Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№9 (1085) 7 марта 2017г. Тема недели

Ассамблея задора и раздрая

11.03.2017, Ярослав Романчук

Герои и антигерои XVIII Ассамблеи деловых кругов

Консолидация делового сообщества Беларуси - это факт. Практически все сколь-нибудь значимые бизнес-ассоциации и союзы страны объединились для поддержки Национальной платформы бизнеса (НБП) 2017г. «От взаимопонимания к взаимодействию». Когда одним фронтом выступают малый бизнес, ИП, госпредприятия, инвесторы, экспортеры, производители промышленной и сельхозпродукции, а также строительный и ИТ-сектор, правительство не может высокомерно и безразлично игнорировать их позицию и рекомендации, особенно в условиях затяжной рецессии.

НЕОБЫЧНАЯ КОНФИГУРАЦИЯ КОАЛИЦИИ «ЗА МЯГКИЕ РЫНОЧНЫЕ РЕФОРМЫ»

Ассамблея стала центральным событием Недели белорусского предпринимательства. К ее проведению активно подключилось Минэкономики. В этой структуре стейкхолдеры НПБ-2017 нашли организационную и во многом содержательную поддержку.

В выступлениях министра Владимира Зиновского и его заместителя Ирины Костевич было много слов поддержки предпринимательству. К тому же модератором одной из сессий ­Ассамблеи был Петр Арушаньянц, директор департамента по предпринимательству Мин­экономики. Такое партнерство бизнеса и одной из структур правительства уже генерировало ряд позитивных предложений, вошедших как в проект НПБ-2017, так и в проект Стратегии развития предпринимательства.

К этой неформальной коалиции за институциональную и структурную модернизацию экономики присоединилось Министерство антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ). Его министр Владимир Колтович анонсировал ужесточение борьбы с монополистическими, дискриминационными практиками, от кого бы они ни исходили.

Минэкономики и МАРТ выглядят как естественные партнеры малого и среднего бизнеса (МСБ). Однако в системе принятия госрешений их мнения и аргументы, к сожалению, далеко не всегда побеждают. Для преодоления инерции старой системы, противодействия традиционным лоббистам, которые концентрируются в Минпроме, Минсельхозпроде, силовых структурах и даже на уровне руководства Совмина, требуется личная мощная харизма и смелость. Эти качества в руководителях органов гос­управления явно не поддерживались.

Предложения бизнеса часто идут вразрез с позициями Минфина, Минналогов и сборов, а также Нацбанка. А ведь есть еще исполкомы, концерны, холдинги и многочисленные государственные коммерческие организации, имеющие устойчивые связи с топ-дисижнмейкерами страны. Чего стоит один Михаил Мясникович. Председатель Совета Республики никогда не принимал участие в Ассамблее деловых кругов, но его влияние и возможности внутри вертикали, похоже, больше, чем весь потенциал Минэкономики и МАРТа.

При всей поддержке позиции частного предпринимательства Минэкономики и МАРТ едва ли можно назвать убежденными, последовательными сторонниками свободного рынка. ­Минэкономики сосредотачивает свое внимание на административно-правовой нагрузке на бизнес. Оно обещает сократить регуляторную нагрузку, в т.ч. за счет сокращения числа лицензируемых видов деятельности, административных процедур, а также через введение обязательной оценки регулирующего воздействия принимаемых актов законодательства.

Минэкономики поддерживает позицию бизнес-сообщества по сокращению штрафов, проведению проверок, декриминализации законодательства и созданию инфраструктуры для развития бизнеса. К сожалению, одно министерство не может противостоять бюрократической и фискальной экспансии государства.

По информации Ирины Костевич, за последние 5 лет число административных процедур увеличилось на 36,9%, до 787 единиц. Нагромождены проблемы в сфере лицензирования. Обещание Минэкономики, как и у Дональда Трампа, реализовать принцип «введению новой административной процедуры должна предшествовать ликвидация двух старых» представляется слишком меленным и неустойчивым способом дерегулирования.

МАРТ тоже имеет свои тараканы в голове. В 2016г. торговая инспекция приостанавливала работу 662 объектов торговли и общепита. Бизнес наказывают за несоблюдение ассортиментных перечней, реализацию просроченных товаров. В числе причин для наказания по-прежнему значится «необоснованное повышение цен». Еще только обсуждается вопрос исключения процедуры согласования времени работы точек торговли или общепита.

Для создания в стране условий открытой конкуренции важно не повторять ошибок России и Украины по определению коммерческих организаций, занимающих доминирующее положение на товарных рынках. Только на республиканском уровне таких организаций 175. А ведь есть еще областные списки.

Например, в Гродненской области таких субъектов 53, среди которых такие организации, как ОАО «Лидский комбинат бытового обслуживания», ОАО «Гродно Рембыттехника» и даже группа лиц (ИП Лошак М.А., ИП Лошак А.В.) плюс ООО «БеркутСервис», осуществляющие техобслуживание и ремонт домофонных систем на территории Гродненского района. При таком мельтешении в интерпретации границ рынка для определения монопольного или доминирующего положения МАРТ никогда не добьется заявленной цели - создания в стране единого экономического пространства в Беларуси.

НОМЕНКЛАТУРНЫЕ ПРОТИВНИКИ ЧАСТНОГО БИЗНЕСА

На Ассамблее не были явно представлены основные оппоненты частного предпринимательства - промышленное и аграрное лобби номенклатурных фаворитов. В эту группу коммерческих организаций входят постоянные участники госпрограмм, получатели льготных кредитов, налоговых и таможенных льгот. Они активно используют административный ресурс, и против них очень сложно выиграть дело в судах.

Их точку зрения во многом отражал замминистра финансов Дмитрий Кийко, председатель Госкомитета по имуществу (ГКИ) Андрей Гаев и зампредседателя Верховного суда, председатель судебной коллегии по экономическим делам Василий Демидович. Один из руководителей Минфина категорически отверг даже возможность ведения дискуссии по вопросу сокращения нерыночного сектора в экономике, т.е. объема доходов и расходов органов госуправления. Кийко оценил, что введение моратория на уплату налога на прибыль до 2021г. и 5-кратное уменьшение имущественных налогов повлекут 15-процентный дефицит бюджета. Это пример того, как нельзя оценивать изменение в налоговом законодательстве. В свое время тот же Минфин и Минналогов и сборов выступали категорически против введения плоской шкалы подоходного налога на физлиц. Мол, будет дырка в бюджете. После же введения плоского налога объем поступлений вырос в разы. Есть десятки примеров из различных стран, когда отмена или радикальное сокращение налоговой нагрузки в целом и налога на прибыль в частности генерировали быстрый рост, в конечном итоге позволяющий собирать больше налогов в бюджет.

К сожалению, Минфин превратился в бухгалтерию по финансированию и частичному регулированию хотелок Администрации президента и Совмина. Он до сих пор ни разу не провел аудит госрасходов на предмет их эффективности, влияния на конкурентоспособность страны и экономику в целом. Основной месседж Кийко звучал, как приговор частному бизнесу. Государство было и останется в пределах 41-43% ВВП. Все, что можно было сократить, мы уже сократили. Так что если вам не нравится налоговая нагрузка - это ваши проблемы.

Не менее обескураживающим было выступление председатель ГКИ Андрея Гаева, заявившего, что законодательная база в сфере имущественных отношений качественна и только сами предприниматели до сих пор не научились ею пользоваться. Про приватизацию и качество управления госактивами он вообще ничего не сказал, а вот чего можно ждать по вопросу разделения функций государства как регулятора и как собственника: «Это правильный вопрос, над этой темой мы работаем, понимая, что существует где-то даже определенный конфликт интересов в управлении сферами деятельности и имуществом». Когда и как будет ликвидирован этот конфликт, Гаев не сказал. Клише «ведется работа» должно, очевидно, успокоить частный бизнес, около 90% которого работает на арендованных площадях. ГКИ этот факт совсем не смущает.

Наконец, Василий Демидович категорически не согласился с утверждением, что в Беларуси нет независимого суда. Он посчитал, что цифры о количестве банкротств и дел на рассмотрении у судей являются убедительным доказательством того, что судебная система у нас работает не с запрограммированной благосклонностью к госсубъектам, а как настоящая Фемида с завязанными глазами.

В итоге клэш между сторонниками системных рыночных реформ и их противниками закончится апелляцией к главе государства. Бизнес-сообщество при поддержке Минэкономики, МАРТа и частично Нацбанка будет настаивать на изменении отношения к условиям ведения частного бизнеса. Минфин, Минналогов и сборов, ГКИ, Минпром, Минсельхозпрод и силовой блок гнут свою линию: в стране уже созданы благоприятные условия для бизнеса. Налоги снижать дальше некуда. Имущество и активы продавать никто не собирается. Государство было и останется вездесущим, всеохватывающим и всепроникающим. Так, по мелочам что-то еще можно подчистить, подкрасить, а так в Беларуси вполне даже европейская система регулирования экономики.

Добавить комментарий
Проверочный код