Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Минских безработных будут привлекать к оплачиваемой уборке лесопарковых зон. Что с ними ещё делать?
задействовать в отрядах народных дружинников на акциях протеста
собирать урожай в резиденции в Дроздах
использовать на строительстве канала Нарочь-Браславские озёра
провести конкурс «Лучший тунеядец-2017»
собрать сборную РБ по футболу
№5(1081) 7 февраля 2017г. Тема недели

Спрос на либерала или либерализм?

08.02.2017, Ярослав Романчук

Взгляд инсайдера на «Большой разговор с президентом»

Пресс-конференция Александра Лукашенко - «Большой разговор с президентом» - 3 февраля 2017г. отличалась от предыдущих аналогов по целому ряду позиций.

Первое - внутренний и внешний контекст: обострение конфликта с Кремлем, продолжение рецессии в экономике, деиндустриализация, рост напряжения на рынке труда - сложно подобрать темы для радостного разговора перед избирателями.

Второе - стагнация управленческого аппарата и острый дефицит новых идей от него: формальный, усталый подход к пятилеткам, сдобренный казенными «усовершенствовать», «упрочить» и «стимулировать» не внушает доверия, не вызывает оптимизма.

Третье - засасывающая трясина бюрократии, «красного» директората и 1703-х контрольных органов парализует инвесторов, производителей товаров и услуг. Нужен был некий оригинальный ход, новый подход к проведению 7,5-часового разговора. Выбор пал на либерала - автора этих строк. Неожиданно много внимания, сильное раздражение у определенной части оппозиции и власти, лавина недоуменных «почему?». И еще больше вопросов, что это значит, в т.ч. для меня самого.

НИЧТО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО «ЯРОСЛАВ, ДА»?

Первый и единственный раз в жизни я встречался с Александром Лукашенко 20 декабря 2010г. в условиях острого поствыборного напряжения. Повестка для той пятиминутной встречи перед телекамерами была далекой от экономических реформ, либерализма и функций государства. С тех пор каждый из нас занимался своими делами. Президент реализовывал план IV пятилетки, модернизировал экономику, обеспечивал выход интеграции с Россией на новый уровень, встраивался в международный контекст, в привычной для себя манере проводил совещания, регулировал экономику указами, тасовал чиновников и депутатов. В общем, руководил Республикой Беларусь, управлял ЗАО «Беларусь» и профессионально держал пульс на теле белорусского общества и бизнеса.

Я занимался своей научной, аналитической, просветительской работой. Как и обещал, представил президенту «Антикризисный план для Беларуси». Чиновники написали на него пространный ответ в стиле типичной отписки и вульгарной трактовки системных предложений по созданию в стране рыночной экономики. Такова была судьба моего предложения провести диалог о сути экономической и социальной политики.

Потом издал очередную книгу «Теория и практика провалов государства». Она развивала мою теорию системных трансформаций, но внимания со стороны властей она, как и предыдущие 11 книг, не удостоилась. Регулярные публикации аналитических докладов, статей в СМИ дополняли и развивали мои взгляды, но ни разу никто из представителей властных органов не предложил что-то обсудить или прояснить.

Каждый год вместе с коллегами из бизнес- и аналитического сообщества разрабатывали, представляли и продвигали Национальную платформу бизнеса. Терпеливо объясняли властям важность создания благоприятных условий для производителей товаров и услуг. Редкие представители госорганов серьезно отнеслись к нашим предложениям. Остальные продолжают отмахиваться от повестки для бизнес-сообщества, как от назойливых мух. Номенклатура не захотела видеть в национальном бизнесе полноценного партнера. Еще меньше внимания уделялось предложениям экспертного сообщества. Это стало одной из причин обострения кризисных явлений в экономике страны в последние два года.

Летом 2016г. вошел в рабочую группу по разработке Стратегии развития малого и среднего предпринимательства Беларуси на период до 2030г. Эту деятельность координирует Мин­экономики. За полгода прошло только одно заседание. Процесс идет ни шатко ни валко. Как бы он ни закончился, больших надежд на него питать не приходится. В Беларуси приняты десятки стратегий и концепций, которые пылятся не востребованные на полках.

И вот в таком контексте я получил приглашение на «Большой разговор с президентом». Я последовательно и принципиально поддерживаю культуру диалога, что позволяет ученому, аналитику реализовать себя, влиять на содержание экономической политики. Поэтому сомнений в участии в этом мероприятии не было.

Холл Национального выставочного центра БелЭКСПО наполнили журналисты, депутаты, политологи, VIP-номенклатура, руководители вузов, представители общественности и большого бизнеса. Критерии, по которым приглашались люди, известны лишь организаторам встречи.

Все было похоже на то, что будет нечто традиционное в формате «вопрос-ответ». Задать даже один вопрос в такой ситуации весьма проблематично.

ПОЧЕМУ РОМАНЧУК?

В самом начале пресс-конференции, после краткого вступительного слова президента, хотел отреагировать на сказанное и скромно поднял руку. Не прошло и пару минут, как ведущая, пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт дала мне возможность задать вопрос.

Решил спросить о главном - о сути и состоянии «белорусской модели». Глава государства неоднократно утверждал, что она себя оправдывает, что ее не нужно менять. Но цифры и факты убеждают в обратном. По ключевым качественным показателям белорусская экономическая модель проигрывает рыночным аналогам с высоким уровнем экономической свободы.

Александр Лукашенко заявил, что он хотел бы видеть науку в основе идеологии и экономики. С этим тезисом я полностью согласен. Экономика - тоже наука. И вот экономическая наука, как и экономическая история, не знают ни одного случая в мире, когда бы малая открытая экономика, в которой госрасходы превышают 40% ВВП, а государство владеет 80% активов, которая практикует жесткий торговый протекционизм, обеспечивала бы долгосрочный, быстрый, инклюзивный экономической рост. НИ ОДНОГО случая в истории. Вот я и спросил, на какой научной основе зиждется убеждение президента, что «белорусская модель» себя оправдывает, особенно в условиях резкого охлаждения отношений с Россией.

Готов был подтвердить свою точку зрения многочисленными фактами. Но до них дело не дошло. А получился неожиданный формат постоянной апелляции ко мне со стороны президента на протяжении практически всего мероприятия. Тому может быть несколько причин.

Первая причина. Я являюсь убежденным, последовательным сторонником свободного рынка и либерализма, адаптирую экономическую теорию к конкретной экономической политике. Я разработал не только теорию системных трансформаций, но и практику (законопроекты, концепции) перехода от госплана к рынку с конкурентными экономическими и социальными институтами. Возможно, президент хотел оттенить свою позицию, отталкиваясь от своей теоретической и практической противоположности. Он неоднократно делал акцент на справедливости, человечности экономики, которой якобы нет в модели свободного рынка. Это типичное заблуждение, но предложенный формат не предполагал обстоятельного обсуждения этого тезиса. Тем не менее президент сказал, что у него нет жесткого отторжения частной, рыночной экономики, что нужно лишь больше времени и внимания для социальной адаптации. Вроде бы хорошо, но не будем забывать, что заявления вроде «не вовремя» звучат уже на 26-й год формирования экономических и правовых институтов суверенной Беларуси.

Вторая причина. Я являюсь убежденным критиком экономической политики правительства, опасной имитации деятельности Совмина, Администрации президента по выводу страны из рецессии, нейтрализации опасных трендов в экономике (деиндустриализация, накопление долгов и неплатежей, расширение сферы бедности). Активный обмен мнениями с Романчуком, постоянные ссылки на него - это форма публичного давления на министров, VIP-номенклатуру. Мол, вы тут мне про свои достижения не вешайте лапшу на уши. Независимый экономист публично описывает и разъясняет суть вашего очковтирательства и шапкозакидательства. Если вы не будете работать качественно, то придут либералы-патриоты, а вам места в системе госуправления не будет.

Третья причина. Я являюсь убежденным сторонником диверсификации белорусской экономики, многовекторности внешней политики. Я уверен, что только тесная кооперация и партнерство с развитыми странами, создание современных институтов развития и роста могут обеспечить не только высокий уровень благополучия, а также надежные институты защиты суверенитета. Это важный аргумент в условиях кризиса интеграционных объединений с Россией. Самым мощным новым источником роста белорусской экономики является национальное предпринимательство. Для его раскрепощения не нужно согласия Кремля или новая программа МВФ. Надо реализовать на практике те предложения, которые изложены мною в книгах, платформах и статьях.

Возможно, Лукашенко интуитивно понимает это, признает необходимость радикально улучшить условия для бизнеса. Отсюда такое внимание ко мне, как к либералу, но пока еще не к либерализму, к рецептам Австрийской школы экономики. Время покажет, был ли этот интерес тактическим и ситуативным или он был предвестником нового качества диалога с главой белорусского государства.

 

Добавить комментарий
Проверочный код