большинстве своем не умеют ни мыслить, ни говорить. В советское время чиновники хоть говорить могли. Выступления большинства представителей власти могли бы вполне сойти за речи на съезде компартии БССР, ибо с таким уровнем подготовки в Москву на съезд КПСС точно бы не пустили.

Романчук: - Страна третий год находится в рецессии, у нее опасный уровень внешнего долга, критически низкий уровень конкурентоспособности и производительности труда, Беларусь вытолкали из привычных источников экономического роста, а чиновники продолжают работать по инерции, как будто все осталось по-прежнему. Так, глава Госкомимущества (ГКИ) Андрей Гаев в своем выступлении на Ассамблее сказал: вы правильно ставите вопросы, товарищи, мы работаем над обозначенными вами проблемами. Фраза «мы работаем над этим» - прекрасная отговорка на все случаи жизни. Ему в лицо - конкретные случаи разорения бизнеса властями, которые разрывают договоры аренды, ему в лицо - давай приватизацию и доступ к более чем 2 млн. кв.м неиспользуемых помещений, а он - «мы работаем над этим». И еще приговаривал, что, мол, законодательная база у нас хорошая, только бизнес не умеет ей пользоваться.

Заико: - Умение отбиваться, делать Питкин-рожу, как в фильме «Мистер Питкин в тылу врага», для отпугивания врага - все это еще с советских времен. До сих пор чиновники делают такое лицо - у нас все сделано, все принято. Ну и что, что ВВП в долларовом выражении упал на 40%? Ну и что, что посыпался весь экспорт? Мы же написали и приняли 6 документов, 4 постановления, 15 указаний, 24 разъяснения, 146 рекомендаций и т.д. Они работают! И что делать с этими чиновниками-работягами? Увольнять! На Ассамблее они сказали свое последнее слово.

Романчук: - Выступление замминистра экономики Ирины Костевич по поводу лицензирования - типичный случай. В Беларуси за последние годы количество лицензируемых видов деятельности разрослось до нескольких сотен, а Костевич, как достижение, говорила о том, что «в Беларуси отменяется три лицензируемых вида деятельности в области связи и восемь упрощается», что «предстоит серьезный диалог органов госуправления с бизнесом по нахождению согласованной позиции по отмене либо упрощению ряда лицензионных требований». ­Минэкономики в целом, безусловно, поддерживает Национальную платформу бизнеса. Это отрадно, но заблокировать жажду контроля и вытекающей отсюда наживы отраслевых министерств и исполкомов, оно не в состоянии.

Заико: - Глава Минэкономики должен, как декабрист, сказать: мы сделали все что можно, а теперь закрываемся. И предлагает президенту открыть Национальное агентство экономической политики в составе 33 человек. Может, хоть так Лукашенко обратит внимание на конфликты и противоречия внутри собственной вертикали?

Романчук: - У нас почти 90% бизнеса работает на арендуемых площадях. Арендодатель в любой момент может его сковырнуть с места, тем самым разрушив бизнес. А глава ГКИ не видит в этом никакой проблемы: все нормально, просто бизнес плохо пользуется существующими порядками. Гаев ни словом не обмолвился, что нужна приватизация, что людям и бизнесу нужно отдать 80%, по сути, бесхозных активов. Но за 2016г. ни одной приватизационной сделки. Почему у Гаева нет ни тени сомнения, что его министерство делает что-то не так? Ведь мог бы сказать так: владея активами в $150 млрд., в 2016г. мы заработали энное количество денег, тем самым уменьшив налоговое бремя для вас, уважаемые бизнесмены. Понятно, что руководство ГКИ - это лишь исполнители воли сверху, но сегодня ведь можно делать конструктивные предложения, а не только ждать приказов и распоряжений.

Заико: - Если глава ГКИ подпишет некую бумагу по продаже активов, то завтра к нему заявятся из Госконтроля и скажут: пацан, ты что подписал? Тебе кто-то давал указание? Ведь Александр Григорьевич постоянно говорит, что без его подписи и его разрешения ни один сарай продан не будет. Вот и идет процесс превращения заводов в сараи.

Романчук: - Когда один человек решает, продавать заброшенный цех, туалет или канцелярскую кнопку, это уже проблема управления. Что бы бизнес ни говорил про регуляторную нагрузку, штрафы и проверки, пока государство будет владельцем 80% активов, пока оно будет распределять через бюджет более 40% ВВП, до тех пор бизнес будет оставаться на подтанцовке, на задворках, будет мальчиком на побегушках.

МОНСТР, ПОЖИРАЮЩИЙ СТРАНУ

Романчук: - Возмущение у бизнеса вызвало выступление на Ассамблее замминистра финансов Дмитрия Кийко. По его подсчетам, если реализовать предусмотренное Национальной платформой бизнеса предложение по введению моратория по уплате налога на прибыль до 2021г. и уменьшению в 5 раз обязательств по имущественным налогам, то дефицит бюджета составит порядка 15% ВВП в год. Но этого Минфин не может допустить, поэтому, друзья, мы обречены на то, что Беларусь будет тратить 40-42% ВВП - и будьте счастливы. Когда руководители министерства финансов рассуждают, как бухгалтера и простые счетоводы, а не профессионалы со знанием теории налогообложения и фискальной политики, нам не видать снижения налоговой нагрузки.

Заико: - Как-то мой коллега, немецкий профессор, попросил меня о встречах в Нацбанке, Мин­экономики и Минфине. После встреч он сказал, что самые лучшие специалисты у нас в Нацбанке, в Минфине - нулевые, а в Минэкономики его просто удивили - он не понимает, зачем данное министерство вообще нужно. Что до налога на прибыль, то это лакмусовая бумажка. Думаете, если его убрать, люди станут жить хуже? Нет, просто поток доходов потечет из одного русла в другое - если раньше он шел в министерства чиновникам, то после отмены потечет людям.

Романчук: - А знаете, кто тогда будет жить хуже? Те, кто нормирует затраты, проверяет, накладывает штрафы, мешает предпринимателям работать, постоянно влезая с проверкой к ним в каждую статью затрат. Президент и органы госуправления создали систему, которая сейчас пожирает страну. В Беларуси 1703 контрольных органа, но никто из многочисленных представителей власти, выступавших на Ассамблее, не сказал: действительно, мы нагородили ерунду, давайте сократим их количество в 10 раз. Никто не сказал, что выполнит поручение президента и радикально сократит количество функций государства.

Заико: - Никто и не скажет, потому что никто не хочет быть белой вороной.

Романчук: - Власть даже не думает, сколько денег можно сэкономить, сократив в 5 раз аппарат контролирующих органов. Глава Мин­экономики Владимир Зиновский сам сказал, что 90% времени при работе над актами и законопроектами уходит на согласование лоббистской мелочевки. То есть сидит какой-нибудь управляющий на бюджетных потоках у себя в концерне и ни за что не хочет соглашаться на то, что предлагают предприниматели, например на передачу активов в руки бизнеса.

Глава ГКИ высказался по поводу необходимости разделения функций государства как регулятора и как собственника так: «Это правильный вопрос, над этой темой мы работаем, понимая, что существует где-то даже определенный конфликт интересов в управлении сферами деятельности и имуществом». Всего лишь «определенный конфликт интересов»? На самом деле это ключевой вопрос системы госуправления. Нацбанк, Минфин, Таможенный комитет - регуляторы, контролеры и одновременно участники коммерческих организаций. И это далеко не самые плохие примеры. Больше всего зла от коммерциализации деятельности Минпрома и Минсельхозпрода. Даже президент обращает внимание на необходимость разделения функций государства как регулятора и как собственника, а Гаев не считает, что это конфликт фундаментальный и является одним из корней существующей рецессии.

Заико: - Это же конфликт акционеров, конфликт интересов на уровне оперативного управления и механизма реализации собственности. Дорогой товарищ Гаев должен запомнить фразу «механизм реализации собственности» - если ее услышат иностранцы, то сразу поймут, что он разбирается в своем деле.

Как писал Илья Ильф, Беларусь - «край непуганых идиотов. Самое время пугнуть». Сегодня это может сделать только Александр Григорьевич, послезавтра этого он уже не сделает - это будет делать другой человек.

БЕЛОРУССКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АНОМАЛИЯ

Романчук: - Глава Министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) Владимир Колтович на Ассамблее сказал, что основную цель созданного около полугода назад министерства можно сформулировать так: «Выше интересов конкуренции могут быть только интересы национальной безопасности». Декларация намерений правильная. А будет ли реакция МАРТ на указ президента от 28 февраля 2017г. N46 «О государственных закупках медицинских изделий, лекарственных средств и лечебного питания»?

Согласно указу, проведение централизованных закупок медтоваров будет осуществляться по перечням, подлежащим утверждению госорганами (Управделами президента, республиканскими органами госуправления и госорганизациями, подчиненными правительству, облисполкомами и Мингорисполкомом), а также определены организаторы закупок медтоваров - на 2-летний срок ими стали РУП «Белмедтехника», РУП «Белфармация», подчиненные Минздраву, и РУП «Белорусский протезно-ортопедический восстановительный центр», подчиненное Минтруда и соцзащиты. Все остальные отдыхают - их просто отстранили от централизованных закупок. О какой свободе конкуренции на рынке можно говорить? Представляете, какие могут быть монопольные накрутки на лекарства? Больницы и поликлиники заставляют покупать белорусские лекарства и препараты, цены на которые завышены.

Заико: - Это белорусская экономическая аномалия. А МАРТ с Управделами не справится, не будет предпринимать каких-либо против него действий - Колтович не самоубийца.

БИЗНЕС НА ДУЛЕ

Романчук: - Чем закончится формально идущий диалог власти и бизнеса? Речи о партнерстве и равенстве участников даже быть не может. Как бы критически мы не относились к выступающим на Ассамблее чиновникам, но они гораздо ближе к повестке дня бизнеса, чем те, кто никогда на подобные мероприятия не ходит, в первую очередь, люди в погонах. Они, как тот Шариков, душили, душим и душить будем.

Заико: - Наибольшее достижение последних лет в диалоге бизнеса и власти - это ваш диалог с Александром Лукашенко на «Большом разговоре с президентом». Этот диалог был виден.

Романчук: - Но он пока не имел никаких последствий для экономической политики. Что бизнесу надо сделать, чтобы чиновники хотя бы начали осознавать его значимость для страны? Ведь бизнес - это рабочие места, инвестиции, прогресс, наконец - будущее страны.

Заико: - Знаете, как поступили англичане с возмутившимися против их владычества сипаями? Их за локти привязывали к дулу пушки и без снаряда, одним порохом, расстреливали. «Дьявольский ветер» неизбежно разрывал тело жертвы на куски.

Вот и белорусский бизнес привязали к пушке с названием «Белорусское правительство». Осталось только поднести спичку.



Добавить комментарий
Проверочный код